Гамон

Нет, это не та статья про Гамона, что писалась когда-то давно. Это авторский рассказ господина yu_liang с несколько необычной задумкой. Но, впрочем, как вы могли угадать, Гамон в рассказе тоже присутствует… и в несколько необычной для себя роли.

..На какое-то мгновение ей вдруг показалось, что она идёт по улицам родного Луносвета. Солнце садится за горизонт, озаряя древние дворцы син’дорай багровым сиянием — цвета той самой крови, их крови. Но на душе тепло и спокойно, и, кажется, нет никаких бед и страданий, нет войн и предательств.. Лишь этот теплый вечер.

И в таверне почти никого нет, и прекрасная Йова, хозяйка “Отдыха путника”, с улыбкой подающая бокал игристого талассийского; она спрашивает, не будет ли Магистр Асталор, отец юной эльфийки, против? О нет, всё в порядке, улыбаясь, говорит она.. И её любимец, детёныш маназмея по кличке Лирри, вьётся вокруг, любопытный..

..Вшш! — ледяной ветер дунул в лицо колючим снегом, и Асайя очнулась.

Нордскол.

И родной Луносвет так далеко.. А она, за три с лишним месяца пребывания тут, всё никак не может привыкнуть к суровому климату северного материка.

А Броктар Кровавая Ярость в задумчивости рассматривал свой топор, на котором тусклыми бликами отражалось ледяное Солнце этих неприветливых земель.

- Слушай, охотница..

Странно, думала Асайя, но в моём присутствии этот мужественный, могучий орк почему-то жутко смущается.

- Утром из деревни таунка, Тунка’ло, прибыл гонец. Судя по-всему, мы здесь не одни.

Асайя оглянулась, и вздохнула. И надо было Гром’аршу упасть так неудачно. Здесь, на вершине горы, жуткий холод, и бывший экипаж, — весьма разношёрстная компания, надо сказать, — пытается хоть как-то согреться.

- Как же всё-таки здорово, что ты добыла для наc шкуры тех гигантских воргов, — Броктар словно угадал её мысли, — Если бы не ты, Асайя, сдаётся мне, мы бы недолго протянули.

Оно и понятно. Орки, тролли, — все они тоже весьма теплолюбивы. Одной лишь тауренше-шаманке Мотехе Дитя Ветра холод нипочём.

- Так я, значит, вот о чём.. — Броктар почесал подбородок, — Гонец этот принёс записку. Я немногое оттуда понял, но суть в том, что в Тунка’ло живёт таурен по имени Ксанатавр. Они называют его Свидетелем, — бес знает почему. Но только вот этот самый Ксанатавр.. Насколько я понял, он тоже что-то вроде историка, как этот рыжебородый дворф, и прибыл в Грозовую Гряду для изучения культуры и истории местных таунка. И всё бы ничего, но этот таурен каким-то образом знает о тебе, знает о том, что ты здесь, и хочет тебя видеть. Собственно, с этим гонец к нам и прибыл. Не знаю, что там и как, эльфийка крови, но ты, пожалуй, отправляйся в Тунка’ло. Возможно, этот Ксанатавр знает что-то, что может нам помочь. Деревня находится к востоку отсюда, к северу от Дун Ниффелема. Отправляйся, узнай.. Может, действительно..

Асайя выжидающе смотрела на орка, но тот, очевидно, вновь ушёл в свои мысли. Охотница пожала плечами.

Вдруг она почувствовала чьё-то мягкое прикосновение. Она обернулась, и поняла, что Эсмеральда проголодалась. Медведица чувствовала себя здесь вполне уютно, так как была родом из Зимних Ключей, да и мясо местных животных ела с удовольствием. Асайя бросила ей окорог ворга, и Эсмеральда, довольно заурчав, принялась за трапезу.

- Умница моя. — эльфийка крови нежно гладила свою боевую подругу, ладони утопали в густой серой шерсти. Сколько раз Эсмеральда выручала её в самых, казалось, безвыходных ситуациях, сдерживала напор двоих рунических великанов и целой ватаги железных дворфов Локена, отбивала Асайю от големов-часовых Зул’Драка и злобных троллей-драккари, рвала в клочья охочих до свежего мяса вурдалаков на ледяных пустошах Драконьего Погоста..

Да. Много лун сменилось с тех пор, как юный следопыт Асайя Песнь Леса пришла к своему отцу, Магистру Асталору Кровавой Клятве, и заявила, что уходит, покидает Луносвет. Невозможно вечно оборонять лежащую в руинах западную часть города от безмозглой нежити, обитающей на Тропе Мёртвых, и отгонять Презренных от Площади Соколиных Крыльев. Магистр лишь пожал плечами, и отпустил своенравную дочь покорять Азерот.

А ведь он, Азерот — вон какой огромный! Так много самых разных существ, которым нужна её, Асайи, помощь. Так суров неприступный Оргриммар, твердыня орков, столица Орды. Столько таин таит лежащий под руинами Лордерона Подгород, к тому же Сильвана Ветрокрылая происходит из старинного рода, с которым род Асайи всегда был в дружбе. А вознесшийся в облака над равнинами Мулгора Громовой Утёс? Столько всего интересного для молодой эльфийки крови. И опасность — куда же без неё, ведь она настоящий следопыт, к тому же Повелитель Зверей.

А потом — невероятное Запределье, Дренор, новый мир!

И вот теперь — Нордскол.

Она чувствовала, что стала старше. Исчезла та восторженность, тот экстаз исследователя, покорителя. Она знала себе цену, но не переоценивала свои силы.. Здесь, в Грозовой Гряде — таинственный Ульдуар, город Титанов, о котором ей рассказывал Бранн Бронзобород, этот чудной дворф. А там, на северо-западе — зловещая Ледяная Корона, земли Короля-Лича.. И порой совсем не по себе становилось бесстрашной охотнице. Но гордость не позволяла ей вернуться к отцу в Луносвет, словно дезертиру. Нет уж, она вернётся героиней! Если, конечно, вернётся..

Кор’кронская боевая виверна несла её к деревне Тунка’ло.

“Интересно. Броктар сказал, этот таурен тоже историк. Почему он захотел встретиться со мной?”

Они забавые, эти таунка. И так похожи на тауренов. Асайя слышала, что их считали исчезнувшей расой, но неожиданно они были обнаружены здесь, в Нордсколе. Неудивительно, что этот самый Ксанатавр занимается исследованиями их истории. Возможно, их существование может пролить свет на историю появления самих тауренов..

Рыкнув, виверна приземлилась в деревне. Деревня-то небольшая, всего несколько хижин, и тоже на вершине горы.

“И чего их всех так в горы тянет? С другой стороны, здесь и нет ничего, кроме гор..”

- Мир тебе, уважаемый! — обратилась она к пожилому таунка, обрабатывающему шкуры воргов возле одной из хижин, — Скажи мне, где я могу найти таурена Ксанатавра, прозываемого Свидетелем?
- Мир и тебе, эльфийка крови, — степенно отвечал таунка. — Ксанатавр ждёт тебя. Он живёт вон в той хижине, внизу. Он странный немного.. Там, откуда ты родом, много таких как он?

Ну не скажешь же ему, что в Кель’Таласе таурены сроду не жили?

- Э, нет, не совсем. Но тауренов много, да.
- Ступай с миром. Он ждёт.

Она поблагодарила этого аборигена, и направилась к хижине Ксанатавра.

Здесь было тепло, а ещё здесь было очень много книг. Асайя даже удивилась. Такая библиотека в таком месте; он и правда необычный, этот таурен.

- Здравствуй, Асайя Песнь Леса. Я ждал тебя.

С виду — таурен как таурен, только одет чудно, и, чувствуется, очень стар, хотя выглядит куда лучше, например, старого Кэрна Кровавое Копыто, вождя тауренов.

- Откуда ты знаешь меня?
- Я многое знаю, дитя. Но всему своё время. Я всё тебе расскажу. Присядь вот здесь.

Асайя села на стул, поблагодарив хозяина.

- Чем я могу быть полезна тебе, Ксанатавр Свидетель?
- Хмм.. — таурен смотрел на неё пристально, и она даже почувствовала себя немного неуютно от его взгляда, в котором было нечто совершенно неизъяснимое.
- Знаешь, почему меня называют Свидетелем? — спросил он. Она отрицательно покачала головой. — Да.. Хорошо, что мой гонец всё-таки добрался до Броктара. Это большая удача — то, что я встретил тебя здесь. Я живу здесь уже довольно долго, хотя и много путешествовал по Нордсколу, останавливаясь в поселениях таунка. Так радостно мне вновь обрести моих потерянных братьев..
- Ты хотел рассказать, почему тебя так прозвали?
- Да.. Я нечасто говорю здесь с выходцами из старого мира. Нордскол похож на отдельный мир, в котором так немного напоминает об Азероте… А ведь когда-то он был его частью. И я, охотница, помню то время.

Она удивилась, но не перебивала. Он продолжал.

- Я был одним из первых тауренов-друидов.. Из тех, кто успел пройти уроки самого Шан’до Кенария. Это было так давно.. То были дни, когда Легион ещё не ступил на земли Азерота, когда Раскол ещё не разделил нас пропастью Великого Моря.. Таурены издавна были кочевниками. Мы были воинами, шаманами, мы были детьми Матери-Земли. Но когда мои братья охотились на гигантских зверей, я больше всего на свете жаждал знаний. Я охотился за историями своего мира. Я бродил по Азероту, я слушал истории земли, деревьев, гор и зверей. Так однажды я встретился с друидами Кенария, и с радостью поглощал их знания, внимал каждому их слову.. Мы нашли гармонию этого мира, и жили с нею в сердце.

Он помолчал. Потом вздохнул, и продолжил свой рассказ.

- Но пришёл день, и Кенарий покинул нас.. И когда он ушёл, со временем, многие из моих братьев стали забывать то, чему он учил нас. Но я никогда не забывал, потому что голод мой был неутолим, голод знаний. Тогда я попрощался с ними, и ушёл далеко, в чужие земли, и не было конца моему пути.

Я странствовал.. В вечных поисках знания я встречал расы столь странные и загадочные, о которых никто из братьев моих и не слышал. Я исходил вдоль и поперёк весь древний Калимдор, и не осталось места, где не ступала бы моя нога.

Но я знал, что мне отмерен срок, и жизнь моя подходит к концу. И я горевал, понимая, что столь мало узнал за свою короткую жизнь, и столь многое осталось для меня навеки неизведанным..

И когда я уже совсем пал духом, они нашли меня.

- Они? — Асайя была настолько поглощена рассказом, что позабыла обо всём на свете, даже о холоде.
- Бронзовые драконы, эльфийка крови, вот кем они были. Они вытащили меня с края, за которым была бездна смерти и забвения, и привели к своему господину, Повелителю Времени Ноздорму. Он сказал мне, что они наблюдали за мной, и что хотят, чтобы я и дальше продолжал свои поиски, свою охоту. Властелин Времени подарил мне бессмертие, бессмертие свидетеля, наблюдающего со стороны за историей Азерота в качестве одного из его помощников.

Таурен выпрямился, голос его зазвучал громче и торжественней.

- Я — Ксанатавр Свидетель, и в мои обязанности входит сохранение истинной истории Азерота, чтобы она никогда не была забыта!

- А.. — Асайя сглотнула. Ей было немного не по себе. — А зачем тебе понадобилась скромная эльфийка крови? Я простая охотница, Ксанатавр Свидетель, я всего лишь солдат Орды, поклявшийся положить свою жизнь за то, чтобы зло было повержено. Лок’тар огар, победа или смерть, Ксанатавр Свидетель, вот какие слова произносит каждый, кто посвящает свою жизнь делу Орды.
- Знаю, охотница, — таурен кивнул, — отчасти именно поэтому я и позвал тебя. Я знал, что ты будешь в это время в этом месте. И я хочу попросить тебя о помощи, попросить тебя об услуге.
- Что же за услугу я могу оказать помощнику Аспекта Времени?
- Знай, эльфийка крови, порой незначительное оказывается самым значимым. Я рассказал тебе свою историю, но не целиком. И я продолжу.. Ты знаешь Гамона.

Это прозвучало скорее как утверждение, нежели как вопрос, но она кивнула. Да, она знала. Немногое, но слышала.

- Он вроде бы живёт в Оргриммаре, и является там кем-то вроде городского сумасшедшего? Я была в Оргриммаре, но не встречалась с ним.
- Сумасшедшего, вот так.. — Ксанатавр задумчиво погладил бороду. — Да. Его рассудок помутился; но знай, охотница, любой другой на его месте кончил бы куда хуже, чем он. Нелтарион, Аспект Земли, более известный как Смертокрыл Разрушитель, тоже помешался рассудком из-за того, что нашёптывали ему Древние Боги. И Иллидан Ярость Бури тоже пострадал от того, что было ему сказано. Мы слабы, Асайя. Наш ум не всегда может принять знание. Мы не готовы.. А Гамон.. Гамон был моим другом. Мы вместе росли, и хотя потом наши пути неоднократно расходились и сходились вновь, именно его я всегда уважал и ценил более других. Он тоже был учеником Кенария, и когда Шан’до ушёл, Гамон был вне себя от горя. Он пропал тогда, на долгие годы, и я ничего не знал о нём. Потом мы встретились, случайно, когда произошло присоединение тауренов к Новой Орде. И хотя оба мы вели отшельнический образ жизни.. наши пути всё-таки пересеклись. И тогда я узнал, что Бронзовые Драконы преподнесли ему тот же дар, что и мне. Они сделали его бессмертным, и так же как и меня, они хотели видеть его в качестве Свидетеля. Ты знаешь, есть некая сила.. которая вмешивается в ход истории.. с целью изменить её.. я не стану говорить многого, скажу лишь, что с этой силой драконы Ноздорму ведут войну, и эта война идёт во всех временах, в будущем и прошлом, во всех историях сразу.. Но Гамон.. Его ум оказался слабее моего. Он помешался, сошёл с ума, однако у этого была и другая сторона — он обрёл способность предвидеть будущее. Я тоже способен предвидеть события, но мои способности куда слабее, чем его. И вот теперь..

Ксанатавр умолк. Асайя слушала, затаив дыхание.

- Слышишь — Ветер? — спросил таурен. — Ветер переменился. Что-то в мире пошло не так. И я не знаю, что. Бронзовые драконы следят за историей, но и они не знают, о чём шепчет этот Ветер. У меня нехорошее предчувствие, Асайя. Именно поэтому я и обратился к тебе. Мне нужна его помощь, — помощь Гамона. Не только мне — и самому Ноздорму тоже, как бы невероятно это не звучало. В наши дни нет того, кто мог бы сказать, что будет. Мы встречались с Медивом, когда он предупреждал Тралла и Альянс об угрозе Плети. И только мы знали, что Пророк — Медив. Траллу и той молодой человеческой волшебнице, дочери адмирала Праудмура, он открылся позже.. Но он всё-таки не успел. А теперь его нет. И нет того, кто мог бы знать. И предупредить. Асайя! Отправляйся в земли сына Дуротана, разыщи в Оргриммаре Гамона, передай ему, что мне нужна его помощь! Передай ему, что от него, возможно, зависит многое, возможно, слишком многое!

Тревога Ксанатавра передалась Асайи.

- Я отправлюсь сегодня же! Не волнуйся, Ксанатавр Свидетель, я найду Гамона, и передам ему твои слова!
- Постой! Путь отсюда до Оргриммара неблизкий. Отправляйся в Даларан, к Верховному Магу Селиндре. Передай ей вот эту записку.. — Ксанатавр подал охотнице квадратик бумаги, — Она всё поймёт, она знает. Скажи ей, пусть передаёт привет Зидорму, — таурен улыбнулся, — Давно не виделись.. Так, о чём я? А, ну да. Селиндра откроет тебе портал в Оргриммар. Медлить нельзя. Найди Гамона, и скажи, что он мне нужен, срочно. Скажи, что я буду ждать его в обычном месте. Он поймёт. И.. Спасибо тебе, Асайя. Это непростое поручение, даже если оно кажется таким. И помни: не всё, что кажется важным, является таковым в действительности. Равно как и наоборот. А теперь ступай. И да хранит тебя Мать-Земля…

Даларан, город в облаках. Асайя бывала тут не единожды, но её отношение к этому городу всегда было особенным. Сейчас он был чем-то вроде столицы Нордскола, но был и оставался городом магов Кирин-Тора, а потому юная охотница всегда испытывала священный трепет, находясь на этом воздушном острове.

Верховный Маг Селиндра развернула записку, поданную ей Асайей, и внимательно посмотрела на эльфийку крови.

Что-то не так? — робко спросила Асайя.
- Нет, эльфийка крови, — Селиндра улыбнулась, — всё в порядке. Если тебе доверяет сам Свидетель, то я ничего не могу сказать против.
- Он ещё просил, чтобы вы передали привет Зидорму.. Я, правда, не знаю, кто это.. — Асайя окончательно смешалась.
- Не волнуйся, девочка. Я обязательно передам этот привет. Зидорму будет рада ему. Ступай, вот твой портал.

- Э-ээ.. А ты кто вообще? — спросил Туул, старый тролль — мастер порталов. Однако Асайя только улыбнулась ему, и, вскочив на мамонта (подарок Сынов Ходира), помчалась на Аллею Силы, к таверне, где, по слухам, обычно бывал Гамон.

И она нашла его. Почти.

Он лежал навзничь. Мёртвый. Она ахнула, сердце замерло у неё в груди.

“Как же.. Что же теперь делать?”

Кабатчик Мораг смерил её недовольным взглядом. Стоящий рядом рыжий тролль мерзко захохотал. А гоблин, пивший что-то из кружки поодаль, незаметно подошёл ка эльфийке крови, и прошептал:

- Не волнуйся. Смотри!

Она посмотрела туда, где лежал труп Гамона.. Но трупа не было!

- Это он всегда так. — доверительно прошептал гоблин. — Сейчас появится. Кстати, я Козиш. Если понадоблюсь — всегда меня тут найдёшь.
- Спасибо.. — растерянно проговорила Асайя.

И тут он появился, словно из ниоткуда. Гамон. Он стоял, преклонив колено, лицом к стене, и что-то бормотал себе под нос.

- Эй, Гамон! — крикнул тролль, — Что? Опять убили?

И завсегдатаи таверны громко загоготали. Гоблин Козиш покачал головой.

- Тише там! — прикрикнула на них рослая орчиха, хозяйка таверны по имени Гришка. — А то всех сейчас выгоню вон, пьяные рыла!

Гогот сразу стих. Видимо, Гришку побаивались.

- Гамон.. — прошептала Асайя. — Гамон, я пришла к тебе..
- Кто тревожит Гамона? — голос таурена был.. Словно надломленным. — Оставь Гамона в покое, эльфийка крови, Гамон ничего тебе не сделал. Уходи, оставь Гамона в покое.
- Гамон.. Я от Ксанатавра.
- Что? — Гамон повернулся, и посмотрел на Асайю. А она закусила губу, чтобы не расплкаться — столько грусти, неизбывной и вечной, как Круговерть Пустоты, было в его глазах. — Ты сказала — Ксанатавр?
- Да, да, от Ксанатавра! Он послал меня к тебе, Гамон!

Таурен помолчал, а потом фыркнул:

- Гамон не знает никакого Ксанатавра. Оставь Гамона в покое.

Асайя опешила. В растерянности она пробормотала:

- Ну как же.. Он же сказал.. Про тебя.. Про Кенария.. И про Ноздорму.. Он сказал — Ветер переменился. Сказал, нужна твоя помощь. И ещё сказал, что будет ждать тебя в обычном месте.. И что же мне делать?..
- Слушай, эльфийка, оставь беднягу в покое. — Гришка смотрела на неё серьёзно, брови спозли к переносице. — Ему и так жить спокойно не дают, и мне не всегда удаётся его защитить от всяких негодяев, которые толком клинком махать не научились, а туда же. Одного вот недавно поучила, — Гришка взвесила на руке внушительного вида булаву. — Давай, или пей, ешь, отдыхай, или уходи. А Гамона не трожь.

Огорошенная, Асайя вышла из таверны, — в спину ей несся гогот того же тролля. Она посмотрела в ночное небо Оргриммара.

- Что же мне делать, Свидетель? Ты ничего не сказал мне о том, что всё может вот так повернуться..
- Эй, девушка. — кто-то осторожно потянул её за рукав. Она обернулась, и увидела того самого гоблина, Козиша.
- А тебе что? — спросила она.
- Слушай. Я могу тебе помочь. Я не знаю, какое у тебя дело до Гамона, но я могу сделать так, что он выйдет из таверны.
- А что я должна буду дать тебе взамен? — Асайя слишком хорошо знала гоблинов, чтобы поверить в такое безвозмездное доброхотвство.
- Нет, нет, — Козиш замахал руками. — Ничего. Ты мне просто скажи.. А он почему так? Встаёт.. Умирает, и снова встаёт? Я такого никогда не видел. Он что — бессмертный? Мы всё гадаем, кто он такой. Но я тебе, девушка, одно скажу. Гамон связался с плохими ребятами. Потому репутация в городе у него, мягко говоря, не очень. А тут ещё эти его странности.. Так он кто? Что?
- Он великий друид, ему больше 10 тысяч лет. — ответила Асайя, — Ему сам Бронзовый Дракон бессмертие подарил. Устраивает ответ?

Глаза гоблина полезли на лоб.

- Более чем, девушка.. Более чем.. Вопросов больше нет.. А его я сейчас выведу, как и обещал.

И ведь вывел! Уж как зелёному пройдохе это удалось — одним Древним Богам ведомо, но Гамон из таверны вышел, и направился прямиком к Асайе. Не останавливаясь и не глядя на неё, он направился прямо к главным воротам. Проходя мимо Асайи, он сказал, негромко, чтобы только она услышала:

- Следуй за мной. Но не сразу. Выжди.

Она послушалась, и переждав немного, двинулась за ним.

Он вышел за ворота, и свернул налево. Прошёл мимо свинофермы, и направился в сторону башни дирижаблей. Там он остановился. Он смотрел прямо перед собой.

Когда она дошла до него, он медленно пошёл дальше. Они шли по ночному Дуротару, пока наконец не достигли Бухты Острорука. Перед ними расстилалось Великое Море, в центре которого, там, за горизонтом, бушевал огромный водоворот..

- Когда ты виделась с Ксанатавром? — неожиданно спросил Гамон.
- С-сегодня.
- Неужто? Он ведь в Нордсколе сейчас, а оттуда путь неблизкий. Как ты успела?
- Он отправил меня в Даларан, к Верховному Магу Селиндре..
- Значит, портал.. Хм.. — Гамон задумчиво почесал за рогом. — И что же это он вдруг? Ветер, говорит, переменился.. Эх. Вот ты, эльфийка крови.. Асайя. Ты видела этих черных летучих тварей? В каждом городе, над каждым поселением, где бы оно не было. Они. То ли мыши летучие, то ли птицы. Странные. Ни звука от них. Просто летают, и всё. На них и внимания никто не обращает, а я сразу заметил. Это тоже..
- А что они такое?
- Да ничего особенного.. Просто всегда есть знаки. Знаешь, иногда звезды так странно светят.. А потом вдруг что-то случается. И никто не думает даже.. А если бы они обращали внимание.. Их окружает мир, о котором они ничего не знают. Они думают, что знают, но в действительности их знания ничего не стоят. Они не верят. Я предупреждал их, тогда, ещё до того, как Медив в облике пророка пришёл к правителям, я знал, что будет беда. Беда. И потом тоже.. Я пытался их предупредить, но они просто смеялись надо мной. Глупые.. Что с них взять.. Боятся Короля-Лича.. Глупые.. И ты ведь — тоже его боишься. Я знаю. Я всё знаю.
- Ксанатавр говорил..
- Да мало ли что Ксанатавр говорил! — раздражённо произнёс Гамон, — Почему тогда он там сидит, а не тут? Почему он тебя послал, а не сам приехал? Почему он оставил меня тогда, когда мне было хуже всего? Им всем было всё равно, Асайя. Всем. А Ноздорму — так тот вообще эталон равнодушия. Сколько тысяч лет он сидит в своём убежище, собирая артефакты со всех эпох. И только когда уж откровенно прижмёт, тогда он решается на контрмеры. Красус так и не смог его уговорить тогда, при Грим Батоле, выступить против Смертокрыла, а ведь Ноздорму знал, что Смертокрыл жив! Один из всех знал, но никому ничего не сказал, и ничего не сделал, до тех пор, пока его Изера не уговорила помочь. Он даровал мне бессмертие… Зачем?! Чтобы я изо дня в день умирал от рук этих сопляков, которые кинжал от меча еле-еле отличать научились? Которые не знают, кто такой Кенарий? Которым всё равно, что станет с миром — лишь бы набить карманы золотом, лишь бы убить кого-нибудь, дабы прослыть героем! Ради кого, Асайя? Даже ты — ты не хочешь возвращаться домой, только потому, что хочешь вернуться к отцу героиней! И это вместо того, чтобы помогать своим братьям и сёстрам поднимать из руин ваш родной Кель’Талас? Чем ты, Асайя Песнь Леса, лучше того же Дойо’ды — того слабоумного тролля в таверне, что всё время гогочет? Орки, тролли, люди, гномы, — вы все забыли, кто вы есть. Даже ночные эльфы. Только дворфы ещё хранят традиции, только они ещё помнят, где их дом.. и стремятся узнать то, что забыли — как твой знакомец, Бранн Бронзобород.

Охотница молчала. Она не знала, что сказать. Да, Гамон был прав — по-своему. Каждый из нас прав по-своему. Так устроен мир..

Гамон вздохнул, помолчал. Потом проговорил:

- Я никуда не поеду. Я очень устал. Моя жизнь стала фарсом. По своей наивности я связался с неким типом, троллем по имени Тазан. Он торговал с пиратами, близ Кабестана. Он пообещал мне добыть один артефакт.. Неважно. Но он обманул меня. Подставил. Он отдал мне ключ… Короче, его убили, а за ключом охотились, пока не убили меня в первый раз.. Знаешь, как это неприятно — воскресать? Хе-хе.. Так что для всех я — Гамон, пьяница и сумасшедший. Да ещё и по тёмным делишкам. Кто уж тут мне поверит..
- Я поверю.. — тихонько сказала Асайя.
- А, ну конечно. Ты же слышала всю эту душещипательную историю от Ксанатавра. Но я не поеду. Ты поедешь.
- Я?
- Ты. Сама же сказала — поверишь. Теперь не отказывайся от своих свов. Так вот, слушай. Ксанатавр будет ждать тебя в Пещерах Времени. Это вотчина Бронзовых Драконов. В пещеры можно войти из пустыни Танариса, а можно из портала в Даларане, которым заведует бронзовая драконесса по имени Зидорму. Что, знакомое имечко? Конечно. Так вот.. Когда встретишь Ксанатавра, скажи ему.. Ветер переменился. Великий Черный пробудился, и готов погрузить мир во мрак. Всё будет разрушено. Вторая Война Древних на подходе. Мир больше никогда не будет прежним.. Вот так.

Асайя сглотнула. Она мало что поняла из этого странного пророчества, но было ясно: нужно готовиться к худшему.

- Да, ещё одно.. Раз уж начал говорить.. — Гамон усмехнулся, — Тот артефакт, который обещал мне достать Тазан — это осколок Души Демона. Их всего три. Два уже у Него. У Черного. Один.. Не знаю, где. Ксанатавр поймёт. Хотите — ищите, мне всё равно. Уже всё равно.. Знаешь, эльфийка крови.. Я бы мечтал о таком месте.. Которое было бы похоже на земли, где я родился.. Древний Калимдор.. Я бы мечтал прийти туда, и умереть. И что б на этот раз — навсегда…

Они стояли, а волны набегали на берег, и рушились, как империи, как города, как мир, которому оставалось совсем недолго..

Кор’кронская боевая виверна несла её к Даларану. Ксанатавр уже ждал в Пещерах Времени.
Правда, не её.

Ну что же. Ведь не он ли сам говорил, что то, что кажется важным, на деле может оказаться совсем не таким важным.

И наоборот.

Еще на эту тему: