Сердце рыцаря

- Мой лорд, — донесся из-за спины легкий, как шелест утреннего ветра шепот Тиэритали.
Галакрод вздрогнул. Он всегда чувствовал что-то пронизывающее и манящее, когда слышал этот голос. Её голос.
- Да миледи, – он обернулся и увидел её, стоящую около скалы. – Вы вызывали меня?
Она никак не могла привыкнуть, что сам глава гильдии относится к ней, как к своей госпоже. Интересно почему?
- Мой лорд,- повторила она. – Я очень рада вас видеть!
Снова внутри все переворачивается. Что же она творит с ним? Отчего он готов кинуться даже в Круговерть Пустоты только по одному её намеку?
- Я тоже рад вас видеть моя леди! – голос рыцаря смерти глухо доносился из под шлема, который он редко и нехотя снимал. – Очень рад. Вы сегодня просто очаровательны!
Черт что же он несет? Почему в его голове царит суматоха и смятение? Он попытался унять хотя бы стук сердца в груди, опасаясь, что тот его выдаст своими частыми раскатами.
- Благодарю вас, мой лорд, — Тиэритали покраснела и застенчиво потупила взгляд. Галакрод всегда смущал её комплиментами.
- Так что же вы хотели, моя леди? – наконец решился нарушить неловкую паузу рыцарь. – Чем я могу услужить вам сегодня? Приказывайте – я в вашем полном распоряжении!
- Мой лорд не нужно так говорить, — взмолилась она. – Я не хочу чувствовать себя вашей похитительницей, укравшей лорда гильдии только для своих целей.
Глаза лорда Галакрода, скрытые под шлемом и излучавшие холодный синий свет вспыхнули еще ярче. Ладонь, лежавшая на рукояти меча, крепко сжала её.
- Если кто-то посмеет вам сказать подобное, — глухим металлическим голосом произнес он – он будет иметь дело лично со мной. Желание помогать вам принято мной исключительно по собственной воле. А не по вашему капризу. Так что не думайте о таком, ни вслух, ни про себя. Я вас очень прошу.
Приказывать ей так, как остальным членам гильдии, он просто не мог. Не знал, почему, но не мог.
- Хорошо, мой лорд, хорошо, — она подняла взгляд, и блеск в её изумрудных глазах растопил бы лед всего ледника Ледяной Короны не то, что в его голосе.
- Я рад, что вы поняли это, — уже мягко сказал он. – А сейчас я бы хотел помочь вам с прохождением одного из подземелий, если вы не против. Только сразу предупреждаю – если я прошу вас стоять в безопасном месте, это значит стоять в безопасном месте, а не лезть в гущу драки с намерением мне помочь. Ваш опыт будет накапливаться и без вашего участия. Договорились?
Тиэритали лукаво улыбнулась и кивнула. Галакрод, посмотрел на неё, все понял и тяжело вздохнул. Зачем он ей это говорит?
***
Мрачный Некроситет просто кишмя кишел нежитью. Прислужники Плети, последователи Культа Проклятых норовили напасть из-за каждого угла или потайной ниши в стене. Скелеты, бряцая костями и латами, непонятно для чего надетыми на них, мчались в безумную атаку на рыцаря смерти. Вурдалаки с мерзким хлюпаньем и гортанными завываниями старались оттяпать у лорда что-нибудь лишнее, да вот только натыкались на холодную сталь его меча, теряя при этом собственные части тела. Маги-прислужники Культа дальновидно встав подальше от гущи сражения, читали проклятия и насылали порчу на Галакрода. Если бы не крепкая броня, верный меч, да магическая сила самого рыцаря, ему пришлось бы туго.
Так или иначе, Галакроду было легче здесь, в привычной ему обстановке жаркого боя, где инстинкты бойца и ловкое умение владения клинком сохраняют все остальное в целости и сохранности. Это давало ему возможность отвлечься от тех мыслей, что не давали ему покоя уже довольно таки давно. С тех самых пор, как он встретил леди Тиэритали (или же Тали, как она просила её называть).
Рыцари смерти лишены души. Но у них есть сердце. Освобожденные от власти Короля-Лича, они вернули себе практически все свои ощущения и чувства, которыми владели ранее, в прежней жизни. Они практически снова стали самими собой. Но Галакрод не думал, что к нему вернется любовь. Точнее не вернется – появится впервые.
При жизни эльф крови не успел испытать это прекрасное, светлое чувство, опьяняющее сильнее самого лучшего вина и дающее силу, в стократ превышающую действие любого алхимического эликсира. Были симпатия, увлеченность, заинтересованность, но любви в чистом виде не было. Он полагал, что все еще впереди. И не напрасно.
После того, как на его поселение напала Плеть нежити, его семья и близкие пали. Никто не уцелел, а уцелевшие обратились в живых мертвецов. Галкроду же повезло немного больше, если это вообще можно назвать везением. Его, как самого рьяного бойца в арьергарде противостояния Плети лично выбрал и воплотил в рыцаря смерти лич Амал-тазад, руководивший набегом. Это был один из первых господинов Галакрода во время служения Королю-Личу. И его же первого рыцарь убил после освобождения от воли Владыки Мертвых.
Присягнув на верность Орде и её вождю Траллу, Галакрод все же чувствовал себя одиноким. Вернувшиеся воспоминания, боль ураты родных, друзей, хладнокровие времени не оставляли в покое рыцаря ни на минуту. Тогда он решился создать свою гильдию, свой клан, дабы не быть одиноким самому и не дать зачахнуть от одиночества подобным ему героям.
Леди Тали была в числе первых, вставших под знамена гильдии Посланников Ада. Молодая чернокнижница, в свое время она бежала от ужаса Плети, во время вторжения в Кель-Талас падшего принца Артаса. Будучи тогда еще юной девочкой, Тали осознала весь ужас и страх перед Королем-Личом. Надо отдать ей должное – она не испугалась, а поклялась отомстить Плети и её проклятому господину за все страдания и боль, причиненные её народу.
К сожалению, между её желанием и её опытом была большая разница. К счастью она попала именно под командование лорда Галакрода. Исполнительная, разумная и в тоже время веселая и бесстрашная, она рвалась туда, где опытные воины не раз порой терпели поражения из-за маленьких своих промахов. Галакрод просто не мог допустить таких, хоть и похвальных, но крайне необдуманных шагов. Он решил лично помогать молодой волшебнице в её стремлении стать сильнее и опытнее во имя свершения общих целей.
Галакрод даже не задумывался поначалу о том, что внутри его бездушного тела может теплиться хоть какие-то искорки светлых и высоких чувств. В общении с чернокнижницей он вел себя спокойно, даже немного суховато, и сурово. Но Тиэритали не отчаивалась, и по мере сближения в общении и совершенных вместе геройских подвигов лорд начал ощущать в себе серьезные изменения. Он стал мягче, в его сердце стало светлее, и даже старая боль тревожила его все меньше и меньше. Наконец однажды он понял, что это с ним происходит и одновременно ужаснулся и был счастлив.
Толчок сгустка тайной магии толкнул Галакрода в грудь. Он скинул с себя секундное оцепенение и заклинанием притянул к себе мага, выставив вперед меч. Подбегавшему скелету он просто снес голову ударом кулака. Тут что-то интуитивно заставило его обернуться. Вот так он и знал. Вместо того чтобы сидеть тихо и ждать, Тали выскочила и принялась геройствовать. Вызвав себе в помощь духа Бездны, она яростно атаковала ближайшего к ней вурдалака, даже не подозревавшего о её присутствии. Но это не помешало ему в тот же миг атаковать новую цель.
Видно схватка загорелась довольно давно, так как пока лорд был отвлечен, вурдалак успел почти прибить духа, исполняющего приказ хозяйки. Когда Галакрод обернулся, дух с тихим воем растворился в воздухе, оставив после себя лишь браслеты повиновения. Вурдалак напал на эльфийку стремительно, почуяв свежую плоть и кровь. Но леди Тали не уступала ему в быстроте и ловкости. Разница была лишь в том, что мертвец, не уставая наносил удары, а эльфийка отбивала их с каждым разом все тяжелее и тяжелее. Но тут вурдалак издал жуткий вопль и непонимающе уставился на торчащее из его костлявой груди лезвие клинка Галакрода. Рыцарь резко дернул меч, и вурдалак развалился надвое, испуская зловоние от своего полуразложившегося тела. Из него не вытекло ни капли крови – её просто не было у ходячего трупа, пусть даже столь шустрого.
- Миледи, вы в порядке? – осведомился рыцарь.
- В полном, мой лорд, — как можно бодрее ответила ему, слегка отдышавшись эльфийка.
Он взглянул на неё с укором:
- Я же вас просил леди Тали, и вы мне обещали, — укоряющее начал он, но она извиняющим выражением взглянула на него. Ох, снова это захлестывающее ощущение, когда он просто беспомощен перед этим взглядом. В такие моменты он боялся потерять рассудок и утонуть в этих изумрудных глазах навсегда. А хотя хотел этого не меньше.
Он только снова выразительно посмотрел на неё, но от дальнейших нотаций воздержался. Кроме того надо было идти дальше, скоро им предстояло сразиться с темным магистром Гандлингом, проклятым ректором Некроситета. Галакрод только понадеялся на то, что Тали научилась чему-то в этот раз. Но он понимал, что он надеется так уже не в первый раз. И не в последний.

Еще на эту тему: