Жизнь и смерть. Часть 1

Один из читателей блога, Никита, который вероятно знаком вам по великолепной зарисовке Я, Эдвинн ванн Клиф и Залив трофеев решил написать более законченное и глубокое произведение. Это будет сага о войне, без излишнего романтизма и розовых очков. Война между Ордой и Альянсом такая, какая она есть.

Все-таки это была длинная ночь.

- Сколько сейчас времени, — устало произнес обессилевший воин, переминая в руке комок земли.
- Пять часов. Скоро рассвет, — медленно произнесла хрупкая волшебница с длинными волосами, цвета соломы.

Воин вздохнул, ловя лезвием своего топора блики затухающего костра. Он промок и вымотался, вымотался так, как не стают люди в принципе. Но с нынешней войной это уже вошло ему в привычку. Вполне дурную привычку. Сейчас такое время, когда все живут на гране какого-то предела человеческих сил, а иногда и за его пределом. Война с Ордой медленно как пиявка вытягивает из людей соки. В голове война давно уже перемешалось все. Эти густые леса Ашенваля, морды орков, клыки троллей, смрадные кости мертвяков. В этой большой суматохе Азерота он уже перестал понимать, за что воюет, за кого. Врага надо убивать – так говорили его наставники. Но зачем и почему – никто не говорил.

Впрочем, воин и не сильно сопротивлялся этой доктрине. На горьком опыте он понял одно, ты убиваешь, чтобы жить. Да и помилуешь врага, будешь ли ты уверен, что он сделает так же в другой раз. Война она такая. Бессмысленная и беспощадная. На густой траве Ашенваля она выглядела немного по-другому, чем в родном Закатном крае. Как вещь далекая и неведомая – она была эфемерна и воспринималась как должное. Здесь же тот призрак войны превратился в более чем реальную мясорубку. В нее тысячами уходили люди, гномы, эльфы, а возвращались только инвалиды и калеки. А чаще и вообще не возвращались. Одно только радовало война – у Орды все точно так же.

- Твоя очередь, воин, — устало прохрипел гном-охотник, выбираясь из неглубокой канавы, — Копай глубже…

Воин молча поднялся с сырой земли и взял в руки обломок ржавого меча, который стал ему лопатой. Где-то среди силуэтов деревьев зарделась новая заря. Послушная сталь с неохотой начала вгрызаться в землю Ашенваля.

Охотник укутался в свой рваный плащ и тихонько заревел, перемешивая со злобой боль, с болью бессилие. Мужские слезы, скупые и горькие разбивались о кольца вороненой кольчуги.

- Что я теперь скажу ей? Сегодня мы с ней потеряли сына! Что я скажу ей?

Колдунья отвернулась в сторону, ловя взгляд воина. Он все видел.

И зачем говорил он, я пошел сюда. Ради этих зеленых глаз?

Вполне возможно, чтоб если бы воин не заметил нашу героиню, его бы не было в Ашенвале. Ведь он держал путь на запад в Дарнасс. Просто что-то в тот вечер его задержало. Неужели эти зеленые глаза?

- Все. Готово, — произнес воин, вылезая из ямы. Он с ненавистью откинул подальше в сторону обломок меча и вытер руки об кусок какой-то тряпки.
- Что я скажу ей? Не спас, не защитил? Не уберег? Родная кровь пролилась здесь, а я не смог…отец хоронит сына…
- Вставайте, пора. Рассвет близок.

Гном сверкнул глазами из-под плаща.

- Ах ты! – гном резко вскочил и кинулся на колдунью, та не успела сделать нечего, видя у своего горла острую заточку, — Почему ты не спасла его, тварь?
- Гном, отойди, — тихо произнес воин, — Хватит уже крови на сегодня.

Гном метнул взгляд на воина.

- Ты…ты не понимаешь…она могла спасти его. Спасти моего сына. Ты не понимаешь. У этих волшебников есть камни, которые спасут тебя при смерти. Она могла дать его моему сыну!
- Я все знаю гном, но убери нож.
-Нееет! Кому ты дала камень стерва?! Кому тварь?

Колдунья вздохнула и отвела свои зеленые глаза в сторону.

- Говори же. Немедленно!
- Я дала его…- Колдунья махнула рукой вперед, ему…

Гном обернулся и посмотрел на каменное лицо воина, а затем бессильно упал на траву и зарыдал. Колдунья смотрела в глаза воину, и ему показалось, что по ее щеке поползла слеза. Он повернулся и медленно побрел хоронить священника Эрла. Тело отдельно, голову на грудь.

А вокруг щебетали птицы, и небо было чистым-чистым.

Продолжение следует…

Еще на эту тему: