Два патрона Марти. Часть 2

Вторая часть рассказа от читателя Никиты. Первая называлась Жизнь и смерть, вы также можете прочитать его работу Я, Эдвинн ванн Клиф и Залив трофеев.

Где-то совсем далеко и совсем тихо капала вода.

Марти сидел в темном холодном углу подвала, обхватив свои колени маленькими мозолистыми ручонками. Его большие глаза сверкали и сияли сквозь совершенную призму обычных слез. Мороз игриво щелкал по коже, словно заряд электричества, а обычная холщовая курточка не грела и не сохраняла тепла. За пазухой лежала черствая краюха хлеба, от которой Марти изредка отщипывал кусочки, отправлял в рот. Медленно жевал, как пластилин. Пища не приносила ощущения сытости, но продлевала жизнь.

Марти вспомнил, как он сидел в своем домике вместе с Сарой. Как пылал камин, как шкворчали на плите лепешки, как игриво смеялись дети. За окном дули северные ветра, а на небе появлялись всполохи северного сияния. В своей маленькой крепости Марти чувствовал себя защищенным, даже война с Королём-Личом казалось ему далекой и призрачной. Где-то там, на севере, может, и гибли люди, гномы, эльфы, окропляя своей жаркой кровью каменные ступени Цитадели, а у Марти дома шкворчали лепешки и синеволосая Сара укладывала детей спать.

А потом жену и детей вызвал к себе Механозод. Марти тогда не было дома. Он вместе со старшиной Флемингом ушел чинить охранного бота на нефтяное озеро. На небе сверкали молнии, и погода портилась, но Марти крутил отверткой упрямые болты. Старшина вечно веселый и разговорчивый потчевал товарища своими историями, в которых как всегда тесно заплелись в узлы, правда и ее неизменная спутница, ложь.

После работы Марти позвал старшину на ужин, но не нашел свою семью. Навстречу им вышли роботы, которые отдаленно напоминали гномов. Глаза Марти поплыли, и он медленно стал падать в темноту, чувствуя на своём горле цепкую хватку механических рук.

Марти открыл глаза и увидел перед собой лицо старшины, перекошенное отчаянием, болью и страданием. Старшина что-то шептал Марти, а тот, будто находясь в пьяном бреду, лишь невнятно мычал в ответ.

Затем словно молотками по металлу тысячи невидимых рук застучали в дверь. Громадная дверь подземного хранилища прогибалась под ударами механогномов, но держалась, как последняя преграда между жизнью и смертью, плотью и металлом, душой и механизмом.

Марти отщипнул еще кусочек хлеба и проглотил его. Внезапно на металлическую дверь снова началась осада. Теперь уже, будто огромная кувалда вступила в единоборство с дверью, обрушивая на неё редкие, но стабильные удары.

Гном закрыл глаза и представил себе тех незваных гостей. Он понимал, что они уже будут разительно отличаться от него и от старшины.

Гном вспомнил, как несколько часов назад Флеминг взвел курок, пожелал Марти удачи и спустил его, оставив в своем черепе зияющую дыру. Живая кровь стекала вниз под ноги Марти. Тот не мог сдержать слез.

Дверь из последних сил сдерживала нападающих. Марти поднялся с земли, сжимая в руке револьвер. Он посмотрел на барабан, в котором осталось два патрона из опасной блестящей стали. Взвел курок ровно в тот момент, когда дверь слетела с петель.

Выстрел – звон металла.
Выстрел – хруст костей.

Еще на эту тему: