Наненкас. Часть 4

Вышла четвертая часть истории про Наненкас, любовно написанная госпожой Ларой. Искусность автора растет не по дням, а по часам. И что особенно приятно, начинает формироваться довольно лихо закрученный сюжет… Кто знает, быть может из-под пера Лары выйдет новая баллада, не уступающая творениям заграничных писателей на тему World of Warcraft.

Особенно хотелось бы отметить, что стиль рассказа достаточно сильно изменился по сравнению с первыми версиями. Теперь, благодаря практически полному отсутствию игровых терминов, история будет понятна и людям весьма далеким от игры.

И помните, что ваши комментарии оказывают большое влияние на ход событий! Высказывайте свое мнение и, кто знает, быть может именно ваш комментарий подскажет автору интересные изгибы сюжетной линии =). Лично мне еще с книги Толкиена “Властелин колец” в любых фэнтезийных историях особенно нравится внимание к деталям и проработка персонажей: привычек, внешности, характеров. Приятного чтения.

P.S. Совсем забыл упомянуть, что все иллюстрации к рассказу сняты лично автором истории, что придает ей еще большее очарование.

Незнакомый таурен не спеша опустил дракона возле Камня призыва, бросил поводья подбежавшему конюшенному, поправил меч на широкой перевязи. Глубоко посаженные глаза спокойно оглядели группу: удовлетворенно кивнул, увидев Румхо и отрекшихся, чуть улыбнулся орку Креггу и спине отчаянно роющегося в сумках в поисках свитка Рамтара, задержался взглядом на паладинах. Подошел, тяжело ступая и, почесавши зудевший под броней бок, представился:
- Мао. Но можете звать меня Мощный.

Друзья по очереди назвали свои имена. Все заинтересованно разглядывали новичка. Гариэль с Креггом оценили тяжелый, покрытый рунами меч и огромный щит. Юный Рам, так и не нашедший дядин свиток, с восторгом смотрел на широченные, словно стол в таверне Оргримара, плечи воина, толстую шкуру с густой рыжеватой шерстью, в которой запросто могла бы запутаться пущенная врагом стрела и острейшие изогнутые рога. Угрожающего вида шлем, который воин держал под мышкой, был похож скорее на приличных размеров котел.

- Кажется, кого-то не хватает, — сказал Скайр, внимательно наблюдая за знакомством.
- Наненкас, — вздохнул Юджин, — в своем репертуаре…


Нанни, раскрыв от восхищения рот, бродила по Ристалищу. Даже невооруженным взглядом было видно, что сюда съезжаются лучшие из лучших воинов. Пропахшие потом, с опаленной шерстью и мозолистыми руками, в великолепной броне, искатели славы от Альянса и Орды чистили от запекшейся крови оружие, обсуждали тактики, устраивали дуэли, пили эль или просто спали, подложив под головы седла своих ездовых животных. Тауренше казалось, что все смотрят на нее свысока, потому что ее доспехи не могли похвастаться таким величием, а скромный кинжал она и вовсе спрятала в складках одежды, чтобы не позориться.

От главного шатра арены Колизея расходились четыре галереи, под которыми были размещены все необходимые для жизнедеятельности поселения лавки. В воздухе стояла удивительная смесь самых разнообразных запахов со всех концов света, большинство из которых тауренша чуяла впервые.

Запах раскаленного металла смешивался с ароматом свежей выпечки, диковинных пряностей и зелий. Вкусно пахло свежевыделанной кожей и древесиной. Ткачи, инженеры, алхимики на разных языках нахваливали свои товары, а за небольшую плату обещали поделиться секретами своего мастерства с жаждущими постичь азы профессий.

Вокруг главной арены были размещены шатры и турнирные арены отдельно для Альянса и Орды, а также Серебряный шатер рыцарей Серебряного авангарда, которые принимали у себя и тех и других, и раздавали всем желающим приглашения померяться силами с чемпионами обоих фракций. Состязания устраивали на копьях, верхом на ездовых животных. Нанни, для которой этот вид единоборства был в диковинку, с интересом посмотрела несколько поединков, с азартом болея то за одного, то за другого участника.

А чего стоили невиданные, устрашающего вида звери, накрепко прикованные к кольям в земле под бдительным оком ловчих. Неужели это с ними придется сегодня бороться? У Нанни пересохло в горле. Что за мысли приходят иногда в голову Скайра! Сидели бы в таком знакомом и уже почти ставшем родным Ульдуаре, нет, приспичило ему показать свою удаль на арене.

Нестерпимая вонь ударила в чувствительный к запахам нос тауренши так, что пришлось прикрыть его рукавом. Задумавшись, она не заметила, как подошла слишком близко к одному из чудовищ. Магнотавр — создание, напоминающее гибрид мамонта и кентавра, спал стоя, одурманенный снотворным или заклинанием. Рядом лениво ковырял длинным грязным когтем в зубах ловчий. Увидев округлившиеся глаза тауренки, самодовольно сказал:
- Магнотавры не так глупы, как кажутся. Присматривать за Гормоком довольно сложно, но не беспокойся – он крепко привязан и никуда не денется до начала состязаний. Меня зовут Хакан, а тебя как, малышка?

Наненкас предпочла не знакомиться со страшноватого вида ловчим. Проигнорировав вопрос, поспешно попятилась и чуть не сбила с ног пожилого клыккара, который чистил клетку. Клетки во множестве громоздились одна на другую и в каждой из них сидел хвостатый снобольд. Снобольды грустно смотрели на нее маленькими голубыми глазенками, пытаясь просунуть сквозь прутья усатые мордочки.

- Я забочусь об этих существах, ведь Гормок не может этого сделать. Не по душе мне эта бойня, но у него хотя бы будет шанс сразиться в бою, — покачал головой клыккар.
- А этих малышек тоже выводят на арену? – удивленно спросила Нанни.
- Оо, таурен, сразу видно, что ты здесь впервые. Они очень любят своего хозяина и ни за что не оставят его одного. Эти бежали следом за ловчими от самой Грозовой гряды. Ни горные перевалы, ни патрули не смогли остановить их. Отловить удалось только здесь, когда магнотавра усыпили и приковали.

Наненкас задумалась. Большую часть сознательной жизни она провела с Юджином, который указывал, кто враг, а кто друг. Врагов следовало убивать без сочувствия, потому что они были либо зачарованы, либо служили злу за горы золота и обещанную власть, а то и вовсе все вместе. Монстры, чудовища, безумные фанатики по разумению Нанни неспособны любить, дружить, быть верными или заботливыми. На Ристалище тоже должны были быть враги, подлежащие уничтожению. Но слова клыккара, его трогательная забота о снобольдах и самоотверженность самих зверюшек посеяли сомнение в сердце друида.

- О, вот ты где! – услышала Нанни голос Варгас. Судя по тому, что чернокнижник изрядно запыхался, он пробегал уже не первый круг вокруг Колизея в ее поисках. – Давай быстрей, уже прилетели Скайр и Мощный.
- Кто мощный? – переспросила тауренка.
- Таурен, Нанни, таурен. Хороший такой, толстенький, тебе понравится.
- У него что, имени нет?
- Его зовут Мао. А Мощный… Видимо это второе имя, он и правда производит такое впечатление, — сказал Варгас, едва поспевая за широким шагом Наненкас.
- Да он еще и скромня-я-я-га, — насмешливо протянула друид. – Ну, давай посмотрим на твоего толстячка.

Скайр с неудовольствием посмотрел на опоздавшую, за его спиной Юджин строил гримасы и отчаянно жестикулировал, из чего было понятно, что лидер группы очень недоволен поведением Наненкас. Жрец повернулся к воину:
- Мао, это третий лекарь, друид Наненкас. Наненкас, это – Мао, наш новый воин.
- Здравствуй, — пророкотал таурен.

Нанни, взглянув на него, почувствовала смутное беспокойство. Для верности посильнее втянула воздух широкими ноздрями, принюхиваясь. Череда смутных образов пронеслась в ее голове: таверна, гоблин с хитрющими глазами, льющееся из бочонка пиво, глаза перепуганного ездового барана, чьи-то руки, покрытые густой рыжеватой шерстью.
- О! — Нанни поперхнулась на выдохе, словно получила промеж рогов дубиной и уставилась на новичка, отчаянно пытаясь растолкать свою память. На руках, покрытых шерстью, воспоминания заканчивались.
- Что? – раздраженно спросил Скайр.
- Ничего, просто мы уже встречались, — с ухмылкой сказал Мао. – Имели совместную прогулку на баранах.
Друзья заинтересованно посмотрели на тауренку.
- Да, только тогда Вы носили топор. То-то я Вас и не признала сразу. — Кое-как справившись с собой, промямлила Нанни. А про себя подумала: «Ну, рыжий гад, броненосец с котлом на голове, дай мы останемся одни и я научу тебя быть тактичным!»

- Ну что ж, — потирая руки, сказал Скайр, к которому возвращалось благодушное настроение. – Пойдемте. Верховный лорд Тирион Фордринг хочет сказать нам пару приветственных слов перед тем, как мы выйдем на арену.
- Поторопимся, итак опаздываем, — добавил Юджин.

По деревянным ступеням разношерстная команда поднялась на одну из галерей Колизея, заканчивающуюся мерцающим зелеными переливами порталом.
Нанни сделала глубокий вдох и шагнула вслед за остальными в изумрудную дымку.

Колизей Авангарда

Еще на эту тему: