Судьба. Часть 2

Асайя воспрянула духом. Конечно, слухи слухами, но возможность зацепиться хотя бы за какую-нибудь ниточку — возможно, именно она приведёт её к разгадке, и к фрагменту Души Демона.

А Дэв остался с ней. Он… Она не знала, но в нём, в этом человеке, было что-то… Необыкновенное, притягивающее.

Она проснулась рано утром. Солнце заглядывало в окна.

Дэв мирно спал рядом.

Она улыбнулась. Человек, подумать только. Впрочем, почему бы и нет?

Она наклонилась к нему:

- Вставай, соня. У нас тут ещё дела.

Он не без труда разлепил заспанные глаза, увидел её, улыбнулся, сладко потянулся.

- А что, мы спешим? — он попытался приобнять её, но она вывернулась из его объятий.
- Спешим — не спешим, но у меня действительно мало времени. И очень мало достоверной информации.
- Тобой будут недовольны? — он улыбнулся.
- С чего это ты взял?
- Ну, ты же не просто так тут расследуешь всю эту нелепицу с гоблинами, так ведь? По собственному желанию за такие вещи не берутся.
- Много ты знаешь. — она показала ему язык. — Вставай и одевайся. Быстро перекусим, и пойдём искать того сумасшедшего, о котором ты говорил вчера.

Солнце согревало просыпающиеся джунгли. И кто бы мог подумать, что совсем недавно ужасный катаклизм чуть было не стёр Пиратскую Бухту с лица Азерота.

- Парня зовут Тревор. Правда, я не уверен, что нам так легко удастся его найти. — Дэв раскурил трубку.
- Ты ещё и куришь? — Асайя сморщилась.
- Ну конечно. Я же бывший пират, в конце-концов. Арргх! — и он расхохотался.

- Эти пираты вечно находят себе неприятности на голову. Вот я знавал одного пирата Северных морей, так он мне рассказывал, как они там раскопали древние захоронения врайкулов. Ну и всё. Легче других отделался безумный Абдул — который до этого всего был совершенно нормальным. А потом, — фью! — и всё. «Абдул здоров как мул!» — прорычал Дэв, пародируя того самого Абдула. — Или те ребята, которые и после смерти продолжали гоняться за сокровищами великана Сорлофа. Сами уже скелеты да мертвяки, а туда же — «Рома всей команде!»… Да уж. Кстати, там был такой смешной парень, его все звали Гарри Луносвет , потому что он был помешан на вашей культуре, шмотках, ну и всё такое прочее. Так вот этот Гарри…

Асайя слушала его вполуха, но отчего-то ей было куда легче и радостней оттого, что рядом был Дэв. Весёлый, мастер травить байки… И вместе с тем, — она чувствовала, он мог быть серьёзным, при необходимости.

- И тут она делает такой пасс руками, и на палубе появляются волшебные мётлы, которые эту палубу начинают драить! Ты не представялешь! Там была Мэри Стивенсон, причём изрядно навеселе. Так она после этого пить зареклась, ха-ха-ха! Эй, тебе интересно вообще, или я просто так воздух сотрясаю? — он улыбался.

- Ты отличный рассказчик, Дэв, мне интересно тебя слушать. Но скажи — вот тот парень, который пытается спастись от василиска, — это не твой безумный Тревор?
- Ха, а ведь точно! Надо парню помочь. Хотя, может это у него развлечение такое — бегать по джунглям и злить василисков?

Но Асайя уже выпустила стрелу из своего лука. «Чпонк!» — сказала стрела, и василиск свалился замертво.

Безумный Тревор смотрел на них с опаской. Потом сказал:

- А я уже решил, что вы меня пристрелить решили…

Они сидели на берегу (предварительно расчищенном Асайей от наиболее любопытных кроколисков), и Безумный Тревор рассказывал:

- Г-гоблин, да. Страшный г-гоблин, я никогда ничего подобного не видел. Во-первых, весь… Как будто горелый. Будто на пожаре побывал. Кожа даже из зелёной стала коричневой, морщинистой. Глаза одного нет, бельмо белое. Хромает, ходит тяжело. Но п-при этом сила в нём… С-с-страшная.
- А ты его имя случайно не знаешь? — как бы между делом осведомилась Асайя.
- К-крилл. И вот этот гоблин — ужасный колдун, некромант…

«Значит, Крилл. Что ж, уже легче.. И многое совпадает. Ронин рассказывал, что гоблина, прислуживавшего Смертокрылу, звали Крилл. Правда, маг говорил, что гоблина сжёг голем… Значит, не до конца сжёг…»

Неожиданно она посмотрела на Дэва.

И её вдруг бросило в дрожь от его взгляда — холодного, злого.

Она помотала головой, словно силясь прогнать наваждение. И когда открыла глаза, то Дэв снова был обычным Дэвом, и в его серых глазах было легкое удивление. А Безумный Тревор продолжал «вещать», ничего не замечая:

-…и когда ночью я проснулся, меня что-то разбудило, я н-не знаю, я выглянул из каюты… И там, везде, были скелеты, и они совершенно бесшумно, как тени, ходили по кораблю, и светились, мерцали, призраки… Я с-с-с-спрятался под кроватью, а потом, утром, они все, все мои д-друзья, они все были мертвы, и никого не осталось в ж-живых, только я, и я бежал с корабля, как только мог быстро, и ч-чуть не стал кормом для а-а-акулы, но выжил, выжил, а о-они все умерли…
- Ну-ну, Тревор, успокойся. — Асайя попыталась привести беднягу в чувство, но едва она дотронулась до его плеча, как тот подпрыгнул от неожиданности, и, упав на песок, забился в конвульсиях. Потом дёрнулся пару раз, и затих.
- Ах ты ж… — Асайя даже не знала, что сказать. Дэв пощупал у бедняги пульс.
- Ну, отмучался Тревор. — сказал он, — Хех, бедолага. Хотя знаешь, может быть, для него так лучше. Чем жить в постоянном страхе.

Она кивнула, растерянно. Да, может и лучше…

- И что нам теперь делать? Ничего нового он не рассказал… Ну, разве что имя…
- А почему бы не спросить у троллей? — задумчиво произнёс Дэв, — Раз уж они ему поклоняются, этому Криллу… И кстати, не все тролли. Есть те, которые достаточно умны для того, чтобы боготворить некроманта. Есть тут островок… Там раньше жили тролли из племени Зандалар. Они могут что-то знать, я думаю…
- Возможно. А сейчас они где живут?
- Ну пошли, попробуем узнать.

Они сидели втроём в хижине Вол’джина: сам вождь, Ванира, и этот странный тролль-чужак, назвавшийся Квай’джином.

Ванира смотрела на него, и не могла понять, что с ним не так. Он был молод, или, по-крайней мере, казался таковым, но его глаза были старше, чем небо над Дуротаром.

- Так ты что же — амани? — Вол’джин, сын Сен’джина, глядел на чужака с недоверием.

Квай неопределённо покачал головой.

- Но разве ваша империя не пала? Или ты из тех амани, что и поныне остаются в Зул’Амане, и совершают набеги на деревни эльфов крови?
- Я уже не амани. Я был амани десять тысяч лет назад.
- Слыхала, Ванира? — Вол’джин усмехнулся, — Десять тысяч лет, подумать только. Ты неплохо сохранился для своего возраста, чужак.
- Не спеши, вождь. — Ванира задумчиво смотрела на Квая, — Смотри в его глаза. Ни у кого никогда я не видела таких глаз. Думаю, он не врёт. Возможно, он тот самый тролль, о котором говорили Духи.
- То пророчество… Ну не знаю, — проворчал Вол’джин, — смотри сама, Ванира, тебе видней. Не держи на нас зла, Квай’джин, — вождь снова обратился к Кваю, — Времена нынче сам видишь какие. Смертокрыл… Да что там Смертокрыл, — с Ордой творится неладное. Гаррош не выгнал троллей из Оргриммара, он даже выделил Аллею Духов для тех, кто остался. Но я не верю ему, Квай’джин. Орде нужны гоблины — они изобретатели, инженеры, оружейники. Они строят для Гарроша танки, боевые корабли, воздушные шары и ракеты. Они мастерят бомбы. Таурены, несмотря на довольно непростую ситуацию, сложившуюся после трагической смерти Кэрна Кровавое Копыто, нужны Орде, как могучие воины, как сильные шаманы-лекари. Эльфы крови нужны Орде, потому что Орде нужны маги и чародеи. Но тролли, Квай’джин, Орде не нужны. Гарроша не интересует сила вуду. Он терпит нас, потому что мы всё-таки можем сражаться. Но у нас есть гордость, тролль. Нас, ты знаешь сам, осталось не так уж и много. Но если беда придёт к нашему дому, мы сможем защитить себя и тех, кто нам дорог.
- У нас не так-то уж много времени, вождь Вол’джин. Я пришёл лишь затем, чтобы передать свои знания вам. После этого я уйду. Меня ждут. В принципе… — Квай задумчиво смотрел на Ваниру, — Будет достаточно, если я передам эти знания тебе, Ванира.
- Мне?
- А почему нет? Ты сможешь обучить навыкам друидизма молодых троллей. Они скорее послушают тебя, чем незнакомца из прошлого…

- Ты не против этого, Вол’джин? — Квай посмотрел на вождя. Тот покачал головой:
- Я считаю, это мудрое решение, Квай’джин. Скажи только: Лоа, ты не отрёкся ли от них в пользу учения друидов?
- Нет, вождь. — Квай улыбнулся, — Я часто говорю с Духами, они знают обо всём, они говорят, что всё равно не оставят нас. Разница лишь в названиях и формах слов. Суть всегда одна.
- Твои слова как бальзам на душу, друид. Я рад, что ты пришёл к нам. Я даю добро. Обучи Ваниру тому, что знаешь. Тролли Чёрного Копья никогда не забудут твоей доброты.

Квай кивнул. Вол’джин раскурил трубку, и передал её по кругу.

В этот самый момент в хижину вошли двоё.

Глаза вождя расширились от изумления:

- Как вы попали сюда??

Но высокий эльф крови с снежно-белыми волосами лишь кивнул в знак приветствия, и без предисловий обратился к Кваю.

- Я — Кориалстраз.
- Целестраза, — представилась рыжеволосая эльфийка крови.
- Красные драконы?? — Вол’джин был озадачен и смущён.
- Мы пришли за тобой, Квай’джин. — Красус внимательно смотрел на тролля. — Наш агент в Тернистой Долине нашёл фрагмент Души Демона. Но я чувствую опасность. Ей может понадобиться наша помощь. Летим сейчас.
- Душа Демона?? Великие Лоа, я слишком стар для всего этого. — Вол’джин покачал головой, и посмотрел на Квая:
- Возвращайся, Квай’джин. Мы будем ждать.
- Конечно, вождь.

Он встал, и вышел вслед за драконами. Ванира подошла к двери. Она видела, как Красус превратился в огромного красного дракона, и Целестраза тоже — только поменьше. Красус подождал, пока Квай заберётся к нему на спину, после чего оба дракона плавно взмыли в воздух, и взяли курс на юго-восток.

Она долго смотрела им вслед, пока две красные точки не исчезли за горизонтом.

- И чего вам от меня надо?

Старый тролль, рыбачивший на полузатопленном острове Йоджимба, недоверчиво смотрел на Асайю и Дэва.

- Ну, — Дэв смущённо улыбнулся, и пожал плечами, — Значит, насчёт зандалари я ошибался: тут действительно негде жить.
- Я — зандалари, — гордо произнёс тролль, подбоченясь. — Так надо — чего?

Асайя не любила троллей. Слишком хорошо она помнила набеги лесных троллей на Кель’талас, и рассказы отца о войнах, что были в старину между троллями-амани и эльфами крови.
Но делать нечего.

- Слушай, тролль. Мы ищем гоблина-колдуна, живущего в этих краях. Мы слышали, будто он подчинил себе местных троллей. Ты знаешь что-нибудь об этом?
- А то. Только он подчинил бестолковых, одичавших гурубаши. Зандалари ему никогда не подчинить, со всеми его силами.
- Э-э, ладно. — сердце эльфийки крови билось учащённо. Значит, всё-таки не слухи, — А ты не знаешь, где сейчас этот гоблин?
- А как же. Знаю. Засел со своими глупыми слугами в руинах Зул’Гуруба. С тех пор, как Хаккара изгнали из этого мира, Зул’Гуруб опустел. Там-то он и поселился. Там его и ищите. — и тролль снова закинул удочку в море.
- Спасибо тебе, тролль. — Асайя постаралась, чтобы в её голосе прозвучало более искреннее уважение и благодарность.

Тролль усмехнулся, и жестом поманил её к себе. Она подошла поближе, и он шепнул ей на ухо:

- Не верь своему спутнику. От него пахнет злобой.

Она пожала плечами, и посмотрела на Дэва, который старательно разглядывал усеянный ракушками песчаный пляж.

«Пахнет злобой?»

- Идём, Дэв. До Зул’Гуруба недалеко.

Он молча кивнул, и последовал за ней.

Она никогда не бывала тут, хотя и много слышала об этом месте. Осколок империи гурубаши, величественный храмовый город Зул’Гуруб, некогда захваченный Хаккаром и его слугами, ныне выглядел заброшенным и опустевшим. Неумолимое время постепенно обращало в руины величественные громады храмов-пирамид. Джунгли вторглись сюда с яростью захватчиков: город тонул в яркой зелени тропических растений.

Они молча шли по начинавшим зарастать тропинкам, по подвесным мостам, доживавшим свой век. Больше не было битв и кровавых жертвоприношений, больше не охраняли бдительные стражи покой закрытого от чужого глаза священного города, больше не осматривал свои владения с огромной центральной пирамиды кровавый Бог.

И теперь здесь, именно здесь, в этом брошенном своими обитателями городе, гоблин-некромант Крилл, бывший слуга Смертокрыла, владелец последнего фрагмента Души Демона, устроил своё убежище.

И она чувствовала это: они не одни. Ей то и дело мерещились чьи-то взгляды из-за деревьев и зданий, а то словно бы тени оживали, и тянулись к непрошеным гостям; вдруг взлетали стаей напуганные чем-то попугаи, — казалось, единственные живые обитатели этого города.

«Жуткое место…»

Зато Дэва это всё, казалось, нисколько не смущало и уж точно не пугало. Он шёл, насвистывая какую-то незатейливую мелодию, шёл, будто знал, куда идти.

«А и действительно — куда?»

- Куда мы идём, Дэв?
- Не знаю, — весело отвечал он, — Я просто иду за тобой.
- А, чтоб тебя! — охотница рассердилась, — Так мы можем исходить весь город, и не найти ничего.
- А это и не нужно. Я уверен, что нас уже нашли. Так что готовься, скоро мы встретимся со здешними жителями. Думаю, впрочем, они едва ли будут нам рады.

Асайя поёжилась. Отчего-то ей стало холодно, несмотря на жару, совершенно неожиданно она вспомнила о Ледяной Короне. Это был тот же холод, потусторонний холод. Мёртвый.

«Ну правильно. Он же некромант. Скелетов поднял… Значит, мог и из бедных троллей нежить сделать…»

Она не успела додумать мысль. Дэв остановился.

Перед ними стояли два тролля-берсерка.

На нежить они похожи не были, но в них было что-то странное. Они не нападали. Не издавали ни звука. Просто стояли, и только мерное дыхание свидетельствовало о том, что они всё-таки живые.

- Я же говорил, — спокойно сказал Дэв. Асайю поражало его спокойствие. Он не только не испугался, напротив, он словно этого и ждал, и теперь, дождавшись, был доволен результатом.

- Отведите нас к своему господину. — проговорил он. Асайя ждала: что же будет? Разорвут ли их в клочья сразу, или немного подождут? Она уже сто раз пожалела о том, что оставила Эсмеральду в стойлах Пиратской Бухты. У неё оставался только верный талассийский лук и пара кинжалов. Чем был вооружён Дэв (и был ли) — она не знала.

Она ждала чего угодно, но в глубине души она отчего-то была уверена в Дэве. В том, что они…

И они действительно послушались его! Один развернулся, и побрёл по тропинке, другой подождал, пока эльфийка и человек пройдут, и пристроился замыкающим.

Возможно, думала она, Крилл сам приказал им сопровождать «гостей», возможно, он вовсе не намерен убивать каждого, кто ступит на эти земли. В конце-концов, откуда ему знать, с какими намерениями они пришли в Зул’Гуруб?

Тролли шли медленно, чем-то напомнив Асайе элекков, которых она видела в Награнде. В их движениях была плавность и сила. Она помнила случай, рассказанный ей Хэмингом Эрнестуэем, о незадачливом охотнике, которого насмерть затоптал разозлённый самец элекка. И она понимала, что эти гиганты чем-то схожи. И если что — их с Дэвом может постигнуть та же участь, что и того охотника на крупную дичь.

Между тем они дошли до небольшого пирамидального святилища какого-то забытого божества. Ведущий тролль сдвинул в строну тяжёлую каменную плиту, и взорам путников открылся узкий проход: лестница вела вниз, в глубину.

Берсерки остались снаружи; оно и понятно, проход был слишком узок для них.

Асайя спускалась по длинной и узкой лестнице вниз.

- Где мы? — эхо многократно повторило вопрос.
- Похоже, этот тоннель ведёт под центральную пирамиду, под озеро. Чувствуешь, как сыро? — отозвался Дэв.
- Если только это не ловушка… — пробормотала эльфийка. Кто знает, что находится в этих древних катакомбах?

Внезапно тоннель свернул налево, и они, пройдя немного, вышли в довольно просторную залу. Тут, несмотря на близость озера, было совсем не так сыро. Каменные стены были украшены барельефами, испещрёнными странными символами и рисунками.

Тролли, вооружённые копьями, стояли вдоль стен. А невдалеке, на возвышении, сидел тот самый гоблин. Некромант Крилл.

Асайя поморщилась. Пламя магического голема изуродовало гоблина настолько, что он не слишком напоминал своих сородичей. Нос его ввалился, волосы обгорели, уши съёжились, покрылись волдырями. Кожа из зелёной стала коричневой, кое-где и чёрной. Один глаз свернулся в бельмо.

А на груди, поверх богато расшитого одеяния, очевидно, старинного тролльского церемониального костюма, укороченного под размер гоблина, на металлической цепочке висел осколок диска золотого цвета.

«Вот он! Фрагмент Души Демона!»

Сердце Асайи учащённо забилось. Она всё-таки нашла его!

В этой эйфории она совсем позабыла и про гоблина, и про всё на свете. Осколок притягивал её взгляд, словно светясь во мгле залы.

Она даже не заметила, что Крилл не произнёс ни слова. Не заметила, что он задрожал крупной дрожью, будто увидел что-то страшное.

И в этот мир её вернул лишь негромкий, спокойный голос, голос, в котором, однако, звучало неприкрытое торжество.

- Ты молодец, Крилл. Я хвалю тебя. Ты сохранил его для меня.

Она обернулась — Дэвлин стоял, и улыбался. Крилл же, напротив, был вне себя от страха.
- Что это значит? Дэв?
- Да, конечно. — он посмотрел на неё, — Я чуть не забыл. Я и тебе благодарен, милая Асайя. Ты мне очень помогла, значительно упростив мои поиски. Прими мою благодарность.
- Что за чушь, Дэв?! Что ты несёшь? Какая благодарность? Почему этот гоблин трясётся от страха так, будто увидел… Ах!..

Смысл происходящего дошёл до неё столь же внезапно, сколь и неожиданно.

Кого мог бояться гоблин-некромант, подчинивший себе троллей?!

Никого, кроме того, кого давно считал мёртвым.

Никого, кроме того, кого и при жизни боялся больше самой смерти.

Никого, кроме того, кто владел Душой Демона раньше.
Никого, кроме своего бывшего хозяина — Смертокрыла.

Она подняла полный ужаса взгляд на этого привлекательного человека, разбойника и пирата по имени Дэв. Дэвлин. Дэвал Престор.

Сердце, казалось, остановилось в её груди.

Смертокрыл подошёл к Криллу, и, не церемонясь, хотя и не без брезгливости снял с помертвевшего гоблина цепочку с фрагментом Души Демона.

В этот же миг жизнь, которая искусственно поддерживалась в гоблине могучим артефактом, перестала существовать, и то, что было некогда гоблином Криллом, рассыпалось грудой обгорелых костей и высушенного пламенем мяса.

Смертокрыл поморщился. Потом он повернулся к Асайе.

«Это конец. Прощай, папа. Прости, Ксанатавр. Прости, Гамон. Прости, Алекстраза…»

И тут страшный удар сотряс залу. С потолка посыпались барельефы.

Смертокрыл поднял голову вверх, и в тот же миг потолок обрушился, не выдержав колоссального жара пламени красных драконов.

- Прыгай! — крикнула небольшая красная драконица Асайе. Эльфийка подпрыгнула, и, вцепившись в чешую, забралась на спину Целестразе.

- ВЕЛИКОЛЕПНО!

Дэвлин перестал существовать — его место окончательно занял черный дракон поистине исполинских размеров, закованный в броню, дышащий пламенем вулканов Дипхольма.

- Меня удостоил чести сам Кориалстраз! — прорычал Смертокрыл, — Впрочем, я подозревал, что всё это дело рук Драконьего Союза. А ты, — он развернул чудовищную голову в сторону Целестразы, которая совсем терялась на фоне чёрного левиафана, — Ты, должно быть, та самая Целестраза, которая нанесла оскорбление моей супруге! Наслышан. — страшный утробный рокот, вырвавшийся из его недр, был, очевидно, смехом. — Она не забыла о тебе, так что жди. Синестра в чём-то даже более мстительна, чем я.

Затем он обратил внимание на Квая.

- А это что? Тролль? Зачем ты притащил его, Крас? На что ты надеялся? Здесь тебе не Грим Батол, здесь ты один, да и все вы в сравнении со мной жалкие насекомые. Все ваши попытки противостоять мне смешны. Но я не стану убивать вас сегодня. Я действительно благодарен тебе, Асайя. Ты существенно облегчила мою задачу. Теперь Душа Демона вновь у меня, и ваш мир обречен. К тому же, — черный гигант смотрел прямо на эльфийку, — Мы неплохо провели время вместе, не так ли? Знаешь, после долгих лет добровольного заключения в Дипхольме простые радости смертных доставляют особое удовольствие. Ну а теперь, — Смертокрыл расправил крылья, — Я вынужден вас оставить. У меня ещё есть кое-какие дела. Но не беспокойтесь. Мы скоро встретимся вновь. В последний раз.

Он взмыл в воздух, и полетел прочь от Тернистой Долины.
Они смотрели ему вслед. Последняя надежда, казалось, умерла сегодня.

Они молчали. Наконец, Крас проговорил:

- Не вини себя, Асайя. Ты не могла знать, что это он. Не забывай, он помимо прочего могущественный маг. Ему удавалось держать и магов Кирин-Тора, и человеческих правителей в заблуждении относительно своей личности. Ты ничего не могла поделать.
- Стоило догадаться, — она покачала головой, — и тот тролль говорил, что от него пахнет злобой…
- Не могла, — повторил Крас, — Такова твоя судьба.

Она прихотлива. Она каждый раз преподносит нам сюрпризы, и так часто они бывают неприятными…

- А теперь пора возвращаться. Целестраза, будь добра, доставь Асайю в Луносвет. А я отнесу Квая на Острова Эха.
- Не надо, Кориалстраз. — Асайя покачала головой. — Я доберусь сама, тем более, что я оставила Эсмеральду в стойлах.
- Хорошо. — красный дракон кивнул, — Так тому и быть. Но готовься: после того, как я доложу обо всём Королеве, она наверняка созовёт Совет. Там и увидимся.

Целестраза мягко опустилась на землю, и Асайя спрыгнула.

- До встречи, эльфийка крови. — Квай помахал ей рукой. Она помахала в ответ.

Затем двое красных драконов поднялись в воздух, и вскоре пропали из виду. А она медленно побрела в сторону Пиратской Бухты.

«Судьба. Пожить пару дней бок о бок с врагом всего живого, и остаться в живых… Уже неплохо.»

Закатное Солнце медленно тонуло где-то в Великом Море.

Жизнь продолжалась. По-крайней мере, пока.

А тролль Квай’джин рассказывал Ванире свою историю, рассказывал о том, чему его учили Кенарий и Изера. Рассказывал об Изумрудном Сне.

Она слушала его, не перебивая. И тоже думала о том, что жизнь — странная штука. Ещё вчера она и представить не могла, что тролли-друиды могут существовать.

А завтра… Ну, может, чуть попозже, в свой черёд, — она начнёт учить этой мудрости молодых троллей Чёрного Копья.

Тех, кому принадлежит будущее.

Правда, для того, чтобы это будущее наступило, нужно сначала защитить настоящее. Она знала это.

Знал это и Квай.

И Часовая Элуны, ночная эльфийка Аркайен, защищающая Ясеневый Лес.

И охотница-эльфийка крови Асайя, пьющая дворфийский портер в «Старом Моряке».

И Гамон, отмахивающийся от назойливых задир в оргриммарской таверне.

И Ксанатавр Свидетель, с надеждой смотрящий в затянутое тучами небо Грозовой Гряды.

И красная драконица Целестраза, вспоминающая те самые слова, которые заставляют верить в лучшее, несмотря ни на что.

«А ты знаешь, что над Круговертью Пустоты голубое небо и яркое Солнце?»

Еще на эту тему: