Наненкас. Часть 5: Первая кровь в Колизее Авангарда

Давно не публиковались материалы о похождениях забавной, чуть неуклюжей, но  очаровательной тауренке — Наненкас. Наверное, кое-кто мог малодушно подумать, что вдохновение автора иссякло? Но нет же! Предлагаю вашему вниманию 5 часть истории про Наненкас: Первая кровь в Колизее Авангарда. Напомню, что группа отважных искателей приключений, зализав раны после неудачи в обители титанов — Ульдуаре, отправилась в Колизей Авангарда…

История посещения Колизея написана просто шикарно. Я бы ни за что не поверил, что можно так точно передать ощущения от боя, не используя игровых терминов и сленга! Браво, Лара!

Трудно было ожидать чего-то особенного от внутреннего убранства Колизея, но арена поражала аскетизмом: крепкий дощатый пол, редкие гербы на каменных стенах.
Встретивший друзей человек, поглаживая каштановую бородку, представился распорядителем Колизея и объяснил основные правила состязаний: арена закрывается, как только начинается бой и покинуть ее нельзя, после каждого этапа состязаний полагается небольшая передышка. Если команда устанет – можно сделать перерыв даже на несколько дней. Нет, на ездовых животных соревнования не устраиваются. Да, состязаться нужно будет и с животными тоже. Не убивать?
На этом вопросе, заданном Нанни, распорядитель стушевался и дальнейшую беседу проводил со Скайром, отведя того в сторонку.

- Ты взяла с собой свиток? – с мольбой в глазах обратился к тауренке Рамтар. – Я свой куда-то потерял.
- Нет, конечно, откуда он у меня? – вопросом на вопрос ответила Наненкас.
- Как же так! Всем раздавали свитки, а ты даже его не прочла!
- Не было у меня никакого свитка, Рам. Судя по всему, ты его тоже не читал.
- Читал, но хотел повторить, — насупился таурен.
- Успокойся, Рам, там описано с десяток чудовищ и демонов, ты бы все равно столько не запомнил, — хохотнул Крегг. — Может быть, против нас поставят таких, которых в свитке и не было.

Откуда-то сверху послышался гул, и Нанни только сейчас заметила, что под сводами Колизея расположены лавки, которые сейчас быстро заполнялись зрителями. Послышались аплодисменты с половины амфитеатра, заполненного Ордой и свистки с половины Альянса. Тауренка моментально почувствовала себя неловко, словно оказалось без одежды в таверне, полной пьяных троллей.

- Ух ты, а это кто? Вон те громилы в центре трибуны? – Нанни тихонько толкнула в бок Крегга.
- Да что с тобой, Нан, это же сам Тралл! – голос орка звучал возбужденно. – Сам Великий вождь здесь!! А рядом – Гаррош Адский Крик!
- Да ты что, я думала, Тралл уже старик! А этот могучий орк выглядит молодым и полным сил!
Но Крегг уже не слушал её. Он выбежал на середину арены и, потрясая огромным топором, издал боевой клич своего племени. Зрители одобрительно закричали в ответ. У Наненкас зазвенело в ушах и поплыло перед глазами. Она пыталась найти взглядом глаза Юджина, но маг все время умудрялся оказаться к ней спиной.

Предупреждающе взвизгнули трубы. В амфитеатр поднялся седовласый мужчина. Манера держаться и породистое лицо выдавали в нём благородное происхождение. Когда стихли последние аплодисменты, человек в приветственном жесте раскинул руки, обращаясь к участником состязаний и зрителям:

- Добро пожаловать, герои! Лучшие из лучших, вы услышали призыв Серебряного Авангарда и без колебаний откликнулись на него! В этом Колизее вам предстоит сразиться с опаснейшими противниками. Те из вас, кто смогут пережить испытания, войдут в ряды Серебряного Авангарда, который направится в Цитадель Ледяной Короны. Вместе мы свергнем Короля-Лича!

Хорошо поставленный голос Верховного лорда проникал во все уголки арены, в нем звенела сталь и грохотали боевые барабаны, он манил к победе и обещал вечную славу героям.

Голова Нанни стала потихоньку проясняться, она стала различать отдельные звуки и наконец-то увидела рядом с собой Юджина. Он ободряюще улыбнулся, сунув тауренке флягу с магическим зельем, усиливающим заклинания:
- Не бойся, Нанни, я с тобой. Все будет хорошо. Выпей. И главное, слушай Скайра, внимательно слушай его команды.

Нанни схватила бессмертного за рукав, заглянула в мерцающие зеленью глаза:
- Юджин, мы же не будем никого убивать?
Маг внимательно посмотрел на тауренку:
- Что-то с тобой случилось сегодня, Наненкас. Весь день ведешь себя глупо и задаешь такие же вопросы. Скорее трансформируйся!

Нанни послушно прикрыла глаза, замерла. Кожа вместе с доспехами мгновенно сморщилась, посерела и задубела. Рога истончились, превратившись в тоненькие ветки с редкими листочками, челюсть уродливо выдвинулась вперед, а глаза превратились в два светящихся голубых блюдца.
- Красотка! – Как всегда, хихикнула стоящая рядом Ева.
- Да уж, — проскрипела друид. Голос казался чужим, язык слушался с трудом. – Если здесь кто-то вздумает брызгаться водой – пущу корни.

Мир вокруг Наненкас слегка изменился. Теперь она четко видела вокруг участников испытания разноцветные ауры, сообщавшие ей о настроении и самочувствии их владельцев. Спокойные, словно высеченные изо льда ауры бессмертных. Играющая оранжевыми всполохами – орка Крегга. Паладины же словно разделили пополам маленькое солнышко, так мягко золотились их ауры. На зрителей Нанни даже не стала поднимать взгляд, яркие ауры разгоряченных ожиданием зрелища болельщиков могли причинить боль ставшим чувствительными глазам.

Скрипнули массивные ворота в дальнем конце арены, и Фордринг объявил первое испытание:
- Из самых глубоких темных пещер Грозовой Гряды был призван Гормок Пронзающий Бивень! В бой, герои!
Со стороны Орды донесся могучий голос Гарроша Адского Крика:
- Я видел и более достойных соперников в Багровом Круге! Ты напрасно тратишь наше время, паладин!

«Конечно, Гаррош, тебе – герою, доводилось видеть и нечто более устрашающее, но мне чего-то уже не по себе», — мысленно поспорила с великим орком Наненкас, разглядывая появившуюся на арене гору шерсти, мускулов и клыков. Спящий магнотавр и этот магнотавр, размахивающий похожей на ствол дерева дубиной разительно отличались друг от друга. Пожалуй, только воняли одинаково неприятно.

Послышались первые команды Скайра:
- Разойтись в стороны! Гариэль, Мао, берете на себя!
- Ева – твои Мао и Гариэль! Нанни – на нас с тобой все остальные! – Скайр костлявым пальцем указывал лекарям цели для лечения.

Паладин и новый воин метнулись к Гормоку. Наненкас приготовилась читать заклинания. — Эй, самец, ты здесь самый главный? – налетел на магнотавра Мао и закружился вокруг, нанося удары, стараясь отвлечь его внимание от остальных участников боя.
Опешивший магнотавр, потеряв ориентацию, в ярости махал дубиной, стараясь попасть в раздражителя. Тем временем Рамтар, обратившийся в солидных размеров боевую кошку и Крегг заходили сбоку, ища наиболее незащищенное место на шкуре врага, а Гариэль, опустив забрало готовился включиться в своеобразный танец и отвлечь Гормока от Мао, когда тот устанет.

Юджин и Варгас, покачиваясь в одинаковых боевых стойках, отправляли в магнотавра магические стрелы и огненные шары. Румхо, стоя в окружении тотемов, прищурившись, выпускал из рук длинные искрящиеся молнии. Лязг металла, тупые удары дубины о щит, выкрики заклинаний и яростные вопли Гормока заполнили арену.

«Все как всегда, только теперь вместо Рока этот невоспитанный таурен. – Отстраненно думала стоящая вместе с остальными лекарями поодаль боя Нанни, взмахом рук накладывая на «танцующих» коротенькие заклинания лечения и рассуждая сама с собой. – Мужчины не могут жить без войны, без вкуса крови на клыках… Посмотри на них, у них безумные глаза, губы выкрикивают что-то нечленораздельное, убери от них магнотавра – они поубивают друг друга».
Резкий хлопок и внезапное жжение заставили Наненкас отвлечься от рассуждений. Вокруг нее полыхал огонь.
- В сторону! Из огня — в сторону! – последовала сухая команда Скайра, который моментально наложил на обожженные руки зазевавшейся тауренки лечебное заклинание. – Откуда здесь огонь?!
В ответ со спины магнотавра раздалось злобное хихиканье и еле различимые в шуме боя звуки возни. Незаметные доселе снобольды, восседая на спине магнотавра, ловко метали во врагов хозяина сосуды с зажигательной смесью.

Количество огненных облаков увеличилось, и теперь уже всем героям приходилось принимать участие в мрачном вальсе, кружа по арене. Нанни мгновенно вышла из сонного ритма.
Наненкас теперь только и успевала отлечивать ожоги, отдав полностью на попечение Евы контроль за здоровьем Гариэля и Мао, по которым все с большей уверенностью и силой дубасил магнотавр.

- Боги, что это? – Закричал Варгас, когда на него сзади набросилось нечто и, повизгивая, принялось расцарапывать шлем.
- Снобольд! – В отчаянии закричала Нанни. – Отцепите, просто отцепите его!
- Снять! – хрипло каркнул, даже не крикнул, Скайр. – Варгас – к центру!
Чернокнижник, пытаясь оторвать от лица цепкие коготки существа, оскальзываясь на крови, натекшей с раненого магнотавра, неуверенным шагом направился к центру арены.

Навстречу ему уже спешил Гариэль, примериваясь нанести мечом удар по зверьку таким образом, чтобы не лишить головы и товарища. Магические заклинания и острый меч паладина одновременно вонзились в снобольда, в воздухе запахло паленой шерстью и спустя секунду маленький трупик упал под ноги чернокнижнику.
Гормок взревел, поводя наполненными яростью и болью глазами. С его груди клочьями свисала разрубленная броня, из многочисленных ран текла кровь. Магические заклинания оставили на его теле отвратительные ожоги, сочащиеся сукровицей, окруженные спекшейся кровью и остатками кожи. В отчаянном порыве магнотавр протянул руки к безжизненному тельцу снобольда и тут же Мао, торжествующе крича, погрузил в его грудь свой огромный меч.

Труп Гормока горой лежал в центре арены. Осиротевшие снобольды, горестно завывая, бросились врассыпную, молниеносно скрывшись в неприметных дырах в полу Арены. Огненные островки притушили дежурные маги.
Наненкас готова была заплакать, если бы только Древо Жизни могло плакать. Она испытывала жалость к убитому зверьку и отвращение к себе за это бессмысленное на её взгляд убийство.

- Не расслабляться! – окрик Скайра заставил всех обернуться. В ту же секунду ворота распахнулись вновь и выпустили на арену двух огромных йормунгаров.

Из амфитеатра донесся хорошо поставленный голос Фордринга:
- Приготовьтесь к схватке с близнецами-чудовищами! Кислотной утробой и Жуткой чешуёй!

Сестрички были явными переростками. Нанни доводилось видеть этих полузмей-получервей в Грозовой гряде, и они были едва ли выше ее роста, головы же этих йормунгаров можно было разглядеть лишь с риском свернуть себе шею. Жесткие седые волосы украшали чешуйчатые тела чудовищ по хребту от головы до хвоста. Крохотные глазки горели жаждой убийства, мощные челюсти непрерывно двигались, словно уже перемалывали свою добычу.

- Тебе какой червяк по нраву, Гари? – голос Мао звучал гулко из-под шлема.
- Жуткая чешуя, — зловеще засмеялся эльф. – Звучит поэтично!

Скайру даже не пришлось объявлять, кто примет на себя основной удар в этот раз, воин и паладин одновременно бросились каждый к своей цели. Бой сместился с центра арены ближе к воротам, которые впустили йормунгаров.
Наненкас старалась не смотреть на страшных змеюк, сосредоточившись на девяти аурах, которые передвигались по арене.
- Пооооберегись! – На Нанни летел огромный металлический предмет. Тауренка в испуге пригнулась и чудом избежала столкновения.
Неопознанным предметом оказался Мао, которого злобно шипящая Утроба откинула хвостом на приличное расстояние. Наненкас содрогнулась: с доспехов воина стекала, ядовито шипя, зеленая жижа.
- Плюется! – коротко сообщил таурен и вновь побежал к чудовищу. Однако движения его заметно замедлились, и вот уже он шел, едва передвигая ноги, пытаясь взмахнуть мечом на развернувшегося на него червя.
Аура Мао заметно побледнела и Наненкас спешно начала читать мощное исцеляющее заклинание, поводя перед собой большими деревянными ладонями.
- Гариэль – к Мао! Скорее, а то он застынет! – возбужденный голос Скайра вонзился в звуки боя.
Гариэль, весь в водовороте огненных всполохов, которыми наградила его Чешуя, побежал к застывшему таурену. Как только он приблизился на расстояние шага, ядовитый покров спал с воина, нейтрализованный частицами огненной чешуи.
- Всем поступать так же! – скомандовал жрец. Наненкас же в очередной раз удивилась, как ему удается следить за боем, раздавать указания и лечить одновременно.
Бойцы стали уставать. Несмотря на свои гигантские размеры, черви были достаточно подвижны и ловко наносили удары направо и налево, балансируя на хвостах. Краем глаза Нанни видела, как морщится Ева, воздевая в молитве к небу закованные в латные перчатки руки. Ей было гораздо тяжелее, чем Нанни, предпочитавшей доспехи их кожи.
- Мерзость, гадость! – шипел Рамтар, стараясь вонзить поглубже когти в тело чудовища.

Рядом Крегг методично взмахивал топором, ловко уворачиваясь от очередного плевка Утробы.
Неожиданно раздался треск разрушаемого пола и Чешуя мгновенно исчезла в дыре, заставив бойцов спешно отскочить от разверзшейся черноты. Нанни, сосредоточенная на лечении, даже не заметила, что первая тварь уже лежит на полу арены, содрогаясь в предсмертных конвульсиях.
Скайр знаками показал всем собраться в центре и замолчать. Под полом угадывалась неровная вибрация, получервь-полузмея выбирала место, чтобы неожиданно выбраться на поверхность. За секунду до того, как пол в очередной раз содрогнулся и в воздух полетели щепки, бессмертный взмахом руки отправил туда осторожно шагающих бойцов. Амфитеатр взорвался одобрительными криками зрителей. Нанни уже успела забыть об их существовании! Ее мир сузился до размеров арены, по которой, щелкая челюстями, в бешенстве крутилась злобная ядовитая тварь. Мгновение – заклинание, мгновение – заклинание. «Мать-Земля, Великая Богиня, обращаюсь к тебе, дай мне силы сохранить жизни, вверенные мне» — шептала Наненкас, направляя заклинание в Рамтара, получившего сильное рассечение.
По нарастающему сверху гулу радостных голосов и аплодисментам Нанни поняла, что и вторая тварь повержена. Она закончила читать заклинание, с удовольствием отметив, что рана на плече друида затянулась ровной тонкой ниточкой и подняла взгляд на своих друзей.
Уставшие, потные, заляпанные слюной и кровью, они улыбались друг другу, скаля кто клыки, кто зубы. Сквозь забрала шлемов горели возбужденные схваткой глаза.

Ворота арены скрипнули в третий раз. На этот раз даже Скайр недоуменно посмотрел наверх, где в амфитеатре Фордринг в очередной раз вскинул руки:
- Следующим вашим соперником будет Ледяной Рёв!

- Что-то у меня начинают возникать подозрения насчет этого слащавого человечишки, – прошипел недовольно Варгас. – Не решил ли он нам показать всех зверюшек, что ему отловили на прошлой неделе?
- Надеюсь, этот последний, — прорычал Мао. С его меча густыми каплями стекала слизь убитого йормунгара.
Румхо молча расставил тотемы. Рамтар скреб когтями заживающее плечо. Юджин разминал скрюченные долгим чтением заклинаний пальцы.

На середину арены плавными скачками выбежал зверь. Если бы не зубастая пасть и угрожающие размеры – сразу видно, что ловчие Фордринга выбирали монстров покрупнее, он бы выглядел даже привлекательно.
Густая голубоватого оттенка шерсть, мохнатые белые брови и борода. Глаза – огромные и глупые. Зверь встал на задние лапы и оглушительно заревел. Гариэль и Мао по уже отработанной схеме в два скачка оказались перед его носом.

Бой оказался несложным, но уставшим друзьям и он показался вечностью, к тому же приходилось следить, чтобы не свалиться в дыры, оставленные йормунгаром. Туповатый монстр охотно шел на все уловки, которые использовали воин и паладин: с задором бегал за ними по арене, а разогнавшись, уже не мог остановиться и со всего размаху врезался в стены так, что зрители на лавках подскакивали, а особо впечатлительные зрительницы истерично визжали.

Нанни облегченно вздохнула, когда зверюга, в очередной раз врезавшись в стену, просто грохнулся в глубокий обморок. Прибежавшие ловчие тотчас опутали его магической сетью и, кряхтя, утащили с арены.

Фордринг наконец объявил:
- Вы показали себя отличными бойцами, герои! Вы сражались с честью и заслужили награду!

Зрители встретили заявление Верховного лорда одобрительными возгласами и овациями.
- Кажется, мы им понравились, — радостно сообщил Рамтар.
Друзья коротко поклонились болельщикам. Крегг, под одобрительным взглядом Верховного вождя набрал побольше воздуха в легкие и громкий победный рык орка разорвал застоявшийся воздух арены.

Гариэль с наслаждением снял с головы тяжелый шлем, взмахнул длинным хвостом.
- Фу, ну и пахнешь же ты, братишка! – сморщила симпатичный носик Ева.
- Сестра, это запах победы, — улыбнулся эльф.
Юджин подошел к Нанни, растянул в улыбке сморщенные губы:
- Ну что, ты довольна? Нам его не пришлось убивать.
- Мы сэкономили Фордрингу кучу золота, оставив пушистика в живых, — отирая тряпицей забрызганный кровью меч, сказал Мао. И добавил, осмотрев обожженный и разломанный пол арены. – А золото ему понадобится. Повеселились мы здесь славно.
- М-да, а кое для кого веселье еще не закончилось, — сдержанно улыбнулся Варгас, кивком указывая на Скайра, который уже о чем-то горячо спорил с распорядителем арены. – Если Скайр выйдет победителем из этой последней битвы, то уже очень скоро кто-то из нас будет примерять новые доспехи.

Наненкас с гордостью смотрела на своих друзей. Казалось, прошла целая вечность с тех пор, как они собрались возле Камня встреч и вошли в портал Колизея. Три победы за один вечер! Вот это да! Они одолели животных Нордскола! И показали истинное милосердие, оставив в живых пушистика, как назвал его Мао.
Убитый снобольд уже не казался такой горестной жертвой, как в начале боя. Зато его приятели теперь свободны и могут найти себе новый объект для поклонения.

- Герои, — обратился к друзьям вернувшийся от распорядителя жрец. – Объявляю перерыв. Сейчас все отправляемся в шатер Похитителей Солнца, там нас ждет еда и чистые постели. Сундук с наградой доставят туда же, посмотрим, насколько щедр Фордринг. За ночь пол починят, и утром мы сможем вновь выйти на арену.
- Еще бы корыто горячей воды, — жалобно простонала Наненкас.
- А это как повезет, — фыркнул Мао и первым исчез в портале.

Покинув арену, Нанни с удовольствием вдохнула прохладный чистый воздух. Рядом Ева безуспешно пыталась вычистить из хвоста щепки.
- Ну что, барышни, отметим победу? – Приобнял за плечи подруг Рамтар.
- А почему бы и нет? – тряхнула густой гривой Наненкас и радостно засмеялась.

Еще на эту тему: