Наненкас. Часть 3

Появилась третья часть истории про тауренку Наненкас, написанная госпожой Ларой. Если вы пропустили начало истории, то вы можете сперва прочитать первую и вторую части.

Наненкас пораженно молчала. Скайр был жрецом-отрекшимся и предводителем их небольшой боевой группы. Он определял, как вести бой и какую хитрость применить к очередному монстру, назначал лекарей и бойцов, выбирал время спуска в подземелья и выбивал награждения в Бюро регистрации достижений для всех участников похода. Но совсем недавно произошел случай, после которого о новых сборах стоило на длительное время забыть, как считала Наненкас.

Обычно в случае смерти кого-то из членов команды всегда был шанс на воскрешение умершего, на такие обряды способны все лекари, прошедшие достаточную подготовку. Друиды же наделены даром воскрешать погибших даже в процессе боя. Заклинание быстрого возрождения у друидов занимало немного времени, в отличие от традиционных обрядов воскрешения, и его использование практически всегда давало результат. Наненкас приходилось уже несколько раз накладывать подобные заклинания, в том числе и на Рока, которому регулярно доставалось по зеленой черепушке.

Но в тот раз что-то произошло. Что-то, что никак не укладывалось в голове Нанни.

Обряд возрождения в бою не дал обычного результата. Ее силы бесполезным потоком просачивались через неподвижное тело орка и тонули в холодных плитах каменного пола Ульдуара. Войдя в состояние священного транса, она призывала дух Рока вернуться в тело, взять предложенную жизненную энергию, заставить биться сердце, вдохнуть воздух и открыть глаза. Но ответом была тишина.

Вокруг кипел бой, безумная кошатница Ауриайя визжала, как будто попала в котел к своему дружку Игнису, то и дело призывая на помощь воняющих падалью и мокрой шерстью огромных кошек. Группе, лишившейся острого меча Рока, приходилось тяжело.
После боя, когда молодого орка извлекли из-под трупа Ауриайи, к обряду воскрешения приступили другие лекари, эльфийка-паладин Ева и Скайр. Но и им пришлось сдаться. Погибшего орка невозможно было воскресить.

Говорят, такое иногда случается. Мать земля выбирает, кому суждено уйти, раньше других использовав все выделенные на жизненный цикл возрождения. И не важно, кто нанес смертельный удар, безумный гигант или противник из Альянса.

Нанни не думала о том, что в случившемся был виноват сам воин, вовремя не прикрывшийся щитом, она остро чувствовала лишь свою вину и не могла даже представить, что кто-то так быстро может заменить Рока в их команде.

- Эй,ты чего?
- Юджин, прошло всего три дня со смерти Рока, а Скайр уже приводит новичка? На такой цинизм способен только отрекшийся…
- Нанни, Скайр все понимает, но сейчас тяжелое время, и каждый день задержки чреват тем, что потом мы все будем ходить под пятой Плети. Надо продолжать бороться, двигаться дальше.
- У Скайра нет сердца! – На глаза тауренши навернулись непрошенные слезы. – У меня руки дрожат, когда я думаю о том, что могу потерять еще кого-то! Ты знаешь, каково это, а? Когда от тебя зависит чья-то жизнь, а ты чувствуешь, как она выскальзывает из пальцев, как шелковая ниточка? Я не смогу пойти сегодня с вами! Не смогу! И вашего нового воина видеть не хочу!

В глазах мага появились льдинки, которые не предвещали ничего хорошего:
- Закрой рот, друид, и прекрати истерику. В происшедшем нет твоей вины. И весьма эгоистично с твоей стороны думать исключительно о себе, а не о своих друзьях. Или от страха твоя голова стала пуста и зря носит рога таурена, а сердце в груди заменили древесной лягушкой?

Наннни, которая ожидала, что ее, как минимум, пожалеют и погорюют вместе с ней, уставилась на отрекшегося. В больших карих глазах застыла обида. А маг безжалостно продолжал:
- Чем больше мы убьем приспешников Лича, тем больше жизней спасем тем, кто любит радоваться солнцу. И так мы отомстим за смерть Рока. К слову сказать, Куруш, его девушка, восприняла весть о его смерти куда более достойно, чем ты.

Так вот куда маг отлучался в последний раз, пока она заливала горе и стыд фестивальным пивом! Наненкас понурила голову:
- Спасибо, Юдж, я бы не смогла посмотреть ей в глаза… Я и не думала, что ты способен на такой поступок…
- Мы чаще добрее, чем кажемся, Нанни. И ценим дружбу, — уже мягче сказал маг. – Ну? Вытерла сопли? Собирайся, до сбора осталось совсем немного. Сегодня Скайр поведет нас в Испытание крестоносца. Он решил, что такого рода состязания развлекут нас. Да и новое обмундирование не помешает, а за битву на арене в награду дают хорошие доспехи. Мы даже успели удачно пообщаться кое с кем по поводу того, как выжить, сражаясь с созданиями, которых выпускают на арену Колизея.

Вечером вся команда собралась на Ристалище Серебряного авангарда в Ледяной короне, у Камня встреч перед шатром Колизея. Абсолютно разные личности, волею судеб и организаторского таланта Скайра, вставшие в строй тысяч таких же борцов с Плетью.
Поодаль от основной группы, на расстеленных прямо на земле плащах сидели эльфы крови, воздушные и нереально красивые паладины, брат с сестрой. Грациозные, с одинаково длинными белыми волосами, завязанными в высокие хвосты, они неизменно вызывали опасливое восхищение окружающих.

Трудно было определить их возраст, им могло быть и двадцать и двести двадцать лет, но Нанни хотелось верить, что они молоды так же, как она. Ева всегда находилась в движении, ее сложно было заставить стоять на месте и Рамтар даже как-то предложил проверить, не скрывает ли она под доспехами хитрый инженерский моторчик.

В противоположность сестре Гариэль был задумчив и сосредоточен, что часто воспринималось как надменность и презрение ко всем, в чьих жилах не течет благородная кровь эльфов. Сердца восторженных эльфиек с завидной регулярностью разбивались об эту его задумчивость, а сестренка, скаля мелкие острые зубки, не упускала возможности подшутить над любовными похождениями брата.

Однако сегодня Ева была тиха и грустна. Увидев приближающуюся Наненкас, поднялась и молча сжала ей руку.

- Мне кажется, дамы, вы слишком много значения придаете смерти, а не жизни. — Заметил рослый таурен с огромный кольцом во влажном носу. Перед каждым боем он с такой силой вонзал в землю свои тотемы, что казалось, и этого достаточно, чтобы монстры разбежались по углам. А его кольцу в носу Наненкас тайно завидовала. Когда она однажды осмелилась поделиться с Юджином идеей о том, что хочет разжиться таким же колечком, тот высмеивал ее несколько дней, расписывая, как будет водить ее по Даларану за кольцо в носу.

Наненкас не разговаривала тогда с ним неделю. Она искренне возмущалась тому, что ношение колец в носу и позолоченных наконечников на рогах мужскими особями считалось нормальным и даже красивым, но тауренке, рискнувшей так себя украсить, грозили лишь удивленные взгляды и смешки в спину.

- Румхо, наши дамы находятся еще в слишком нежном возрасте и поэтому не знают, что дух павшего воина скорее оценит смерть своего врага, которая случилась благодаря их умелым ручкам, чем бесцельно пролитые слезы, — включился в разговор Крегг, свирепого вида воин-орк, любовно правивший точильным камнем огромный топор.

- На День Мертвых мы все принесем поминальный хлеб к могиле Рока на кладбище под Оргримаром и станцуем ритуальный танец с его духом. А сейчас рекомендую сосредоточиться на предстоящем мероприятии, у Румхо есть свитки с примерной тактикой, вчера весь вечер писали. — Закрыл тему Юджин и вернулся к беседе с другим отрекшимся, чернокнижником Варгас.

- Интересно, насколько хорош будет наш новенький? Кто-нибудь о нем слышал? – спросил друид Рамтар, племянник Румхо. – Будет ли он так мастерски владеть мечом, как Рок?
- Рам, ты бы лучше позаботился о том, чтобы тебе хвост в бою не прищемили, как в прошлый раз, когда ты из-под Левиафана его двадцать минут вытащить не мог. А насколько хорош новый воин – оценит Скайр и старшие товарищи, — прервал юного таурена шаман. – Свиток с тактикой я дал тебе еще вчера. Ты читал?

Рамтар обиженно засопел. Замечание было справедливым, но очень обидным и никакого отношения к бою на самом деле не имело. Хвост случайно застрял в гусенице треклятого механизма в тот момент, когда любопытный друид побежал осматривать останки поверженной машины. Ну да, на его освобождение действительно пришлось потратить время. Но зато нахохотались-то как!

Молодой таурен собрался было уже соврать что-нибудь убедительное насчет тактики, когда на горизонте показался ковер-самолет Скайра. Рядом неторопливо махал крыльями ездовой дракон с восседающим на нем тауреном. «Уф!», — подумал друид и торопливо полез в дорожную сумку искать свиток, чтобы успеть прочесть хоть немного из того, что набросал суровый родственник.

Еще на эту тему: