Дети подземелий. Часть 2.

Вторая часть оригинального рассказа от господина Мафлера. Первую часть можно найти тут.

Часть вторая, в которой я использую горох и вижу четырехглавого ангела

Костя постарался на славу. Комнаты, которую мы ожидали увидеть, больше не было. Если раньше это был большой круглый зал, с трибунами наверху, похожий на колизей, то теперь это было похоже на замок. Здесь было холодно. Стены, казалось сделанные изо льда, светились мягким голубым светом. Кое-где были расставлены ледяные скульптуры. Где-то вдалеке завывал ветер. Вряд ли, конечно, это ветер. Скорей всего Костик включает звуки через колонки, но звучало красиво и завораживающе. Все-таки чувство вкуса у этого папенькиного сынка было.

Осматривая новую комнату, я услышал легкий щелчок под ногами. За месяцы игры я понял, что здесь не бывает случайных звуков. Это была ловушка. И я оказался прав. Одна из скульптур вдруг ожила и побежала в нашу сторону. Она, а точнее он, уже не казался ледяным. Эффект был достигнут благодаря специальному освещению пьедестала. И сейчас на нас бежал обычный человек, здоровенная детина с битой в руке.

Я достал из рюкзака банку с горохом, которую я прихватил в шлюзе, и рассыпал горсть горошин на пол. Детина поскользнулся и растянулся на полу, выронив биту. Озадаченно взглянул на меня, затем быстро вскочил и пошел в рукопашную. Я уклонился от левого хука, еле успел увернуться от аперкота. Бугай периодически что-то громко выкрикивал и продолжал размахивать своими здоровенными кулаками. Вова ловко прыгнул за спину детине и начал наносить удар за ударом. Подбежавший Вадик с разворота влепил детине ногой по уху и тот рухнул вниз. Ну, что ж, первое серьезное испытание. Костик выдал биты своим новым бойцам и явно заставил их походить на тренировки по боксу.

— Тут на полу ловушки. — Предупредил я друзей, — надо идти друг за другом.

И мы пошли к проему в дальнем углу. Шаг в шаг, внимательно глядя под ноги. Больше ловушек не было, и мы благополучно перешли в соседнюю комнату. В центре помещения, еще больше похожего на ледяную пещеру, находился очередной враг. Теперь это был мужик. Огромный такой мужик, раза в два, ато и в три больше того бугая с битой. Здоровяк сидел на каменном полу, опустив голову на грудь. Мне даже показалось, что он спал. Он был одет в одни трико, и внешним видом напоминал уголовника. Похоже, что Костику не понравились те пацаны, которые играли против нас раньше. Теперь это были мужики постарше. Но Самое страшное было не это, а то, что у здоровяка в руках был топор. Настоящий топор, которым легко можно убить.

Мы переглянулись. Отступать явно никто не хотел. Я снова посмотрел на врага. Обойти его не получится, придется драться. И тут здоровяку в голову с треском влетел камень. Затем еще один, и еще. Я с ужасом посмотрел на Серегу: он стоял и кидал один за одним камни, доставая их из сумки. Точности Сереги не занимать, ни один из камней не пролетел мимо. Уголовник вскочил на ноги и ошарашено уставился на обидчика.

— Это не я! — Зачем-то выкрикнул Серега, — это он. — И указал на меня.

Я удивленно глянул на друга, затем еще больше удивился, поняв, что здоровяк ему поверил. Теперь он уже смотрел на меня и ревел от ярости. Решив не ждать, пока на меня кинутся с топором, я побежал вперед сам. Подпрыгнул, уворачиваясь от удара топором, но уголовник достал меня свободной рукой. Удар был не сильным, но потеряв равновесие, я пролетел за спину бугаю и крепко влепился головой в стену.

Я попытался встать, но тут же упал. Стена была твердая, каменная, и приложился я к ней, похоже, серьезно. В голове как-будто кто-то ударил в здоровенный колокол железным молотом. Я посмотрел на уголовника: тот улыбался во все свои четыре головы. Четыре головы! Не хватало мне еще сотрясения мозга заработать! Я опять попытался встать, но вновь безрезультатно.

— Стас, ты впорядке? Вставай, миленький! — Кричала Наташа. — Сильно больно? Вставай, пожалуйста! Заклинаю тебя, вставай!

Здоровяк повернулся к девушке, и угрожающе качая топором, двинулся в ее сторону. Сквозь мутный туман в голове до меня медленно доходили слова Наташи. Миленький? Я — миленький? Господи, да я за тебя горы сверну! Да что такое эта боль в голове? Сущий пустяк! Я вскочил на ноги и крикнул:

— Эй ты! Кусок навоза в старых трениках! Про меня не забыл?

И тут я обратил внимание на спину врага. Там были татуировки. В этом, конечно, нет ничего удивительного. Уголовник, он и есть уголовник. Но это были не купола, не черепа какие-нибудь. Это были крылья. Большие крылья на всю спину, сделанные из костей. Четырехглавый ангелок, обиженный моим оскорблением, развернулся ко мне и махнул топором. Я с легкостью увернулся.

— Ну, что стоим? Я один разбираться буду? — Прикрикнул я на друзей.

И битва закипела. Серега метко кидал булыжники, оставляя синяки на теле уголовника. Вовка устроился за спиной врага, ревел и мычал как зверь, нанося болезненные удары. Поддерживающие и ободряющие слова Наташи летали по комнате подобно молитвам, отражались от стен. Иногда мне даже казалось, что она поет. Мне хотелось посвятить нашу будущую победу ей. Пару раз топор достал меня лезвием, разорвал майку на спине, слегка оцарапав. Несколько раз я получил удары обухом. Тело ныло. Постепенно наши силы подходили к концу, а уголовник все размахивал своим топором, будто не замечая наших ударов.

И тут я услышал музыку. Это был Вадик. Из всех вещей в шлюзе он снова выбрал магнитофон с диском какой-то западной электронной группы. Ритмичные звуки, разливаясь по комнате, как всегда придали нам сил. Вадик не поскупился ради общего успеха, он знал, что незамысловатый мотив нам понравится. Удары Вовы теперь сыпались с бешеной скоростью. Приплясывая под музыку, он как-будто получал удовольствие от драки. Сам Вадик точно впал в нирвану. Движения были быстрыми и резкими. В глазах горел огонь. На долю секунды мне даже показалось, что огонь горит и его руках. Языки пламени плясали в ладонях Вадима, обжигали врага, оставляя красные пятна на коже. “Зрительные галлюцинации, — подумал я, — наверное все-таки сотрясение.”

Под музыку слова Наташи еще больше походили на песню, на бравурный марш, вдохновляющий гимн. А камни, казалось, летели еще точнее. Один из них попал уголовнику в висок. Встряхнув головой, бугай направился к Сереге, явно намереваясь размазать его по стенке. Камни больше не летели. Лицо друга исказила гримаса страха. Здоровяк махнул топором, и Серега бесчувственно рухнул на пол.

Обезумев от произошедшего, мы бросились на мужика с новыми силами. Уже не обращая внимание на топор, я выкладывался по полной. Троем мы сбили его с ног. Упав на пол, уголовник стукнулся головой о каменный пол и вырубился.

Все стихло.

Я с ужасом подошел к Сереге, ожидая увидеть реки крови. Но тот приподнял голову и посмотрел на меня, потом на бездыханное тело уголовника и улыбнулся.

— Расслабьтесь, ребят. Я, это… притворился.

Мне хотелось вмазать ему. Ей богу, пересчитал бы ему зубы похлеще, чем этому бугаю. И похоже не у одного меня было подобное желание. Наташа из под лобья глядела на Серегу, сжав маленькие кулачки.

— Поколочу, — тихо прошептал она и через секунду повторила, но уже громче — Поколочу!

— Да ладно вам, — стал защищаться Серега, — ну чего вы? Он пер на меня с топором, что мне еще было делать?

И тут раздался смех. Я обернулся: Вовка и Вадик ржали во весь голос, показывая на нас пальцами. Через секунду смеялись уже все. И в самом деле, чего это мы. Ведь все живы, это главное. Мы прошли первую комнату, справились с неравным врагом. Мы победили.

Я устало опустился на каменный пол. Наташа присела рядом, достала из сумки бинты и какие-то баночки. В нос ударил резкий, но почему-то приятно успокаивающий аптечный запах. Молодец она все-таки, из всех нас только эта хрупкая девушка догадалась взять то, что здесь действительно нужно — аптечку. Я только сейчас обратил внимание на жгучую боль. Казалось, что ребра в правом боку сломаны, а на спину вылили кипяток. Да, силен был бугай.

Наташа обработала рану на спине толи зеленкой, толи йодом, и перебинтовала меня. Остальным досталось меньше: царапины да синяки.

— Надо убираться отсюда, — я встал с пола, — а то этот очухается еще.

И мы вышли в другую комнату в поисках новых приключений. Что еще мог придумать Костик, не знал никто.

Еще на эту тему: