Наненкас. Часть 7: Кто из портала придет, тот на арене погибнет.

Госпожа Лара прислала мне 7 часть истории про Наненкас. Отважные герои продолжают покорять Колизей Авангарда, но хватит ли у них сил, чтобы преодолеть все испытания? Похоже, что в развлечения для храбрецов вмешиваются неведомые могущественные силы…
Отдельную благодарность хотелось бы выразить также читателю блога, господину Спайну. Спайн вносит неоценимый вклад в работу над рассказом (а быть может уже романом?) про Наненкас. Спасибо за его помощь в качестве редактора и корректора.


Нанни наконец удалось приподняться и сесть. Пыль пополам с крошками льда все еще кружилась в воздухе, щекотала ноздри и норовила вновь осесть на ресницах. Значит, без сознания она провела не так уж и много времени. Друид прислушалась: среди хора возбужденных голосов услышала знакомый, но какой-то приглушенный бас Румхо. Она попыталась позвать его, но из горла вырвалось лишь нечленораздельное мычание. Однако и этого было достаточно, чтобы чуткие уши шамана услышали ее зов.
- Мать-Земля, Нанни, ты жива! — Таурен подхватил Наненкас и помог подняться с колен.
Припорошенный ледяной крошкой, в разодранной во многих местах броне, он был похож на грустное снежное чудовище.
- Нан, ты можешь двигаться? У нас мало времени, люди Фордринга послали за лекарями, но они прибудут не раньше, чем через полчаса. Мы должны немедленно приступить к воскрешению! – Румхо легонько тряхнул тауренку за плечи. – Ты слышишь меня?
Нанни в оцепенении смотрела на картину, которую открывала постепенно оседающая пыль: огромная туша Ануб‘арака возлежала в центре ледяного островка, раскидав в стороны шесть мерзких лап, покрытых зазубренными шипами. Из пробитого и обожженного панциря торчал топор с обломанной рукоятью, густая слизь из широких ран застыла некрасивыми потёками, покрытая пылью. Вокруг группами валялись трупы нерубианских землеглотов и жуков-трупоедов. Но самым страшным зрелищем, которого Нанни не хотела бы видеть никогда в своей жизни, были тела ее друзей. Под одной из паучьих лап лежал Рамтар с огромной рваной раной в боку, угрожающе оскалив в последнем вздохе клыки. Рядом с ним лежал Крегг, он все еще сжимал в руках обломанную рукоять топора. Острый паучий коготь вонзился в тело кого-то из отрекшихся, тауренка не могла разглядеть, в кого именно, и страшилась своих догадок. Нанни присела рядом с Евой, поправила спутавшуюся прядь на холодном лбу подруги. Тонкая струйка крови запеклась на виске эльфийки, лишая надежды на то, что она всего лишь ранена и находится без сознания.
- Кто выжил? Кто еще выжил? – Собственный голос показался Нанни чужим, горло словно сдавило тисками.

Утро выдалось хмурым, но друзья в приподнятом настроении в назначенное время подошли к порталу Колизея. Распорядитель арены, которому явно пришлось всю ночь руководить ремонтными работами, хмуро поприветствовал их и проводил через портал.
Пол арены устилали новые крепкие доски, в воздухе вкусно пахло свежей стружкой. Слуги торопливо выметали последние опилки и забытые гвозди, которые остались после ночных работ.

Зрители шумно приветствовали героев, а группа молодых орков даже начала ногами выбивать какой-то боевой ритм, когда Крегг вышел на середину арены поприветствовать болельщиков в своей обычной манере – громко рыча и потрясая топором.

Нанни украдкой зевнула и тряхнула гривой, отгоняя дремоту. Юджин, хитро сощурив глаза, тихонько тронул ее за руку:
- Не выспалась?
- Да, что-то мы с Мао заболтались, — простодушно ответила тауренка.
Смущение, которое она испытывала перед своими друзьями накануне, исчезло после разговора с воином. Он оказался вежливым и интересным собеседником. Наненкас с жадностью слушала рассказы о большой и дружной семье таурена: о матери, которая славилась среди племени своей добросердечностью и гостеприимством, о мудром и веселом отце, сестре и маленьких племянниках. От этих рассказов сердце тауренки сладко щемило, а из груди вырывались тихие лиричные вздохи. Несмотря на то, что она всегда гордилась своей свободой и независимостью, по правде сказать, тайно мечтала о семье, большой родне и доме, в который всегда могла бы возвратиться.

Маг, который считал, что несет некую ответственность за юную друидку, заметно расслабился. Тон Нанни был спокойным, а значит, новичок не обидел ее и они действительно подружились.

Над ареной прокатилась вторая волна аплодисментов, и Наненкас поняла, что в амфитеатр поднялся Тирион Фордринг. В отличие от своего заспанного распорядителя Верховный лорд был свеж и бодр, как никогда:
- Приветствую вас, герои! Представляю вам великого чернокнижника Вилфреда Непопамса, который призовет демона для вашего следующего испытания!

Небольшого росточка человечек, деловито семеня ножками, вышел на середину арены. Полы его богато расписанных одежд смешно волочились по полу. Тауренка с интересом рассматривала гнома. Несмотря на то, что эти существа были едва выше колена среднего таурена, они являлись весьма опасными противниками и недооценивать их не следовало. Но гном не собирался нападать. Манерно раскланявшись со зрителями и героями, он произнес смешным гнусавым голоском:
- Благодарю, Верховный лорд. А теперь, смельчаки, я приступаю к ритуалы призыва. Когда я закончу, появится грозный демон! Готовьтесь к забвению!

Наненкас, которая втайне надеялась, что призванный чернокнижником демон не будет сильно отличаться от своего призывателя размерами, с возрастающей тревогой смотрела, как в центре арены разворачивался огромных размеров вытянутый вертикально портал. Его безнадежно черная глубина зловеще переливалась аметистовыми рунами.

- Ага! Получилось! – завопил гном, похоже, он и сам не ожидал такого результата. Краснокожий гигант шагнул из портала навстречу призывателю. Шкура демона блестела, словно намазанная маслом, зеленые глаза недобро мерцали на жестоком лице. Лезвия секиры, которую демон с легкостью держал одной рукой, пылали огнем ада, а ее рукоять по длине и ширине напоминала ствол дерева. Пол арены угрожающе заскрипел, когда мощные копыта призванного гиганта опустилось на новые доски.

- Кажется, распорядителю придется снова всю ночь ремонтировать Колизей, — нервно хихикнула Ева. На нее тотчас же зашикали со всех сторон. Разворачивающееся действо не предвещало ничего хорошего, и до поры до времени лучшим решением было стоять на месте и изучать противника, сколько возможно.

- Трепещи перед всевластным Вилфредом Непопамсом, мастером призыва! Ты покорен мне, демон! – не унимался воодушевленный чернокнижник.
Лицо демона исказила гневная гримаса. Утробный рык раздался из его мощной глотки:
-Ничтожный гном! Тебя погубит твоя самоуверенность!
- Тут я главный…
Непопамс не успел закончить очередную хвалебную тираду самому себе, как демон, взмахнув рукой, отправил в гнома молнию такой силы, что у онемевшей Наненкас на загривке шерсть встала дыбом.

Со стороны зрителей донеслись испуганные вскрики. Дежурные лекари Колизея суетливо забегали по амфитеатру, но достать до погибшего гнома не было никакой возможности. Он лежал ровно в центре арены, под огромными копытами демона.
Из амфитеатра зазвучал недрогнувший голос Фордринга:
- Быстрей, герои, расправьтесь с повелителем демонов, прежде чем он откроет портал в свое темное царство!

- А вот теперь – по местам, — тихо скомандовал Скайр, — расходимся полукругом. Что-то мне подсказывает, что порталом он все-таки воспользуется. Будьте начеку. Гари, Мао – вы первые.

Наненкас приняла форму Древа жизни и насколько возможно быстро поспешила к намеченной точке. Необходимо было занять позицию так, чтобы максимальное количество аур бойцов находились в зоне видимости. Из выбранной позиции лишь одна аура для чувствительных глаз Древа казалась бледной, но Нанни не беспокоилась, за Румхо присмотрят Ева или Скайр. Лекари разместились по арене таким образом, что каждый боец находился в зоне досягаемости заклинаний двух целителей.

Демон, наконец, удостоил своим вниманием героев:
- Перед вами Джараксус, эредарский повелитель Пылающего Легиона! – со зловещим смехом представился потусторонний гость, неуклюже подражая интонациям Непопамса.

Шумно вдохнув, Мао с громким рыком бросился к Джараксусу. По сравнению с гигантским демоном даже широкоплечий и рослый таурен казался просто букашкой, и эредару не составляло труда смести его одним движением секиры. Но воин был подвижен и вовремя успевал увернуться каждый раз, когда сверкающее лезвие, казалось, вот-вот разрубит его пополам.
Не имея возможности достать до корпуса демона, паладин и воин оставили его на откуп заклинателям, сами же наносили удар за ударом по ногам Лорда, раскалывая броню его поножей.

Бой длился всего несколько секунд, когда Наненкас обратила внимание, что вокруг Юджина клубится зеленое ядовитое облако. Она хотела позвать его, чтобы рассмотреть поближе причину заражения и снять яд, но опытный маг в доли секунды сориентировался и отскочил к стене. Зеленый дым потянулся за отрекшимся и замер в полуметре от его ног, впитываясь в пол арены и не принося вреда. Наненкас мысленно поблагодарила мага за расторопность и сосредоточилась на остальных бойцах. Джараксус обладал широким набором неприятнейших заклинаний и явно не стеснялся их применять. Лекарям пришлось вытащить из памяти все знания о заклятиях демонов, которыми они только обладали, чтобы вовремя отлечивать сражающихся.

Вдруг секира Джараксуса прекратила чертить свою сверкающую траекторию – демон творил очередное заклинание.
- Мао! Он готовит Огненный шар! – Скайр, как всегда, держал ход сражения под контролем.
- Гляди-ка, и вправду затеял что-то крупное, — пропыхтел воин. Он даже приоткрыл забрало шлема и задрать голову вверх, чтобы разглядеть, что именно делает демон. — а я-то думаю, чего он махать своим топором перестал. Дай-ка я сейчас! Иии-эх!
Широко размахнувшись, таурен со всей силы ударил по обнажившейся за расколотым поножем красной ноге ребром щита. Демон от неожиданности запнулся на полуслове и с удивлением уставился на таурена.
- Я еще не так могу! – грозно прорычал Мао гиганту, но на всякий случай прикрылся щитом и выставил меч.

Джараксус, явно стремясь ускорить свою победу, в призыве поднял руку, создавая портал, и закричал громовым голосом:
- Явись, сестра! Господин зовет!

Наненкас, которая увлеклась битвой настолько, что не заметила опасной близости к порталу, слишком поздно поняла, что надо убегать от него подальше и как можно скорее. Из портала шагнула сестричка демона, шестирукая Госпожа Боли, такая же величественная как ее братец, и уж точно не менее опасная. Возможно, она даже была по-своему красива, если бы Нанни смогла созерцать ее с более безопасного расстояния. С трудом подавив охватившее ее онемение, тауренка рванула подальше из опасной зоны, резво перебирая ножками-корнями. Но не тут-то было. Оглушительно взвизгнув, Госпожа Боли когтистой ручищей ухватила ее поперек тела, вздернув вверх ногами высоко к потолочным балкам Колизея. Пол моментально поменялся с потолком местами, и перед глазами Нанни в бешеной пляске закружились зрители, бойцы и демоны. С трудом удерживая тошноту, друид судорожно творила на себя коротенькие заклинания исцеления.
Снизу слышались команды Скайра, Юджин и Варгас направили в разбушевавшуюся сестрицу всю мощь своих заклинаний, ослабляя и сжигая демоническую плоть. Продолжая вопить, Госпожи Боли выпустила из рук Наненкас и попыталась дотянуться до разъяривших ее противников, но не успела, остановленная серией чародейских стрел. С недоумением разглядывая огромный ожог у себя на груди, демон в последний раз взвизгнула и рухнула на пол, едва не погребя под собой друидку. Нанни потребовалось немалое усилие над собой, чтобы не закричать от страха. «И я еще утверждаю, что люблю летать» — закралась неуместная мысль в голову тауренки.

Едва она успела овладеть собой и настроиться на лечение, как неугомонный демон вновь поднял в призыве руку и закричал:
- Инфернал!

-Да чтоб ты уже провалился! – услышала раздосадованный голос Юджина тауренка. Причина досады была немалой: по велению демона на арене возникли каменные конусы, изрыгающие из своих жерл ядовитое зеленовато-желтое пламя и, что самое неприятное – грозных элементалей. Нанни тотчас пожалела, что арена абсолютно круглая и не имеет ни единого закутка, в котором можно было бы спрятаться. Но, похоже, инферналы напугали только ее одну.

- Гари! – крикнул Скайр, и паладин понял его с полуслова.
Как пастух собирает свое стадо, так эльф, подстегивая инферналов ударами клинка и щита, старался собрать творения вокруг себя. Элементали, разбрасывая вокруг себя огненные искры, вытягивали кулачищи, пытаясь дотянуться до раздражителя, но каждый раз им не хватало шага, чтобы достать эльфа. Увлеченные погоней за вертким паладином элементали даже не заметили, как были превращены заклинателями в груду дымящихся осколков.

Вдруг вокруг Румхо заплясали волшебные огни, они не были похожи на ядовитое зеленое облако, из которого выпрыгнул Юджин и от них нельзя было убежать. Наненкас воспользовалась своим самым сильным исцеляющим заклинанием, но ей противостояло не простое колдовство. Заклинание Сжигания плоти окружало Румхо языками магического пламени, буквально превращая в ходячую бомбу замедленного действия. Погасить пламя можно было лишь внушительной дозой целительных заклинаний, направленных за крайне ограниченное время. В противном случае таурен мог взорваться, поражая огнем всех вокруг себя. Шаман мужественно терпел пожирающее пламя, продолжая направлять в Джараксуса атакующие заклинания, и только слипшаяся от пота шерсть и наполненные болью глаза говорили о том, как трудно ему держаться на ногах.
«Держись, друг мой, держись» — шептала Наненкас, обращаясь толи к шаману, толи к самой себе. Она чувствовала, как заканчивается мана и отчаянно надеялась, что ее остатков хватит до конца боя.

Джараксус стал сдаваться, похоже, что и его энергия была не бесконечной. Мао прерывал наиболее страшные заклинания эредара мощными ударами щита, ноги демона были сплошь покрыты кровоподтеками и глубокими ранами – результат работы тяжелого меча воина и острых когтей Рамтара. Госпожи Боли и призванные инферналы ничем не могли ему помочь. Гариэль контролировал их появление и не подпускал больше призванных монстров к остальным бойцам. Молнии и чародейские вспышки плясали на груди демона, ослепляя его и лишая последних сил. Когда Юджин использовал заклинание Зеркального изображения и на арене появились три копии отрекшегося, увеличив шквал магических стрел, сомнений не осталось – бой эредаром проигран.
Ноги демона подкосились, и красная гора тяжело осела в центре арены. В глазах Джараксуса застыло недоумение.

Наненкас вышла из формы и трясущейся рукой оперлась о стену. Встреча с краснокожим гигантом и его приспешниками оставила неизгладимый след в ее душе.

Возмущенный голос Гарроша Адского крика прорвался сквозь зрительские овации:
- Подлые собаки Альянса! Вы выпустили повелителя демонов на воинов Орды? Ваша смерть будет быстрой!
Варианн Ринн не остался в долгу, состроив врагу презрительную мину со своей половины амфитеатра:
- Альянсу не нужна помощь повелителя демонов, чтобы справиться с ордынским отродьем, пёс!

Скайр отвел всю группу к порталу, подальше от перепалки могущественных персон и потока ругательств, которыми Фордринг награждал своих лекарей. Призывателя-неудачника Непопамса так и не удалось воскресить, Джараксус растоптал его копытами еще в первые минуты боя.
Стоило еще тогда насторожиться, почему на арене произошло такое неконтролируемое событие, но всё в итоге списали на несчастный случай и невнимательность чернокнижника. Останки отскребли от пола и замыли водой, через полчаса арена вновь была готова принять героев.

Еще на эту тему: