Наненкас. Часть 8: Маговские булки или Не все то еда, что здоровье восполняет

А вот и очередная, восьмая по счету часть истории про тауренку Наненкас, присланная госпожой Ларой. Герои покоряют Колизей Серебряного авангарда, сталкиваясь с тяжелыми испытаниями и радуясь своим победам… Кажется, что ничто “человеческое” не чуждо им. А я пойду перекушу, что-то аппетит разыгрался. Прочитаете — поймете почему =)

Часть 1
Часть 2
Часть 3
Часть 5
Часть 6
Часть 7
Часть 4

Адекватная, обоснованная критика только приветствуется. Пожелания и поправки — тоже. Необоснованный троллинг, вроде “все это бред”, и оскорбления автора удаляются =).

Шаман неловко погладил Нанни по запыленной гриве.
- Будь сильной, дочка. Ты нам сейчас очень нужна.

Послышались торопливые шаги, и из серого облака вынырнул Юджин. За ним следовали несколько человек с факелами и легкими носилками. Голос мага звучал напряженно:
- Так, портал на выход готов, но он крайне нестабилен. Остаточная магия, которая блокировала вход в пещеру еще очень сильна, поэтому так долго никто не мог прийти к нам на помощь.
Он окинул побоище полным боли взглядом:
- Фордринг первым делом прислал воинов и боевых магов, а нам так нужны лекари!

Маг резко развернулся и собрался уже уходить, когда его взгляд упал на сидящую возле тела эльфийки Наненкас.
- Нанни! – лицо отрекшегося на мгновение застыло, а потом подозрительно сморщилось. Если бы бессмертные умели плакать, Нанни бы решила, что суровый маг вот-вот расплачется. В два прыжка он подскочил к тауренке и принялся ее тормошить. – Жива, козявка! Жива! А я-то подумал!

Наненкас даже растерялась от неожиданного всплеска нежности со стороны своего обычно сурового наставника. В ответ друидка так крепко обняла мага, что у того затрещали кости. Она не знала, плакать ей или смеяться. Потери, которые они понесли в последней битве были ужасны, но именно этот сухой бледнокожий маг был для нее дороже всех существ на свете.
Румхо тихо вздохнул. Наненкас проследила за его взглядом: шаман с тоской смотрел туда, где лежал его племянник. Радостная улыбка Нанни моментально исчезла.

Она решительно встала:
- Давайте, за работу!
- Подожди-ка, — шаман протянул ей чудом уцелевшую флягу с маной. – Тебе нужно подкрепить силы.

***

Группа расположилась на кратковременный отдых под небольшим навесом возле входа на арену. Навес скрывал искателей славы от любопытных глаз болельщиков, и здесь можно было перекусить, снять доспехи и скинуть сапоги. Невзирая на протестующие вздохи девушек, мужчины так и поступили, заполнив маленькое пространство запахом натруженных орочьих ног и тауреньих копыт.

Нанни сидела на полу арены, облокотившись спиной о прохладную каменную кладку и вяло жевала сотворенный Юджином штрудель из маны. На вид штрудель был весьма аппетитным и волшебное тесто помогало в считанные минуты восстановить силы, но вкусовые качества оставляли желать лучшего. Судя по лицам остальных друзей, Наненкас была не единственной, кто считал так же.

- Юджин, ты совсем забыл, каков на вкус яблочный штрудель, — выразил Варгас общее мнение.
Маг прищурил глаза:
- Вообще-то, цель сотворенных продуктов – не удовлетворение твоих гурманских вкусов, а восстановление сил для очередного состязания.
- Но они невку-у-сные! – тоном капризного ребенка загундосил Варгас.

- Невкусные-невкусные-невкусные, — попугаем затараторил Рамтар. Правда, на всякий случай он спрятался за щуплой спиной чернокнижника. Зная вспыльчивый характер мага, можно было получить пару неприятных ожогов.

- Привереды! Считайте это лекарством! — хохотнул Крегг и шутя запустил остатком своего пирожка в чернокнижника. Тот не остался в долгу, но промазал, отправив кусок прямо в ухо мирно жующего Мао. Таурен взревел и схватил оставшийся на подносе штрудель. Варгас тенью сорвался с места, и пирожок со всего размаху влепился в Гариэля. Паладин невозмутимо отлепил от лат ставший блинчиком пирожок и метким броском отправил его прямо в чернокнижника, который не ожидал подвоха со стороны эльфа. Завязалась шутливая перестрелка и вскоре весь пол вокруг друзей был усыпал крошками и измазан волшебной безвкусной начинкой.

Нанни едва успела увернуться от очередной съедобной бомбы и попыталась скользнуть за щит Румхо, приставленный к стене. Но не она одна была такой хитрой, под щитом уже притаилась эльфийка, и Наненкас уже почти не осталось свободного места, чтобы укрыться. Результат такой неудачной маскировки не заставил себя ждать. Уже через пару мгновений Нанни отплевывалась от пущенного чьей-то меткой рукой штруделя.

- Ах, так! Ну сейчас я вам устрою! – напустив побольше грозы в голос, Наненкас подхватила щит шамана вместе со спрятавшейся за ним Евой, и прикрывшись им, ринулась на обидчиков. Вот так, с щитом в руках и болтающейся следом Евой, Нанни врезалась в нападавших.
Шутливое сражение закончилось только тогда, когда Рамтар, чудом высунув голову из общей кутерьмы, закричал: «Сундук! Сундук принесли!»

***

- Хороши герои, — Нанни перетряхивала доспехи, избавляясь от мелких крошек, — этот бой понравился бы зрителям не меньше предыдущих!
- Вы как дети, честное слово, — Ева шутливо нахмурила брови и стукнула кулачком брата по закованной в латы груди. – Что подумают твои поклонницы?
- Ах, эти дамы, — ответил за эльфа Рамтар, мечтательно закатив глаза, — сами бы с удовольствием устроили подобную возню, лишь бы потом иметь возможность потереть своему любимцу спинку в ароматной ванне.
Друзья понимающе засмеялись. Поклонницы красивого паладина были готовы на любые приключения ради своего кумира, чем изрядно смущали скромного и сдержанного по натуре эльфа.

- Что ж, давайте посмотрим, чем нас вознаградил за демона Фордринг. Как раз некоторым из вас сейчас необходимо переодеться, — сказал Скайр, щелчком отправляя с рукава несуществующую крошку. – И мне бы тоже, кстати.

Жрец нырнул в сундук. Спустя мгновенье над крышкой появилась его взлохмаченная зеленая шевелюра. В одной руке он держал кожаный пояс с массивной золотой пряжкой, а в другой – ожерелье из металлических пластин. Тоном заправского даларанского торговца Скайр объявил: «У меня лучшие товары! К примеру, Пояс эмиссара Кровавого копыта и ожерелье Стойкость инфернала!»

- Нанни! — радостно захлопала в ладоши Ева. – Поздравляю! О таком пояске мечтают все лечащие друиды!
- Хорошо, что лечащий друид у нас только один, — засмеялся Скайр, подавая Нанни пояс, — а то не избежать нам потасовки.
Наненкас довольно улыбнулась. Пояс был гораздо сильнее того, что она носила сейчас. И поглаживая его прохладную кожу, Нанни чувствовала, как перебегают под пальцами волшебные искорки. «Я ограню для тебя самые сильные камни, какие только найду, дай только выбраться отсюда» — пообещала она заветной вещице и бережно убрала его в свою походную сумку.

Скайр вопросительно глянул на паладина и таурена-воина:
- Гари, Мао? Будете бросать кости за этот дивный ошейник?
Друзья без слов достали мешочки с костями.
Через пару минут ожерелье, завернутое в чистую тряпицу для пущей сохранности, перекочевало в сумку Мао. Проигравший Гариэль пожал счастливому победителю руку и уверенно заявил: «Следующий трофей будет моим».

***

- На самом деле, — вздохнул Румхо, возвращаясь к кулинарной теме, — сейчас бы жаркого от Авило. Или кабанчика… Эх, какие у него кабанчики! Румяные, с хрустящей корочкой, с яблочками и густой подливочкой!
Воображение Нанни живо нарисовало солидных размеров кабанчика на большом серебряном блюде, с красным яблоком в открытой пасти. Рот моментально наполнился слюной.

- Ты про Авило Лон’гомба, что кашеварит в «Грязном животном»? – переспросил Мао, облизываясь.
- Он отличный кулинар и мастер своего дела. Ему ежедневно поставляют лучшие продукты со всего Нордскола. Кстати, Нанни у него была в ученицах и была им лично награждена Поварским колпаком! – в подтверждение важности сказанного Юджин поднял вверх указательный палец.
- Конечно, — закивал головой Рамтар, оттирая с доспехов последние остатки штруделя — помните, какой она закатила нам Рыбный пир на прошлой неделе? Пальчики оближешь!

В ответ со всех сторон послышалось причмокивание и похрюкивание, которыми друзья характеризовали кулинарное творчество тауренки. Наненкас скромно опустила ресницы под восторженным взглядом воина, мысленно поблагодарив друзей за столь уместную похвалу.

Друзья с удовольствием наслаждались небольшим перерывом, который возник между состязаниями из-за гибели Непопамса. После обсуждения достоинств различных кухонь Азерота перешли к излюбленной теме всех мужчин – оружию и состязаниям. Теперь уже пришла очередь тауренки восторженно разглядывать Мао, который, стараясь произвести впечатление, может и слегка приукрашивал свои приключения, но рассказывал живо и интересно.

***

- Т-с-с! – зашипел вдруг Скайр, прислушиваясь к происходящему на арене. Чем дольше он слушал, тем тревожней становилось его лицо. Остальным, не обладавшим столь тонким слухом, оставалось только задержать дыхание и стоять, замерев, чтобы не мешать лидеру.

Жрец обернулся, на бледном лице замерло выражение глубокой озабоченности:
- Фордринг в следующем испытании хотел выставить своих бойцов, но так некстати сцепившиеся Гаррош и Ринн усложнили нам задачку. Альянс в лице Короля считает себя оскорбленным и требует удовлетворения. Против нас будут драться их воины.

- Не может быть! – Воскликнул обычно сдержанный Румхо, — как Фордринг это допустил? – Ты лучше спроси, какая собака укусила сегодня Гарроша, что он выступил с обвинениями? – пожал плечами Мао. – И Трал, такой мудрый и рассудительный вождь, не остановил его?
- Нет, ты лучше спроси, какая собака укусила Ринна, — взъерился в ответ Крегг, — так реагировать на пустяшное замечание.

Таурен собирался было поспорить, что обвинение о призыве демона, высказанное Гаррошем в адрес Альянса, да еще и прилюдно, было весьма оскорбительным, но Скайр перебил его нетерпеливым жестом:
- Уже не важно, кто кому что сказал. Результат налицо – Ринн не станет рисковать и выставит лучших из лучших.
- Он не может допустить поражения при полном Колизее, — понимающе кивнул Крегг.
Орк положил широкую короткопалую ладонь на плечо жреца, его лицо выражало свирепую решимость:
- Альянс! Ха! Да мы легко надерем их тощие человеческие задницы, можешь не сомневаться!

Послышалось легкое покашливание, друзья от неожиданности вздрогнули: к ним незаметно подошел распорядитель Колизея, неловко теребя свою ухоженную бородку.
- А ты что подкрадываешься?! — рявкнул воин-орк на человека.
- Герои, — в голосе распорядителя слышали извиняющиеся нотки, — прошу на арену.

***

- Что случилось с Креггом? – шепнула тауренка Юджину, удивленно поглядывая на орка.
- Человек-чернокнижник из Альянса убил его младшего брата под Гром’голом, во время сбора яиц ящеров. Ребенок не успел добежать до лагеря всего несколько метров, охране лагеря пришлось отбивать уже мертвое тело. Чародей был очень могущественным и в тот день погибли все, кто не успел укрыться за стенами Гром’гола. А когда прибыло подкрепление, его уже и след простыл.
- Он никогда не говорил об этом, — расстроилась Нанни.
- Каждый из нас старается прятать своих демонов боли глубоко в душе. Если давать им разгуливать, они будут поедать тебя изнутри, и ты не сможешь жить спокойно. Крегг сильный духом орк, но иногда и его демоны вырываются из-под контроля.

Друзья подошли к центру арены. Напротив них, ровно под трибунами Альянса, торжественно замерла группа из шести воинов. Их неподвижность и необычного вида доспехи нагнетали и без того тревожную атмосферу. Глаза противников мрачно мерцали сквозь прорези шлемов, ни словечка не слетело с их губ. Даже ручной леопард охотницы больше походил на статую, и только нервно подрагивающий хвост говорил о том, что животное находится в высшей степени готовности к бою. Большое впечатление на тауренку произвело Древо Жизни, друид спустился на арену уже в готовом к бою облике. Таурены всегда симпатизировали ночным эльфам, которые тоже дружили с силами природы и могли воспитывать и обучать друидов. Тауренка словно смотрела в свое слегка увеличенное и затемненное отражение.

«Друид против друида. Я – хорошая, против я – плохой» Наненкас поежилась, ей порядком надоел Колизей и сюрпризы, которые он преподносил. Каждое следующее состязание нравилось тауренке все меньше и меньше, а этот бой точно не сулил легкой победы. Одно дело, драться против монстров или демонов, и совсем другое – против тех, кто так схож с тобой мыслями и поступками, против своих будущих союзников в битве против Короля-Лича. Но лидеры фракций, надувшись друг на друга, как поссорившиеся из-за конфеты дети, не собирались менять своих решений. На арене будет пролита кровь.

Мужчины с интересом поглядывали на противников. Казалось, их нисколько не напугала неподвижность и мрачность воинов Альянса. Отрекшиеся и Румхо тихо переговаривались, обсуждая возможную тактику, а молодые бойцы, стараясь скрыть нетерпение, в последний раз осматривали оружие и проверяли, насколько крепко сидят доспехи.

- Так-так-так… Что мы имеем… Рыцаря смерти, симпатичную охотницу с кошкой, шамана, крошечного мага-гнома, и паладинку с друидом в качестве лекарей. Почти наше зеркальное отражение. – Скайр наконец решил пояснить друзьям стратегию предстоящего боя. — Варгас, давай-ка «собаку».

Чернокнижник приступил к ритуалу призыва, и через несколько секунд из сотворенного аметистового облака на арене материализовался демон скверны. Демон ничего общего не имел с собакой, и был прозван так лишь за то, что передвигался на четырех ногах и имел способность своими укусами прерывать заклинания чародеев.
- Хороший Гриними, — Варгас почесал демона между длинных бурых отростков на голове. Демон довольно разинул пасть, полную острых и тонких, как иглы, зубов.

- Мммм… давайте поступим так, — Скайр улыбнулся, настроение лидера было явно хорошим, — во-первых, лекари, держитесь подальше от заварушки и старайтесь все время двигаться. Стоящая столбом цель обязательно привлечет внимание кого-нибудь из бойцов.

Нанни и Ева неуверенно кивнули. А жрец продолжил:
- Мао, берешь на себя вон того страшилу – рыцаря смерти.
- Охотницу я на время превращу во что-нибудь миленькое. Овечку, к примеру. – продолжил Юджин.
- А ты, смотрю, не равнодушен к эльфийкам, — не удержался Варгас.

- Варгас, хватит зубоскалить, — Скайр ткнул пальцем в вызванного демона, — твоя собака не должна отставать от мага. Упустит – зажарю и съем! А ты сам займись друидом – что хочешь с ним делай, но чтобы ни одного заклинания от Древа не было.

Жрец довольно потер руки, он испытывал настоящее удовольствие, когда вот так расставлял перед боем свою группу, раздавал задачи, а потом наблюдал, как его стратегия воплощается в жизнь:
- Теперь Крегг… На тебе паладин. Точнее, паладинка, она лекарь. Приложи ее по шлему покрепче. В общем, ребята, чтобы ни капли исцеления не попало в их бойцов. Первым мы должны устранить шамана, потом спасаем Мао от рыцаря смерти.
- Это кого еще спасать придется, — фыркнул таурен.
- Ладно-ладно, — примирительно сказал Скайр, — главное, не бойтесь их. Страх в глазах обрекает на поражение. Все готовы?

- Ну что, мальчишки, давайте не обгадим штанишки, — злобно ухмыльнулся орк, обведя друзей налившимся кровью взглядом, и Нанни отшатнулась от его исказившегося лица.

Чувствуя, что еще секунда, и неуправляемый орк сорвется, как стрела, натянутая на тугую тетиву, жрец скомандовал:
- Вперёд!

Еще на эту тему: