Шархи. Часть 8: Эпилог

Часть 1
Часть 2
Часть 3
Часть 4
Часть 5
Часть 6
Часть 7

Благодарю несравненного Хорнеда, дракона с Азурегоса, за помощь в работе над текстом, вдохновение и своевременную поддержку и товарища Saerphantos за критику и дотошность. Без вас “Эпилог” не увидел бы свет.

***

Мы выпили до дна
Прощальное вино,
И мы вполне довольны всем.
Собрали и сожгли
Приснившиеся сны,
И нам не жалко их совсем.

Другие облака,
Наверное, нас ждут,
Другое небо позовет.
Еще совсем чуть-чуть,
Немного поболит,
И скоро все совсем пройдет…

В. Самойлов

Кровавый закат ирреальным пугающим пологом раскинулся над Пылающими Степями. Измождённая земля, терзаемая жаром изнутри, будто окрасилась отблесками лесных пожаров. Надвигающая ночь не приносила облегчения, а напротив, была похожа на тяжелый горячечный бред. Насквозь выжженный воздух доносил до одиноких путников, расположившихся на привал, едва уловимый запах серы.

Милен закончила плести последнего магического посланника и устало откинулась на спину. В сущности, простое заклинание для передачи информации в пространстве, созданное Высокорожденными, непомерно тяжело давалось чистокровной ночной эльфийке.

-Теперь нам осталось только ждать и молиться, — голос жрицы дрожал.
-Эстер сообщила? – устало отозвался Реан, бережно, будто младенца, придерживающий раздробленную левую руку.
-Да… Бедная… Для неё это будет ударом. Ведь это она должна была стоять там, на месте Лерканы.
-Деточка, Эстер хороший, опытный боец. Она бы просто не допустила таких «художеств», — Реан был явно раздражен.
-Как ты можешь так говорить?! Ведь она спасала нас… И Варда… — всхлипнула жрица, оглянулась на всё ещё пребывающего без сознания мага.
-Милен, это издержки нашей профессии. Не веришь мне – спроси у Эстер, — паладин вздохнул и смягчился. — Иногда соратники гибнут. А иногда гибнут глупо. Сегодня мы выкладывались по полной. Каждый из нас жарил так, что даже Ринн вручил бы нам медали. Но случилось непредвиденное. Если бы не избыточная мощность последних заклинаний, всё бы обошлось. Ведь Шархи вполне успевала призвать Звёздный Огонь, и ребятам не стоило торопиться. Леркана могла себя защитить! Мы не маленькие, в конце концов! Мы – ГЕРОИ! Правда, ту участь, которую она выбрала – как раз самая героическая. Но как и многие герои и их поступки – она канет в небытие.

Милен, не стесняясь, смахнула крупные слёзы, набухшие на зелёных ресницах:

-Реан, я боюсь. За Шархи боюсь. Она в последнее время слишком отдавалась своей второй ипостаси. И теперь, в стрессовой ситуации, последствия могут быть… хм… не радостными. Ведь друиды и так немного того… А тут… Любое потрясение, потеря личности и всё, здравствуй, вторая ипостась.
Реан непонимающе посмотрел на зеленоволусую жрицу.
-Друиды, обладающие второй ипостасью, рано или поздно позволяют той сущности брать полный контроль над телом. В эти моменты друид многократно сильнее, но разум отходит на второй план. А потеряв разум от старости или вследствие потрясения, такой друид просто остаётся в теле второй ипостаси. Конечно, чаще всего это случается с Друидами Звериного Когтя. Но… Ты ведь тоже видел Шархи в бою в последнее время – она слишком совух, — Милен горько вздохнула. Её боевая подруга сейчас металась в беспокойном магическом сне на походном одеяле.
-Шархи тебе надо без сознания продержать до Дарнасса, а там уж ваши эльфийские специалисты помогут.
-Если смогут… И захотят… У нас только недавно начали изучать «залипание в форме» — до этого считалось, что на всё воля Природы. Да и специалиста по ментальным воздействиям такого уровня ещё поискать надо, — всхлипнула жрица.
-Ну не расстраивайся так. Может и обойдётся. Да и любовничек её – не последний хм… эльф в Дарнассе.
-А ещё Варда жаль. Боюсь, не перенесёт он этого.
-Вард сильный, он справится. Для людей это важно, оставаться мужиком даже если очень плохо, — голос паладина звучал ободряюще.
-В том-то и дело, что, мне кажется, он хотел бы оказаться на месте Лерканы. Ведь по людским традициям именно мужчина должен защищать. Тем более, я почувствовала, что они больше, чем друзья детства. А ещё, — Милен запнулась, затем достала из сумки Шархи мешочек со смесью трав и неумелыми движениями начала набивать изящную трубку. – Ещё я увидела зарождающую жизнь внутри Лерканы.
-Твою мать! Только не вздумай Варду об этом ляпнуть. Он ведь детей хотел… — кулак здоровой руки паладина непроизвольно сжался, а костяшки пальцев побелели.
-Не маленькая, сама знаю, — откликнулась Милен, сосредоточено раскуривая трубку.
-Ты бы с травками не перебирала. Это Шархи привычная, ей и две таких порции, что кодою дробина. Друиды-то к этому с малолетства приучены.

Милен промолчала – так как спорить с командиром их отряда было бесполезно.

***

Глухие удары копыт породистого жеребца перекликаются с ударами сердца хозяйки. Быстрее! Ещё быстрее! Острые каблуки магички терзают бока несчастного животного. Нестабильный магический посланник, слепленный Милен, настиг Эстер в Штормграде. По обрывкам информации она поняла, что с ребятами случилась беда… Кто? Вард? Реан? Шархи? Магичка тряхнула черными волосами, отгоняя непрошеные мысли. Она не имела права оставлять отряд ради собственной прихоти. Ведь она уже не раз теряла соратников. Должна была предусмотреть, предугадать…

О, Древние Боги! Сколько за её долгую жизнь мага было таких писем, магических посланников и сообщений на словах? Сколько за её плечами осталось надгробий и погребальных костров? И всегда к ней приходило терзающее душу безотчетное чувство вины. Оно исподволь заползало в самые дальние уголки сознания и начинало свою пытку.

Впереди показался лагерь. Чуть в стороне мерцает ещё один костёр – людно тут сегодня. Наверное, караван или тоже отряд героев.

Уняв дрожь в руках, Эстер спешилась. Пара шагов. Ужасное чувство ожидания. Глубокий вдох. И вопрос, что мучил её всю дорогу:

-Кто?
-Здравствуй, Эстер, — спокойно поздоровался Реан.

Похожие на перезрелые вишенки, глаза магички смотрели на одинокую стоянку. Она уже знала ответ на свой вопрос. Она знала, кто навеки остался под сводами катакомб Глубин Чёрной горы. И чувство вины вгрызлось в душу с новой силой – на этот раз оно забирало своё по праву.

-Как всё произошло? – южанка бессильно опустилась прямо на землю у костра.
-Магмус. Леркана с Вардом перемудрили с мощностью заклинаний. Вот он какой-то огненной пакостью приложил. Лерка своего демона в щит заставила обратиться и Варда закрыла. А сама шарахнула огненным ливнем и… — командир отряда грустно махнул рукой.
-Она мучалась?
-Не думаю, всё произошло очень быстро, — вздохнул Реан.
-Ясно. Что с девочками? И как Вард?
-По целительской части тебе лучше специалист расскажет. Милен! – дворф тихонько окликнул эльфийку, застывшую у костра. Та не отреагировала.
-Милен! – повторил он.

Эстер внимательно посмотрела на жрицу. Затуманенный остекленевший взгляд и отрешенная улыбка на губах… Она не раз видела это…

-Реан, что она употребляла?
-Какую-то травку из арсенала Шархи… Она же… Она же обдолбана, чтоб меня импы насухую драли! – паладин в сердцах хлопнул себя ладонью по лбу.
-Ничего… Проспится. Насколько всё серьёзно с Шархи и Вардом?
-У Варда ожоги сильные, и он без сознания. А вот Шархи она постоянно в магическом сне держала. Истерика у девочки. Милен сказала, что есть серьёзная опасность из-за этого…

Эстер энергично закивала, не дожидаясь пояснений. Она знала о «залипании в форме».

-Когда она обновляла заклинание сна? – на паладина снова смотрела умудрённый годами и закалённый в битвах боевой маг, а не несчастная растерянная женщина.
-Может, с час назад.
-Плохи наши дела, — магичка сосредоточенно прикусила губу. – Нам надо прямо сейчас либо привести эту начинающую наркоманку в себя, либо найти другого целителя. Иначе мы получим обезумевшего лунного совуха вместо нашей Шархи.
-Тут неподалёку ещё один лагерь разбит. Там должен быть лекарь, — Реан попытался подняться, но резкая боль в руке заставила его бросить эту затею.
-Побудь с ними, а я дойду, — отчеканила Эстер.

***

«Странно слышать в этих землях стрекот кузнечика» — думала Келла, расталкивая Эрду, воительницу и мать семейства, которая должна была дежурить после неё. Подтянутая орчиха зевнула, потёрла заспанные глаза, поблагодарила жрицу и, не выпуская из рук огромного двуручника, собралась, было, наведаться за ближайшие чахлые кустики. Но тут к столь непривычному пению кузнечика примешался ещё один звук. Звук шагов. Через мгновение из темноты показалась хрупкая фигурка человеческой женщины в запылённой одежде.

Эрда среагировала мгновенно – серым росчерком скользнуло острие меча и неподвижно застыло у шеи ночной визитёрши. В тот же миг жрица окружила воительницу переливающимся щитом из Святого Света.

-Меня зовут Эстер Дюма. И я пришла с миром, — начала гостья на ломаном орочьем. – Наш лекарь без сознания, и с нами трое раненых, которым требуется помощь. Не могли бы вы взглянуть. Мы заплатим любую цену.

Келла резко изменилась в лице и сделала несмелый шаг навстречу человечке.

-Эстер? Ты меня не узнаёшь? Это я, Келла Беатрис, — заговорила Отрекшаяся. –Знаю, смерть сильно изменила меня…
-Келла? – Эстер прищурилась – последние годы что-то зрение стало пошаливать. Но в голосе уже проскользнуло узнавание.
-Кто-нибудь мне объяснит, что, имп возьми, всё это значит? – подала голос воительница.
-Эрда, опусти меч, прошу тебя. Эта женщина – не враг.
-Демон тебя подери, Отрёкшаяся! – бросила Эрда боясь отвести глаз от человеческой женщины.
-Я знала её при жизни. И не просто знала, а сражалась спиной к спине, — терпеливо объяснила жрица.

Лицо орчихи исказило пренебрежение:

-Может, ты и сейчас с Альянсом, жрица?
-Святому Свету наплевать на политику, а я лишь его слуга, — горько усмехнулась Келла.
-Оставь свою веру при себе, немёртвая! Сколько вас? – рыкнула орчиха, обращаясь к Эстер.
-Пятеро вместе со мной. Четверо нуждаются в помощи лекаря, — отчеканила магичка, глядя в глаза воительнице.
-И ещё десяток в засаде? – оскалилась Эрда.
-Я готова поклясться своей Силой, что мы не причиним вам вреда, — голос Эстер был спокоен и холоден.
-Не стоит, сестра. Я пойду с тобой. И окажу помощь, — Келла шагнула к своей вновь обретённой боевой подруге, на ходу закрывая её щитом.

Глаза воительницы блеснули, центр тяжести сместился вместе с наклоном меча, в досягаемости которого была и Келла:

-Тааак, — протянула Эрда. – Ночка становится весёлой. Сёстры, говорите? Вот и катитесь отсюда на все четыре стороны.
-Эрда, не глупи! Ты не оставишь караван без целителя, а того несчастного эльфа – без помощи лекаря, — подал голос шаман Торрек, муж воительницы, приподнявшись на локте на своей лежанке. – Жрица, чай, не дитя малое, сама разберется, что ей делать.

На этот раз орчихе нечего было возразить – таково было право большинства. Зло сверкнув глазами, она опустила меч и с отвращением сплюнула на землю.

Келла едва заметно с благодарность кивнула шаману и мягко проговорила:

-Я вернусь как можно скорее.

Бесшумные шаги и собственное дыхание казались Эстер оглушительными. Между грудей стекала струйка липкого пота, а на шее саднил крошечный порез от острия меча орчихи. Ей хотелось одновременно сказать всё и не сказать ничего. Пропавшая без вести пять лет назад подруга, уже не единожды оплаканная, сейчас шла рядом с ней. Пусть теперь она была немёртвой, пусть формально принадлежала к вражеской фракции, но она осталась всё той же Келлой Беатрис, невысокой толстушкой-жрицей, которая творила своей верой в Святой Свет чудеса и не отказывала в помощи ни одной живой душе.

Предчувствие на задворках сознания заставило Эстер ускорить шаг. Столь знакомое ощущение того, что они безнадёжно опаздывают. В подтверждение этих мыслей окрестности пронзил истошный вопль Реана: «Шархи! Нет!» Давние подруги, не сговариваясь, перешли на бег.

Они опоздали. Совсем чуть-чуть, но хватило и этого. Лежанка Шархи была пуста, а рядом на коленях стоял Реан и грязно ругался себе под нос, поминая друидские травки, родню Милен до десятого колена, короля дворфов, и Черную Гору.

-Эстер, мы опоздали! Мы опоздали, мать твою! Она перекинулась в совуха и убежала! Понимаешь? – вскричал он.

Магичка молчала, а на её щеках двумя дорожками замерзали слёзы – у магов Льда так бывает…

***

Яркие солнечные лучи заливали Парк Штормграда. Слегка выгоревшая трава манила прилечь, а таверны вокруг были готовы предложить желанную тень и холодное питье. Свет слепил, а солнце не грело — обжигало. Но внезапно всё изменилось. Ветер принёс свинцовую тучу, через мгновение уронившую первые живительные капли. Скоро все звуки потонули в мерном шуме дождя. Стена воды закрыла от посторонних глаз происходящее у колодца в парке.

Молоденькая эльфиечка с зелёными волосами вжалась в бортик колодца и затравленно смотрела на группу эльфов перед ней.

-Как ты это допустила?!? – зашипела худощавая жрица с резкими чертами лица. –Ты позоришь всех Жриц Элуны!

Она отступила назад, всхипнула и невпопад залепетала:

-Я… Я не знаю…

Жрицы в белых одеждах знали, что девушка не убежит, но все же старались встать так, чтобы перекрыть пути к бегству. Та что была пониже снисходительно улыбнулась, хотя улыбка эта могла показаться острее лезвия:

- Сестра, Элуна милостива, она дает силы, но даже тогда нельзя спасти всех. Не пора ли вернуться в Храм?

И все же елей и мягкость слов могли в любую секунду обернуться жестким приказом.
Милен непроизвольно сжала пальцами каменный бортик колодца и с нескрываемым ужасом уставилась на старших жриц.

-Ну, виданное ли дело! Жрица употребляет психотропные травы, да ещё и в этом состоянии теряет любовницу Верховного, — сорвалась на крик первая жрица, не скрывая отвращения.

Внезапно Милен будто ударило током. Она выпрямилась, поменялась в лице и, глядя прямо в глаза старшей жрице, тихо и вкрадчиво заговорила:

-Теряет? Не ты ли, сестра Ауреллия, не так давно выступала против исследования «залипания в форме»? Не ты ли кричала, что это против воли Элуны? А сейчас ищешь крайних… Лицемерка…

Звонкая пощёчина прекратила монолог юной эльфийки. Слезы стекали по её щекам, смешиваясь с дождём. До этого молчавший долговязый эльф с серым лицом сомкнул холодные пальцы на запястье Милен и с раздражением выплюнул:

-Всё, хватит! Сегодня же ты отправляешься с нами в Дарнасс. А дальше Верховная решит, что с тобой делать.

***

В низкопробной портовой таверне уже пятые сутки по-чёрному пил человеческий маг с неровно остриженными пшеничного цвета волосами. Лет тридцати, сероглазый, с дорогим посохом мага и страшными ожогами на лице и руках, он явно топил горе в вине. Некогда статный и красивый мужчина теперь, сгорбившись, поник над засаленным столом. Порой он что-то бормотал себе под нос, и гримаса боли искажала его лицо.

Вот уже который раз он поправил засаленные бинты на лице, поднял затуманенные хмелем глаза на гоблиншу-подавальщицу, и, ухнув кружкой по столу, потребовал ещё вина. Небольшой огненный шар испепелил ещё одну плетёнку чеснока, висевшую под потолком. Официантка прошмыгнула на кухню – таких посетителей лучше не нервировать. «Конечно, эти стены видят не первого пьяного героя – таверну уже не раз отстраивали после особо горячих посетителей. Но зачем искушать судьбу?» – подумала она, наполняя глиняную кружку креплёным вином.

***

Тонет в закатных отблесках Соборная Площадь Штормграда. Лучи заходящего солнца слизывают капли дождя с крыш самых дорогих особняков человеческой столицы. Вот и завершился ещё один безумный день. Совсем скоро город заживёт своей уникальной ночной жизнью. Выйдут на промысел грабители и ночные бабочки, откроют свои двери ночные увеселительные заведения. Он никогда не спит, этот город-порт и город-столица.

Не спит и хозяйка уютного особняка, боевой маг Льда Эстер Дюма. Отблески десятков свечей играют на стенах огромной купальни. Дорогое вино, экзотические сладости, редчайшая квель’таласская плитка, нежнейший рунный шёлк простыней на кушетке у стены. По полу рассыпаны лепестки магорозы. Два прекрасных юноши ласкают обнаженное тело Эстер. В воздухе витает запах корицы, любовных утех и… отчаяния. Она пригубит бокал даларанского вина и не сдержит вздоха полного усталости и боли. Усталости от жизни. Боли от потерь и чувства вины, непрестанно гложущего душу. В голове всплывут строчки, написанные когда-то ею же самой:

«Что есть старость для мага? Когда ты достаточно могущественна, чтобы позволить себе не страдать от возрастных хворей, чтобы сохранить себе внешнюю красоту и свежесть, а молодые офицеры провожают тебя восторженными взглядами. Когда с возрастом твоя сила лишь растёт. Когда, вспоминая себя юной ученицей могущественного мага, ты лишь улыбаешься своей беспомощности и наивности. Нет, старость для мага – это всегда взгляд со стороны. А ещё… Ещё лица погибших соратников, что до сих пор приходят к тебе в снах. И тяжкий груз сомнений, верно ли ты поступила в тот или иной момент»

Она жестом прикажет юношам удалиться и устало откинется на бортик ванны. Пора с этим кончать…

Наутро служанка обнаружит догоревшие свечи, завядшие лепестки и остывшее тело леди Эстер с перерезанными венами.

Она устала. Она решила уйти… А в алой воде плавали льдинки…

***

Над портом Штормграда серым маревом висел не то туман, не то очень мелкий дождь. Человеческая столица куталась в него, словно стареющая матрона в вуаль. В воздухе пахло сыростью и несвежей рыбой. Закалённый в боях воин Света поправил свою верную булаву и поёжился. Не каждый день офицеры среднего звена встречаются с высшими военными чинами в неформальной обстановке. Живая легенда Альянса, сам Серфантос Свистощит бесшумно остановился рядом с Реаном. Тот окинул его взглядом: бритоголовый, седовласый дворф зрелых лет. На затылке “конский хвост” длиной до плеч. Средней длины усы и шикарная двухглавая борода до пояса — знак Воителей — лучших воинов-дворфов. За спиной – впечатляющих размеров секира, отправившая в небытие несметное количество порождений зла.

-Здравствуй, боец! — Серфантос окинул взглядом Реана Груммнера, и уголки губ чуточку поднялись.
-Приветствую! – коротко кивнул светловолосый дворф. Он даже не пытался скрывать напряжения.
-Не передумал?
-Меня тут больше ничего не держит. А моя булава ещё послужит во славу Альянса в Нордсколе! – Реан выпрямился.
-Хорошо говоришь, складно. Вот только назад пути не будет, — в морщинках в уголках глаз Серфантоса промелькнула грусть.
-Я готов, товарищ генерал-лейтенант Альянса и Союзных войск! – с нажимом проговорил Реан.
-Что ж, будь по-твоему, ты принят. Корабль до Крепости Отваги отходит завтра на рассвете.
-Служу Альянсу! – в его голосе звучало облегчение.
-А теперь на правах твоего командира приглашаю тебя выпить! – в серых глазах Серфантоса мелькали искорки. –Я угощаю!

[poll id="14"]

Еще на эту тему: