Наненкас. Часть 9: Да начнется битва…

Тяжело быть деревом, когда вокруг столько топоров...

После долгого перерыва тауренка Наненкас снова возвращается! В пору издавать книгу о приключениях Наненкас и ее друзей, вам не кажется? =) Госпожа Лара, как всегда, удивила своим умением писать интересно и захватывающе.

Напомню, что друзья готовились к решающей схватке с Чемпионами Альянса. И, хотя уверенность в своих силах была в них велика, всех тревожил предстоящий день битвы. Всех, кроме кровожадного орка-воина Крегга…

Часть 1
Часть 2
Часть 3
Часть 5
Часть 6
Часть 7
Часть 4 Часть 8

Ваши пожелания, идеи по возможному развитию сюжета только приветствуются автором. Критика не возбраняется, но она должна быть конструктивной.

Юджин ушел к порталу, чья нестабильность представляла сейчас большую угрозу скорому возвращению на поверхность. Румхо руководил прибывшими людьми.

Воины Фордринга осторожно извлекали тела погибших из-под паучьих трупов и укладывали их к ногам лекарей, освобождая от погнутых доспехов и сломанного оружия. Под грудой нерубских землеглотов обнаружили чудом уцелевшего Гариэля. Паладин едва дышал и его удалось освободить от мертвой хватки покрытых острыми шипами ног, лишь изрядно поработав кинжалами. Прочные латы спасли эльфу жизнь — хитиновые иглы намертво застряли в доспехах, но не смогли их пробить. Эльфа освободили от лат, бережно уложили на носилки и отнесли к порталу.

Голубоватой искристой жидкости осталось на пару глотков. Нанни поболтала флягой, раздумывая, стоит ли беречь остатки. Пожалуй, нет, в ближайшее время перерыва на отдых не предвидится. Времени итак в обрез, души друзей ждут воскрешения, блуждая в дымчатом сумраке переходного мира. Но кто знает, сколько драгоценных минут отмеряно им на ожидание?

Наненкас, откинув сомнения и горестные мысли, распрямилась во весь свой немаленький рост. Она смотрела на гордые, строгие лица своих друзей: эльфийки Евы, отрекшихся Варгас и Скайра, тауренов Мао и Рамтара, орка Крегга. Она воскрешала в памяти самые смешные, самые добрые и самые трогательные воспоминания о своих друзьях. Вот они вытаскивают застрявший в механизме Левиафана хвост Рамтара — от хохота тогда у всех сводило животы, а вот застолье перед вторым боем в Колизее – Крегг с неиссякаемым потоком тостов, яркое пламя костра и неспешная беседа с Мао, сияющая улыбка Евы – она просит застегнуть новый пояс. Жизнерадостные образы друзей один за другим вставали перед внутренним взором тауренки.

Шаман и друид повернулись к погибшим, раскинув в стороны руки, как будто распахнули объятья для дружеской встречи. Мощные копыта словно приросли к холодному полу, хвосты подрагивали в едином ритме. Глубокий голос Румхо разрезал застоявшийся воздух пещеры, заставил людей замолчать и отойти от лекарей на почтительное расстояние:

«Я несу в себе силу Матери
Той, что славна своим могуществом, своим терпением,
Склоняю голову пред ее мудростью и прошу со всем уважением»

Наненкас почувствовала, как на кончиках пальцев загорается теплое изумрудное пламя. Ее голос присоединился к бархатному баритону шамана:

«Позволь воспользоваться даром твоим, силой твоей,
Вернуть жизнь лучшим из твоих детей.
Позволь позвать сквозь сумрак липкий моих друзей…»

Невольные свидетели ритуала почтительно молчали, захваченные торжественностью и величием момента. В едином жесте таурены вскинули руки, направляя искрящиеся зеленые потоки каждый в свою цель:

- Ева, я зову тебя! – с силой выкрикнула Наненкас.
- Скайр, я зову тебя! – призвал друга Румхо.
- Мао, я зову тебя!

«Я зову тебя…» — вторило невесть откуда взявшееся эхо

***

Крегг так быстро сорвался с места, что чуть не сбил Нанни с ног. Но его резкий рывок всего лишь на мгновение привел в замешательство противников. Раздались резкие команды на чужом языке и грозные соперники обнажили оружие.

Только что картинка была статичной, как вдруг все завертелось перед глазами с невероятной скоростью. Отблески факелов и заклинаний заплясали на остро отточенных мечах. Помня наказ Скайра не стоять на месте, Нанни побежала вдоль стены, огибая сражающихся по широкому кругу.

Не понимая толком, кто именно может сейчас получить серьезные травмы, она раскидывала веером легкие, но имеющие продолжительное действие заклинания Омоложения и Буйного роста. Крегг, как и обещал, крепко приложил обухом по голове паладинку и теперь пытался связать ей руки оторванным подолом плаща. Девица оказалась на редкость крепкой и отчаянно лягалась, покрывая орка отборными ругательствами.

Туда-сюда по арене, потряхивая хвостом и то и дело рискуя отморозить лапы в кольцах холода, трусил Гриними – выполняя приказ хозяина, он гонялся за гномом. Тому стоило большого труда вовремя втягивать обтянутую расшитым шелком пятую точку, чтобы избежать неприятного укуса. Мао схватился с рыцарем смерти, обрушив на того шквал ударов и не давая даже оглянуться на остальных воинов, а где-то в гуще столпотворения окружили шамана остальные бойцы.

Нанни расслаблено вздохнула, кажется, на нее никто не обращал внимания. Она остановилась, чтобы перевести дух и направить более глубокое заклинание исцеления на Мао, который заметно устал удерживать рыцаря смерти и стал чаще пропускать удары. Зеленые всполохи Восстановления окружили воина, и он тут же расправил плечи. Довольная результатом Нанни уже приступила к заклинанию для следующей цели, как вдруг мощные челюсти сомкнулись на покрытом корой боку Древа жизни. Нанни взвизгнула – Древо жизни лишь скрипнуло челюстями, и рванула в сторону. Проклятая кошка охотницы совсем вылетела у тауренки из головы! Леопард фыркнул, во все стороны полетела содранная с Нанни стружка, и приготовился к прыжку.

- Мамочки! Спасите! – вопль друидки потонул в свисте магических стрел, огненных шаров и лязге оружия. Наненкас хлестнула ветками леопарда по оскаленной морде и снова припустила по кругу в надежде, что кто-нибудь увидит ее затруднительную ситуацию и остановить зверюгу. Но друзья были заняты более серьезными противниками, и бегай — не бегай, а лечить их было нужно. Даже вездесущий Юджин, к большому сожалению Наненкас, не мог сейчас освободить подругу от досаждающего леопарда.

Нанни кое-как приказала себе собраться с мыслями и, поборов иррациональный страх перед сотней килограмм мускулов, несущихся сзади, швырнула в кошку Корни. Леопард зашипел и, не удержав равновесие, грохнулся мордой об пол. Древо жизни самодовольно мигнуло глазами-блюдцами: драгоценные секунды, необходимые для того, чтобы оценить обстановку, были получены.

Мимо тауренки пробежал маг, преследуемый повизгивающим от предвкушения обеда демоном, и Нанни показалось, что чародей бросил на нее понимающий взгляд. В центре арены стоял грохот и треск, а чуть поодаль потерянно цокала копытцами по полу миниатюрная овечка – Юджин сдержал обещание присмотреть за охотницей.

Судя по оживленным крикам Скайра, шамана удалось уложить и теперь друзья кинулись к следующей цели. «Жаль, что это не ты, зараза, — отправила тауренка мысленный посыл леопарду, — так, что у нас еще есть в арсенале?» Дубовая кожа спасла Нанни еще на несколько мгновений, она даже позволила кошке пару раз тяпнуть себя за ноги, пока творила целительные заклинания, ориентируясь уже только по дружественным аурам. Рассматривать, кто есть кто, не было времени…

Ряды противников заметно поредели, вот уже и рыцарь смерти свалился к ногам Мао безжизненной грудой доспехов, поодаль Гриними чавкал над обожженным трупом мага – Варгас помог питомцу догнать цель. Заклинание превращения закончило свое действие, и вместо милой овечки появилась разъяренная охотница. Выкрикивая проклятья то на эльфийском, то на общем языках, она еще посылала стрелы то в одну, то в другую цель, но и ее жизнь таяла на глазах. Связанная паладинка лежала в стороне от сражения, не подавая признаков жизни, навряд ли Крегг предоставил ей такой шанс. Из воинов Альянса на арене остался стоять один друид.

Нанни, как завороженная, забыв про клыкастого преследователя, смотрела, как из последних сил враждебное Древо жизни пытается воздеть вверх ветки, призывая силы природы исцелить его. Но каждая его попытка была обречена на провал, Крегг орудовал топором так, что во все стороны сначала полетели щепки, а вскоре и брызнула кровь. Орк, дико вращая глазами, развернулся в поисках новой цели.

- Успокойся, Крегг, друг мой! — мягко сказал Гариэль. Он убрал меч и снял шлем, но старался держаться от орка на почтительном расстоянии. – Больше никого не осталось. Только мы, твои друзья! Мы победили!

Орк недоверчиво посмотрел на паладина, пелена ярости и безумия постепенно таяла в его глазах.

- Мы победили?!

- Мы победили? – крикнул Скайр, обращаясь к зрителям и Верховному лорду.

Трибуны Орды взорвались в ответ ликующими криками. Зрители повскакивали со своих мест, потрясая в воздухе оружием, восторженные поклонницы Гариэля сорвались на визг, на арену полетели невесть откуда взявшиеся цветы. Трибуны Альянса хранили гробовое молчание.

Наненкас обернулась в поисках своего преследователя, но нигде его не обнаружила. Боевая кошка словно растворилась в воздухе. Тауренка расстроилась: «Ну вот, теперь даже никто не поверит, что я весь бой от нее бегала».

- Пустая и горькая победа…- голос Фордринга слегка дрогнул. – Нам следует беречь силы для решающей битвы. Свергнуть Короля Лича мы сможем лишь вместе, сплотив ряды в едином порыве!

Глухой рев пронесся над трибунами, никому не нравилось выслушивать сейчас запоздалые нравоучения пожилого паладина. Надо отдать должное, Верховный лорд сумел вовремя остановить уже было сорвавшуюся с языка пламенную речь про дружбу, единение и цель цели всех народов Азерота, и вознамерился объявить последнее испытание.

- Эй-эй-эй! – голос Варгас чуть было не сорвался на визг и прозвучал слишком резко и непочтительно к столь многоуважаемой персоне, как Тирион Фордринг. – Мне кажется, мы заслужили отдых!

Верховный лорд с удивлением взглянул на арену, словно впервые увидел бойцов и словно это не они последние несколько минут кружились в смертельной пляске, оставляя после себя обожженные и разрубленные на куски трупы.

Скайр сердито сверкнул глазами на Варгас.

- Что? – игнорируя испепеляющий взгляд жреца, непокорный чернокнижник упрямо вздернул острый подбородок. – Нам нужен отдых.

- Точно, всем кроме Гриними, — Ева состроила брезгливую гримаску в сторону демона, который перестал наконец хрустеть гномьими костями и ласковым щенком тыкался в руку чернокнижника, требуя ласки.

Скайр с сожалением вздохнул. Разгоряченный победой, тем не менее он не мог игнорировать вопрошающие взоры своих друзей, им всем требовался отдых.

- Мы просим перерыв перед последним испытанием, — ответил Фордрингу жрец.

- Хорошо, герои! – в голосе лорда чувствовалось облегчение. Разгоряченная толпа болельщиков могла доставить немало неприятностей и поставить под угрозу всю идею объединения фракций для боя с Королем Личом.

«Небольшой перерыв остудит горячие головы, главное, усилить охрану лагеря на эту ночь, чтобы вовремя гасить возможные стычки, — подумал Фордринг. — Пожалуй, можно даже пригласить еще одну группу дивных хохотушек-эльфиек из Луносвета, дабы отвлечь ненадолго воинов от их кровавого ремесла. Или какого-нибудь покорителя демонов, пусть устроит небольшое представление».

Перед мысленным взором паладина возникло кровавое пятно, которое осталось от неудачливо Непопамса и которое всего пару часов назад слуги с трудом отскребли от пола.

Фордринг поморщился: «Нет, пожалуй, обойдемся без призывателей. Что ж, эльфийки – тоже хорошая идея!»

Лорд грохнул латной перчаткой по деревянным перилам:
- Герои, отправляйтесь на отдых! Завтра вас ждет последнее испытание!

Друзья облегченно переглянулись, радуясь долгожданному перерыву. Наненкас в последний раз коротко поклонилась обоим трибунам и едва сдерживая нетерпение зашагала к выходу.
Под навесом у портала Мао возился с каким-то увесистым мешком. Таурен пыхтел от усилия, затягивая узлы. Наненкас изумленно мотнула головой, ей показалось, что из мешка на мгновение высунулся пятнистый хвост.

- Ты чего это тут пакуешь? – с любопытством спросила друид. Увлеченный процессом Мао от неожиданности подсочил на месте, резко развернулся к Наненкас, но не удержался и со всего размаха грохнулся закованным в латы задом на мешок. Из-под плотной ткани донеслось раздраженное урчание.

Воин сделал большие невинные глаза и преданно посмотрел на тауренку:
- Да это… гостинцы вот собираю, племяш давно просит какое-нибудь диковинное домашнее животное. Он, понимаешь, охотником стать хочет… А тут этот подвернулся… Жаль животину, убили бы…

Наненкас вытаращила глаза:
- Ты спёр леопарда?!

Продолжение следует…

Еще на эту тему: