Истории мага. Один, но не одинок

Третья глава цикла рассказов господина AlWind’a. Написание продолжения идет полным ходом, отзывы, насколько я могу судить, в основном положительные. В комментариях не стесняйтесь высказывать свои пожелания, а также обоснованную критику. К сожалению, считать обоснованной критику в стиле “все плохо и автору ничего не поможет” или “где тут лор???” (см. пояснения Кувалдыча) я не смогу =).

Небо, отпусти меня домой!
Я не скажу ни слова.
Небо, отпусти меня домой!
Чистой останется дорога.
(Группа ПилОт, песня Небо.)

- Живой. Уже хорошо. — голос доносился издалека, как будто собеседник находился далеко от мага. — Не пугайся, хотя тебя вряд ли напугаешь, сам мне пациентов всех распугал. Ты на борту лекарского дирижабля «Пески Калимдора». Вставай и возвращайся… куда тебе нужно. А у нас места мало….

- Сколько я тут? — хрипло спросил чародей, пытаясь приподняться на локтях. — И где мы?

- Вот дурной. — сильные руки подняли мага и опустили на пол, прислонив к стене. Теперь он мог разглядеть владельца, точнее владелицу голоса. Тауренка. Скорее всего друид. Ничто в этой жизни не меняется. — Я же говорю: на дирижабле «Пески Калимдора». Направляемся в Мулгор, только что миновали Оргриммар. Выметайся, «больной», мест нету для раненых, а ты вон, более или менее на ногах стоишь. А провалялся ты в забытье — ну что-то около двух недель. Доволен? Теперь подвинься.

Она говорила без намёка на грубость. И пусть звучало это немного неприятно, тауренка, видимо, привыкла так общаться. У неё были добрые глаза, и на мага они смотрели без тени недовольства. Пока Орсон приходил в себя, на его место уложили массивного орка. У него не было кисти руки, нога буквально отделена несчастного, большая часть тела — обморожена. Всё понятно — очередной бедняга, вернувшийся из-под Ледяной Короны. Друидка закатила глаза, пробурчала что-то про идиотов, которые калечат друг друга и покрылась корой. Вскоре вместо тауренки рядом с койкой стояло создание, больше похожее на энта. От неё исходила аура, которая рождала в голове образы леса. Огромного, вечнозелёного, тёплого и ласкового. Маг замер в изумлении, глядя, как ловко друидка разбирается с ранами. Вот уже была видна появляющаяся кисть. Сначала полупрозрачная, затем всё более и более… материальная, что ли. Ногу служительница леса аккуратно уложила на койку и провела над ней рукой. Легонько мигнул зелёный свет, и нога с хрустом присоеденилась к телу. Сращивание костей. Да, друиды были мастерами в таких делах. Лучшие целители, если смотреть на дело объективно. Им всегда непривычно на поле боя, но вот в таких госпиталях — дьявол, сколько же таких дирижаблей бороздят пространство над морями, курсируя от ледяных пустошей Нордскола до песков Калимдора? — они могли творить чудеса.

Тауренка закончила. Орсон так и стоял, прислонившись к стене каюты, наблюдая как она возвращает себе истинный облик. Устало отерев лоб, друидка повернулась к магу, который поспешно натянул капюшон. На её лице появилась улыбка.

- Зря ты это… — она указала на капюшон. — Я же целитель. Поверь, дорогой мой, я и не такое видела на своём веку.

- У меня ощущение, что эту фразу я слышу не впервые. — заметил Орсон, всё-таки не снимая капюшона. — Мне надо уходить?

Как хочешь. А вообще… пойдём. — друидка взяла мага под руку и повела вон из каюты. — Напою тебя отваром, может полегчает. Ну, а ты взамен мне поведаешь историю какую-нибудь. У нас-то здесь всё однообразно. Несчастные, которым надо помогать. И ведь… а ладно.

Махнув рукой, тауренка повела мага по коридорам дирижабля. Поскрипывали доски, которыми был выстелен пол. Переговаривались лекари и санитары — тоже новое явление, как и рекрутёры — сновали туда-сюда гоблины, осматривая какие-то приборы, которыми были щедро утыканы стены. Маг смотрел на всё это с изрядной долей любопытства — он никогда ещё не был внутри настоящей воздухоплавательной машины. Точнее не был в летающем госпитале.

Друидка отворила дверь и пропустила чародея внутрь. Скромная каюта отдавала теплотой и уютом. Вместо окна — иллюзия, показывающая девственный лес. Стол, стулья, аккуратно заправленная койка. Тауренка указала на стул, взяла с полки чайник и поставила на небольшую плитку. Щёлкнула пальцами и начала разливать кипяток по кружкам. Вот он, плюс техномагии, которая нашла широкое применение как на военном поприще, так и в быту. Через несколько минут перед магом появилась кружка с горячим отваром. Он осторожно заглянул в неё, потом втянул носом воздух, пытаясь понять запах. Напиток пах приятно, это не могло не радовать, однако пить Орсон не спешил. Венгет — так представилась друидка — посмотрела на него с усмешкой.

- Не бойся, не отравлю я тебя. — у тауренки была добрая улыбка. — Что-то вроде чая, но из трав, которые из дома привезены. Попробуй.

Маг аккуратно взял кружку в руки и сделал глоток. По телу разлилась такая приятная ломота, что он с удивлением уставился на напиток. Ощущения — как будто вкусил воды из источника, в котором плещется магическая энергия. Да. Воистину друиды знают толк в своём деле. Как в лечении, так и в уюте. Орсон отпил ещё немного и отставил кружку в сторону, чтобы не тратить приятный напиток и растянуть удовольствие подольше. Венгет понимающе кивнула и сложила руки на груди, внимательно смотря на чародея. Тому стало не по себе — друидка как будто хотела залезть ему в голову, воскресить воспоминания, нагло покопаться в памяти. Однако… наваждение исчезло.

Венгет тряхнула головой и задала вопрос, выбивший мага из колеи.

- Что ты там забыл? — глаза её смотрели серьёзно. — Я ведь вижу, точнее чувствую, что ты не настолько фанатичен, чтобы идти воевать с Альянсом. Да и пропаганда на тебя не действует. Рекрутёров встретил?

- Да. — кивнул маг, делая новый глоток из кружки. — Копалась в голове?

- Но дальше двух недель ты меня не пустил. — рассмеялась друидка, но взгляд её вновь сделался печальным. — Вот тут, — она вытащила из ящичка стола небольшую коробку и протянула магу. — Вещь, которую тебе просили передать. Но посмотри на неё лишь в Даларане. И не думай отнекиваться — я тебя всё-таки лечила.

- Хорошо, Венгет. — чародей обречённо кивнул, убирая коробочку в карман мантии. — Я пойду. Спасибо… за лечение.

- Да хранит тебя Мать Сыра Земля. — вздохнула тауренка, благословив мага. — Не дай удача нам ещё раз встретиться в таких условиях.

Через несколько минут Орсон выбрался на палубу дирижабля. Мимо проплывали пейзажи Калимдора, вдалеке виднелся Ашенвальский лес, а внизу тянулись саванные пейзажи степей. По палубе лениво слонялись гоблины, несколько орков, замотанных в бинты как мумии, таурен и два тролля разглядывали степь, едва ли не свесившись за борт. Сыпали знакомыми названиями, выясняли имена общих знакомых. Магу сделалось грустно: ему-то так не с кем было поговорить.

Наверное это выглядело символично — в который раз очутиться там, где началась новая жизнь. Вновь чуть ли не со смертного одра. Чародей покачал головой, раскинул руки в стороны сложил ладони, воскрешая в сознании узор заклинания телепортации. Ещё секунда и он исчез во вспышке энергии, чудесным образом перенесясь в Даларан.

Город встретил привычной прохладой. После жаркого солнца Калимдора, ленивый воздух Нордскола пьянил. Мимо прошёл один из магов Кирин-Тора, кивнув коллеге. Волшебникам было плевать на внешний вид и принадлежность к фракции. Рыбак рыбака, как говорится…

Орсон огляделся и с неудовольствием отметил, что промахнулся. Сказались две недели без практики — в какой-то кусочек узора закралась ошибка. Теперь же предстояло миновать полгорода, чтобы вернуться… домой?

- Эх, где наша не пропадала? — с улыбкой поинтересовался сам у себя Орс, расправляя мантию. — Прогуляемся.

Вечерело. Город погружался в темноту. Мрак разгоняли магические фонари, но их свет был слишком уж неестественным. Вновь Даларан медленно, но верно плыл в объятия ночи. Такой же тревожной и нервной, как все предыдущие. Жители плотно закрывали ставни, запирали двери, активировали охранные заклинания. Мало кто бродил по городу ночью, если только не говорить о влюблённых парочках, которым всё ни по чём. Счастливое это время, наверное, когда ты думаешь только о следующем свидании.

Каждый в своей жизни переживал эти моменты. И даже угрюмый Орсон, который брёл по вечерним улицам, не был исключением. Погруженный в свои мысли, размышляя обо всём том, что он увидел на фронте, маг не обращал внимания ни на кого. Он прошёл мимо рынка, на котором обычно толкались покупатели. Купить — или продать — можно было абсолютно всё, что угодно. И никто не поинтересуется, откуда у вас вещица. И никто не позовёт стражу, если узнает свою вещь. Это не принято.

Лавки закрылись. Фонари тускло освещали аллею, которая сейчас выглядела пустынной и мрачной. Волшебник посмотрел на небо. Тучи скрывали его, и последние лучики солнца пытались пробиться сквозь эту мрачную пелену. Шпили башен пронзали свинцовые тучи, молчаливыми гигантами — казалось бы — подпирая небо.

Маг остановился на перекрёстке, вытащив из кармана коробочку, которую передала ему Венгет. Он догадывался, что в ней — точнее нагло читал мысли друидки — но до конца не верил, что всё это правда. Поддев пальцем крышку, Орсон открыл её, со смесью ужаса и раздражения уставившись на содержимое. Значок, приспособленный для ношения на любой одежде — а так же доспехах. Вот уж чего-чего, а напоминаний о глупом предприятии на Оке Бури, магу иметь не хотелось. Но всё-таки шевельнулось что-то в груди. Орс аккуратно достал значок, посмотрел на него с близкого расстояния и убрал в кошелёк, где хранилось золото. Пусть будет. Как напоминание, что больше ни за какие коврижки не стоит возвращаться на фронт.

Коробочка взмыла в воздух. Маг внимательно посмотрел на неё, и она вспыхнула огнём. Легким движением руки волшебник отправил горящую коробку в ближайшую урну и продолжил свой путь. Сейчас ему больше всего хотелось выпить кружку старого доброго пива, да съесть хорошо прожаренный стейк. Неважно из какого зверя. Главное чтобы всего было в достатке. Мяса, пива, сыра. Даже почти мёртвые хотят есть. И таверна «У старого алхимика» могла обеспечить мага желанным.

Окна трактира светились ласковым огнём. Из обеденного зала доносились звуки пирушки. Орсон остановился у дверей и с недоверием посмотрел на вывеску. Неужто за время его отсутствия появились новые постояльцы? Обычно здесь не селился никто, так что маг быстро сдружился с трактирщиком Огилом. Добродушный старик, хоть и любил поворчать. Волшебник толкнул дверь и тихо зашёл внутрь, стараясь не особо бросаться в глаза. Конечно можно было использовать заклинание невидимости, но разве это наш метод? Не сегодня — это точно.

Столики были сдвинуты в центре зала. За ним сидело около сорока — а может и больше, разве сосчитаешь? — искателей приключений. Они что-то очень бурно отмечали, а бедный Огил сбился с ног, переправляя снедь из закромов прямо на стол. Орсон облегчённо вздохнул и направился к стойке, чтобы занять любимое место. На него не обратили внимания. Собравшимся явно было не до каких-то там посетителей. Их можно понять — море выпивки, сытная и вкусная еда. Что ещё надо пожелать для полного счастья? Наверное ничего.

Трактирщик вернулся к своему месту спустя минут десять. На ходу вытирая потный лоб огромным носовым платком, он не сразу признал Орса. Не поворачиваясь к посетителю, Огил поинтересовался, что тому будет угодно, и, лишь услышав знакомый голос, резво для своих лет развернулся, вглядываясь в лицо, скрытое капюшоном.

- Живой, чертяка. — лапища трактирщика сжала руку мага. — Ну слава удаче. А я уж было подумал что и на старуху нашлась проруха. Рассказывай. Всё рассказывай.

Волшебник улыбнулся. Первый раз за долгое время его улыбка была искренней и дружелюбной. Один — не всегда одинок. Перед Орсоном появилась бутыль крепкой перегонки — настойки, которая славилась своим по-истине драконьим вкусом — тарелка со свежей похлёбкой и хлеб. Огил выбрался из-за стойки и уселся на стул рядом с магом, наполнив стаканы мутной жидкостью. Товарищи тихо чокнулись стаканами, залпом осушили их и дружно крякнули — крепкая зараза.

Только теперь чародей понял, как проголодался. Накинувшись на еду со зверским аппетитом, он остановился лишь когда миска была буквально вылизана. Налили ещё по одному стакану, выпили и начали разговор. Орсон рассказал о своих приключениях, упомянув и о дирижабле, и о Вингет, и о сражении за Око Бури. Огил кивал, задумчиво вертя в руках пустой стакан. Потом попросил показать значок. Аккуратно посмотрел на него сквозь увеличительное стекло и вернул магу, вновь наполнив стаканы. Тостов не произносили. Каждый пил за что-то своё. Теперь настала очередь Орса задавать вопросы.

- А эти кто такие? — поинтересовался волшебник, кивая на шумную компанию. — Новые постояльцы?

- О. Это, брат, гильдия Последний День. Или Апокалипсис, уже не помню, только один раз видел нашивки. — Огил прервался, чтобы промочить горло. — Ты прав, постояльцы. Чем им «Алхимик» приглянулся — ума не приложу. Въехали недавно, буквально дня три или четыре назад. Их больше, кстати. Просто у меня комнат не хватило, но твою никому не отдавал. Остальные в «Приюте Фокусника» остановились. Но дело не в этом. — трактирщик многозначительно поднял палец. — Они отмечают успешный поход к Ледяной Короне. Не знаю, насколько далеко и как они туда пробрались, но трофеев принесли уйму. Сам видел. Часть продали, часть забрали себе.

- Погоди. — Орсон недоумённо посмотрел на Огила. — А что сложного в том, чтобы добраться до Ледяной Короны? Садишься на дракона и…

- Так ты же не знаешь… — товарищ покачал головой. — Альянс взял Озеро Ледяных Оков. Теперь, демон их побери, «вечные друзья» грызут друг другу, практически полностью перекрыв подходы к Ледяной Короне. Орудий понаставили на горах. Не дают добраться даже по воздуху. Видимо счёт идёт на секунды. Репутация в мире, поддержка, в общем политика. Сейчас-то всё устаканивается — линия фронта проведена, масштабных действий друг против друга не ведут. Ограничиваются партизанскими рейдами. Но если у них не хватит ума остановиться… — мужчина покачал головой. — В общем не останется Пепельного союза и придётся нам рвать когти из Даларана.

Всё это больше походило на какое-то царство абсурда. Орсон понял, какая атмосфера царит на фронте, но здесь, в Нордсколе, всё было ещё хуже. Маг хотел задать товарищу ещё какой-то вопрос, но этому не суждено было сбыться. К стойке подошла эльфийка. Светлые волосы, острые ушки, яркая представительница своего народа. Звонкий голос её был приятен слуху, да и взгляд куда более живой, нежели у некоторых других.

Орсон уткнулся в стакан с перегонкой и дал товарищу возможность заниматься своими, рабочими делами. Вернулся он минут через пять. Посмотрел на сборище, махнул рукой и пробурчал что-то насчёт усталости. Эльфийка больше не появлялась. Волшебник допил остатки перегонки, поднялся со своего стула и ушёл на второй этаж, где располагались спальные комнаты. Поднявшись по лестнице, он оказался в коридоре, который простирался в обе стороны на приличное расстояние. Хоть «У старого алхимика» и выглядел не таким уж большим, внутри явно поработали магией, расширив помещения.

Волшебник что-то высматривал в зале, так что налетевшая на него незнакомка была полнейшей неожиданностью. Девушка отскочила от Орсона, бросив на него злой взгляд. Хорошо хоть не послала к демонам. Она скрылась в ближайшей комнате, даже не проронив ни слова. Маг в сердцах сплюнул на пол, да и направился к своей комнате, на ходу расстёгивая застёжки мантии. Лишь закрыв дверь и опустившись на кровать, чародей смог хоть немного расслабиться. За окном шумел ветер. Мимо трактира прошёл патруль городской стражи. Их ботинки отбивали мерную дробь, больше походящую на стук капель по крыше. Чародей закрыл глазницы ладонью, с неприязнью ощущая кость.

В комнате царил беспорядок. На полу разбросаны исписанные листки пергамента, пустые чернильницы и испорченные перья. Стол, стулья, столик в ванной — если зеркало с умывальней можно было назвать этим гордым словом — завалены различными книгами. Несколько выпусков «Даларанского вестника» лежали вообще на люстре. Всё вокруг было покрыто приличным слоем пыли. Орсон не утруждал себя уборкой, а Огилу было откровенно плевать на вид комнаты, если постоялец исправно платил.

Маг убрал руку от лица и посмотрел на стол. Поверх стопки книг лежал листок, явно принесённый недавно. Он сосредоточил взгляд на листке, протянул руку, и тот плавно вспорхнул со стола, оказавшись в пальцах чародея. Орс развернул записку и погрузился в чтение.

Друг мой!
Я отправил к тебе в таверну вещи, которые не согласились взять целители. Не знаю, когда ты вернёшься и прочитаешь записку, но надеюсь всё дошло в ценности и сохранности. Быть может тебе не интересно, но сотник быстро оправился от ран и вновь в строю. Мы задали жару и теперь нам обещают заслуженный отдых, так что через месяц — или меньше, как повезёт — жди нас с Кристом в гости.

Даже если ты не захочешь возвращаться на фронт. Даже если ты не захочешь больше воевать… загляни к нам в Траллмар. Седая Сотня приняла тебя. И мы всегда будем рады видеть твою… физиономию. И да, никто из нас не боится заразиться чумой.

С уважением, Эрден. Командир первой роты Седой Сотни.

Маг перечитал записку ещё раз и улыбнулся. Лишь один демон знает, как повернётся жизнь. Орсон не хотел больше воевать, теперь он точно навоевался с Альянсом на всю оставшуюся жизнь. Но тот факт, что кто-то кроме Огила вспомнил о его существовании. Что кто-то пообещал навестить… чародей был тронут. Возможно, это особенность тех, кто всегда рядом с опасностью, готовый завтра не вернуться с поля боя. Особенность, которая заставляет скорее присматриваться к соратникам.

Теперь волшебник знал точно: как бы ни повернулась судьба, он обязательно побывает в Траллмаре, навестит двух товарищей, которые, возможно, теперь стали его друзьями.

Еще на эту тему: