Судьба. Часть 1

Можно было многое сказать о материале, который вы найдете ниже. Но я просто сообщу вам — перед вами первая часть финала истории от господина yu_liang. yu_liang — удивительный автор, умеющий облечь сложные истории древнего Азерота в красивые формы, смешать авторский взгляд и официальную позицию в гармоничных пропорциях и приправить все это лихо закрученным сюжетом. Если бы в блоге было меню, то статьи yu_liang были бы фирменным блюдом! Наслаждайтесь =)

- ОГОНЬ!

Свист стрел заглушил на мгновение стоны раненых.

Она смотрела на это, и внутри у неё клокотал вулкан ярости.

- ОГОНЬ!

Мало того, что эти зеленокожие развернули свои лесозаготовки на востоке Ясеневого Леса, так теперь Орда вознамерилась взять под контроль весь Лес! Священный Лес, тысячи лет служивший домом сотням ночных эльфов!

Она этого так не оставит.

- ОГОНЬ! ОГОНЬ!

Ордынцы падали, сражённые серебряными стрелами защитников Ясеневого Леса, но на месте одного мёртвого тут же появлялись двое живых и полных сил орков. Казалось, им несть числа. Защитники Ясеневого Леса держались из последних сил, но здесь, на самой границе с Северными Степями, у заставы Мор’шан, у Орды было преимущество в смысле диспозиции, тогда как ночные эльфы вели в прямом смысле партизанскую войну.

Худой мир, созданный заслугами Тралла и Джайны Праудмур, стремительно уходил в прошлое. Новый вождь Орды, Гаррош Адский Крик, ясно дал понять ночным эльфам: Калимдор будет принадлежать Орде! Калимдор, колыбель кальдореев!

- ОГОНЬ!

Их потери были уже слишком велики. Из Когтистых Гор приходили страшные вести. Орда не щадила никого, а Альянс не очень-то спешил на помощь, у Штормграда были свои приоритеты, людям удалось закрепиться в Южных Степях, за Разломом. А судьба собратьев по Альянсу не слишком волновала короля Ринна.

Катаклизм не пощадил ничего. Аубердин лежал в руинах. Тельдрассил на какое-то время оказался и вовсе отрезанным от остального мира. На Тёмных берегах вовсю орудовал Сумеречный Культ и невесть откуда взявшиеся тролли. Друидам Круга Кенария удалось создать островки видимого благополучия в разных уголках Азерота, но они являли собой отдельную силу, с которой предпочитали считаться (а может, просто не считали нужным обращать внимание) и Орда, и Альянс.

Война разгоралась всё сильнее. Казалось земные властители напрочь забыли о том, что Смертокрыл вовсе не собирался дожидаться, покуда они истребят друг друга. Она понимала это, но сейчас главное было в другом.

Их Лес.

- ОГОНЬ!!!

Он говорил с Духами. Когда-то он опасался, что они могут расценить его обращение в друидизм как предательство, но велико было его удивление, когда они не только не разозлились на него, но и наоборот, стали чаще говорить с ним. Они говорили о том, что друиды называют их другими именами, а порой и вовсе не принимают всерьёз, особенно эльфы, но он должен быть снисходительным и понимающим. Ведь они — эльфы, а он тролль. Да что там — даже у тауренов есть свои Лоа, хотя они тоже иначе воспринимают их.

И когда он проснулся, Духи рассказали ему о том, что его путь лежит на Острова Эха, где живут тролли племени Черного Копья. Им, говорили Духи, сейчас особенно нужна его помощь и его знания.

Он выслушал их, потом собрался, и, благословлённый своими братьями и сёстрами, и лично Малфурионом Яростью Бури, отправился в долгое путешествие по Калимдору. Путь его лежал через земли фурболгов, которые его очень уважали, через начавший оправляться от демонического наследия Осквернённый Лес, через милый сердцу Ясеневый Лес, через Степи и Дуротар. Он мог бы преодолеть это расстояние в форме гепарда куда быстрее, но он понимал, что ему не стоит привлекать лишнего внимания.

Он положил в котомку немного снеди, и вдруг вспомнил о копчёном грязнотиннике, который дала ему с собой в путь его сестра Мамбике десять тысяч лет назад…

«Так много времени прошло…»

Иногда в душу закрадывалось странное. Он чувствовал себя чужим в этом мире. Все те, кого он знал, любил, и не очень любил — все они умерли так давно, что сложно даже представить. Мир успел измениться множество раз. Пали империи троллей, вознеслись империи людей. Пришла и укрепилась в Азероте Орда. Пал Легион, хотя и не до конца побеждённый; пал ставший демоном Иллидан-Предатель, вознёсся и пал Король-Лич, Владыка Мёртвых…

Многое изменилось. Слишком многое.

И тот мир, в котором он проснулся, был так непохож на тот, старый, в котором он уснул. И хотя он был в курсе всего, что происходило в течении этих десяти тысяч лет, следя за Азеротом из Изумрудного Сна, ему всё равно было немного не по себе сейчас.

«Ну, пора.»

Фурболги, эти добрые и храбрые потомки братьев-богов Урсока и Урсола, подарили ему крепкий посох, на который они к тому же наложили сильные охранные чары.

И он отправился в путь.

А путь оказался куда короче, чем ему казалось. Спустя всего каких-то два дня он уже пересёк Ясеневый Лес, и вышел на просторы Степей. До Дуротара было недалеко, и Квай даже повеселел. Пока всё складывалось на удивление удачно.

И вот тогда, когда он уже мысленно поблагодарил всех Лоа, Кенария и Элуну за то, что облегчили ему путь, всё и произошло.

- О, Таргат, смотри — тролль!

Два крепких орка в поношенных доспехах преградили Кваю путь.

- Откуда ты, тролль? И почему ты тут шляешься?

Квай даже не нашёлся, что ответить, но орка, видимо, его ответ и не интересовал.

- Ты что, не знаешь о том, что Великий Вождь Гаррош Адский Крик объявил всеобщую мобилизацию? — спросил орк. Квай покачал головой. — Да ты что, из Круговерти Пустоты вывалился, что ли? — удивился орк. Потом махнул рукой:

- А, неважно. Таргат, бери этого салагу, и гони его к Заставе Мор’шан. Кадрак ещё когда гонца присылал, мол, добровольцев не хватает. А тут тролль — его что беречь? Как пушечное мясо сгодится. Слышал, тролль? И чтоб от Таргата не шагу, понял? Таргат, если вздумает шутки шутить, просто выруби его, и доставь Кадраку. А уж он ему покажет, что к чему.

И орки хрипло расхохотались.

«Не слишком удачное начало…»

- Давай, тролль, шагай. — орк по имени Таргат слегка подтолкнул его. — Тут недалеко. Заставе нужна помощь: атаки ночных эльфов стали практически постоянными, бойцов не хвататет. Присылают салаг, а те добро если один бой переживут, хотя чаще не переживают… Нехорошо. Вождь недоволен. Эти эльфы слишком много о себе возомнили. Лес их, видите ли, тронули. Да этот лес — просто кладовая полезных ресурсов. Видел, как Оргриммар отстроили? (Квай помотал головой) О, многое потерял. Так вот древесина как раз из Ясеневого Леса шла, а камень — из Азшары, там древних эльфийских руин много, камень хороший, крепкий. Так то. Да ты не кисни, тролль! Вот заставу отобьём — так может и повышение возьмёшь, может даже в Когтистые Горы отправят… — Таргат мечтательно улыбнулся, — Там сейчас бойцы нужны, Орде удалось неплохо там укрепиться. Эти псы из Альянса очень скоро поймут, что тут им не место. Калимдор будет принадлежать Орде! Так сказал Вождь! А значит, так и будет! Понял, тролль? (Квай обречённо кивнул) Ну то-то же.

У заставы Мор’шан кипел ожесточённый бой.

Сержант Кадрак скептически рассматривал Квая.

- И где вас, таких дохляков, берут только? — орк вздохнул, — Ладно. Всё лучше чем ничего. Сам видишь — несём потери. Остроухие поганцы стоят насмерть, да ещё и засады в Лесу устраивают…

Тут к заставе подъехал молодой орк на волке. Спрыгнув, он вытянулся в струнку перед Кадраком, и выпалил:

- Рубака Друккарг для выполнения боевого долга прибыл!
- Ух ты! — усмехнулся Кадрак, — Вот, тролль, смотри! Вот кабы у нас в армии все такие были. Да Альянс нам бы пятки лизал, лишь бы мы их не трогали… Постой-ка, сынок, как ты сказал, тебя зовут? Друккарг? А как звали твоего отца?
- Дарг Кровавая Секира, сэр!
- Точно.. — Кадрак отчего-то погрустнел. — Я помню тебя, сынок. И отца твоего я знал хорошо. Мы с ним вместе.. Были элитными бойцами кор’крона. Да только вот меня тогда поганище под себя подмяло, да я в лазарете отлёживался. А он… Погиб там, у Врат Гнева… Твой отец был героем, Друккарг. Хотел бы и я разделить с ним его судьбу… Да видишь, не сложилось… Теперь вот командую тут…. И эльфы эти клятые… Ты ведь добровольцем сюда, так ведь?
- Так точно, сэр! — Друккарг всё так же стоял навытяжку, — Я хотел служить под вашим началом! Моя мать всё рассказала мне, о моём отце и о вас. Для меня честь служить с вами, сэр!

А Квай смотрел на них, слушал, и с грустью думал о том, что он их понимает. Да. Но судьба у каждого своя. И никуда-то от неё не деться.

- Ты ведь охотник, верно, сынок?
- Так точно, сэр! — Друккарг свистнул, и на зов прибежал огромный лохматый волк.
- Какой прекрасный зверь! — Кадрак не мог скрыть своего восхищения. — Вот что, сынок. Я отправлю тебя туда. Там идут бои… Возьми с собой этого тролля — он, конечно, хилый и вообще, тролль он и есть тролль, но, быть может, и он не так плох, как кажется? Словом, держитесь друг друга. Вы должны найти Гората. Он с небольшим отрядом пробирался сюда от Заставы Расщеплённого Дерева, и уже давно должен был быть тут, но, как видите, его до сих пор нет… Я опасаюсь того, что он мог попасть в засаду. Возможно, ему нужна помощь. Вы должны найти его. Отправляйтесь немедля. И, Друккарг… — Кадрак осёкся. — Ты уж береги себя, сынок. Я бы хотел увидеть тебя ещё не один раз…

- Эй, тролль!

Квай оглянулся. К нему подошёл орк, и протянул ему оружие. То был грубый железный меч, в запекшейся крови, со множеством сколов, и железный щит, гнутый, со следами страшных ударов, явно переживший не одного владельца.

- У нас проблемы с боеприпасами. Так что если увидите стрелы — подбирайте, потом принесёте сюда. Для войны всё сгодится.
- Так точно! — Друккарг любовно провёл рукой по своему могучему арбалету. Кивнул Кваю:
- Как тебе? Правда, хорош? Его мне отец подарил. И доспехи тоже. И сегодня я найду им применение. Клык! Ко мне, друг. Давай покажем этим эльфам, что такое настоящий солдат Орды! Тролль! Тебя как зовут-то?
- Квай.
- Странное имя. Впрочем, у троллей вообще имена странные. — Друккарг улыбнулся, — Да ты не обижайся, я вообще к троллям хорошо отношусь. Ты меня держись, хорошо? Мы этот бой должны пережить. И переживём. Понял, Квай? Вот так-то. Мы им покажем!

- Ну что, сыны Орды! — крикнул Кадрак, — Покажем этим тварям, чей это лес! Лок’тар огар!!
- ЛОК’ТАР ОГАР! — отозвался десяток глоток, и отряд пошёл в атаку.

И Квай пошёл. А куда деваться-то? Но мысленно он уже просчитывал план действий.

Стрелял Друккарг действительно метко, а Клык рвал несчастных эльфов на части. Квай, закусив губу до крови, лечил молодого орка от ран, сославшись на то, что воин из него никудышный. Но и ему приходилось периодически отражать щитом не знающие усталости стрелы защитников Ясеневого Леса. А заодно не забывать эти же стрелы собирать.

Когда первая атака была отбита, Друккарг проговорил:

- Нам нужно найти отряд Гората. Правда, я не знаю, где искать… А, придумал! Давай разделимся! Ты, кажется, знаешь этот лес получше, чем я… Зато у меня есть Клык, он поможет мне найти своих. А когда найдём их, свистнем, чтобы друг друга найти. Хорошо? Ты не беспокойся, уж тебя-то я точно найду, Клык запомнил твой запах. Правда, Клык? — он погладил волка, и тот довольно заворчал. — Так что давай, ты на запад, а я на восток.

Квай только кивнул. В конце-концов, это был шанс. Даже несмотря на то, что волк действительно запомнил его запах.

«Обернуться тигром и уйти в тень будет несложно.»

Вскоре он вышел к лесному озеру. Он хорошо его знал, у него было очень красивое название — Зеркало Небес. А на эльфийском оно звучало ещё более красиво.

Он и не понял сразу, что попал в засаду.

- Проклятье!

Асайя с силой грохнула кружкой об стол. Немногочисленные посетители таверны «Старый Моряк» недовольно покосились на нарушительницу спокойствия.

Уже неделю тут сижу, думала она. Проклятая Пиратская Бухта! Глаза б мои её не видели. А всё эти драконы. И надо же было отправить меня сюда — искать гоблина! Да тут их сотни! И какой, спрашивается, мне нужен? Тьфу!

- Что уставился?! — в гневе охотница была столь же опасна, сколь и прекрасна. Хозяин таверны съёжился на глазах, — Эльфов крови не видел никогда?? А ну, принеси мне сюда ещё кружку этого своего лягушачьего пойла, ты, отрыжка кроколиска!

Спорить с охотницей было опасно, и корчмарь слишком хорошо это понимал, чтобы что-то возразить ей. Наполнив кружку пенящимся напитком, он не без опаски поставил его на стол, за которым сидела Асайя.

Она сделала большой глоток. Мыслей не было. А ведь Ксанатавр говорил о том, что ей нельзя терять времени. Но как, как, бес побери, найти здесь хотя бы след фрагмента этой проклятой Души Демона??

Гоблины — народец хитрый и скрытный. Драконы говорили ей, что фрагмент столь мощного артефакта непременно проявит себя, но как — этого она представить не могла.

Неужели так трудно было послать сюда какого-нибудь мага, подумала она со злостью. Благо, у Кирин-Тора магов предостаточно. Так зачем им надо было посылать её, охотницу, которая к магии имеет такое же отношение, как гоблины — к Кирин-Тору?

А время шло. Смертокрыл уже на свободе. И уж он, надо думать, время зря не теряет. А я?

Она тяжело вздохнула, и вдруг заметила, что за столиком она сидит не одна.

Напротив неё сидел человек. Он был довольно молод. Неприметная одежда, капюшон, почти полностью скрывающий лицо. Руки сильные, кожа бледная. На безымянном пальце правой руки красуется серебрянный перстень с небольшим изумрудом.

«Разбойник?»

- Что тебе надо?

Он улыбнулся, едва заметно, одними кончиками губ.

- Я давно наблюдаю за тобой, эльфийка крови. Не первый день уже.

Она нахмурилась.

- Так чего надо?

Он снова улыбнулся.

- Извини, если помешал. Просто мне показалось… Что тебе нужна помощь.
- А ты вообще кто такой?
- Меня зовут Дэвлин. Можно просто Дэв. Я из «Черного ворона».
- Так и знала. — мрачно произнесла она, — И отчего же тебе показалось, что мне нужна помощь, а, Дэв?
- Ну. Ты сидишь тут уже не первый день. Пьёшь, ни с кем не говоришь. Однако я тебя не видел раньше, и не знаю тебя, а уж я знаю всех в этих краях. Стало быть, ты не местная. Зачем бы тебе сюда приезжать? Да, сейчас в Пиратскую Бухту многие едут, главным образом из-за сокровищ. Немало развелось охотников за сокровищами. Но ты на них не похожа. Они не сидят в таверне по целому дню, они ищут, попутно отбиваясь от троллей и пиратов. У тебя тут явно другой интерес.
- Тебе-то что с того?
- Да ничего, в сущности. Просто я подумал, а вдруг я могу тебе помочь? Ты мне сразу понравилась, эльфийка. Как тебя зовут?

Асайя усмехнулась.

«Наглый, но обаятельный. А может, и правда помочь сможет?..»

- Асайя.
- Красивое имя. Я как-то раз был в Луносвете. Безумно красивый город.
- А чем ты занимался? — казалось, она немного смягчилась.
- Я был тогда в торговой картели. Мы закупали у вас крупную партию талассийского шёлка. Ходовой товар. Но тут… Словом, мне пришлось уйти из картеля. Потом подался к пиратам Южных морей. Плавал с ними, всё было нормально. До тех пор, пока не случился бунт, старого капитана убили, а с новым я общего языка найти не смог. Ушёл от них, и попал в руки к ребятам из «Черного ворона». Они мне не очень были рады, но потом.. Изменили своё мнение, — Дэв улыбнулся.
- Неплохая история. — Асайя невольно улыбнулась.
- Ну а ты зачем тут? Если не секрет, конечно.
- Да как тебе сказать…

Она не знала, что сказать ему. Солгать — можно, но тогда он едва ли сможет быть ей полезен. Стало быть, нужно сказать ему лишь часть правды. Возможно, он действительно чем-то сможет ей помочь. В конце-концов, она всегда сможет избавиться от него. В этих краях это дело обычное. Никто не обратит внимания.

- Вобщем, я кое-кого ищу тут.
- Кого? Может, я знаю?
- Да я сама не знаю. — она с досадой посмотрела на опустевшую кружку, — Вобщем, я ищу гоблина.
- Да ну?? — Дэв расхохотался, — Ну, тогда это просто. Вон их тут сколько; тебе какого?
- Смейся, смейся, дуралей. — пробурчала эльфийка крови. — Тебя бы так отправили. Найди того, не знаю кого.
- А что, есть зацепки? — Дэв выглядел заинтересованным.
- Нет. Но вот ты скажи, раз ты тут всё и вся знаешь: не слышал ли ты чего-нибудь странного? Связанного с магией?
- С магией? — Дэв как-то вдруг мигом посерьёзнел. — Ну есть кое-что…

Она схватила его за грудки:

- А поконкретнее?
- Спокойно. Пойдём, выйдем отсюда. Поговорим в более тихом месте.

Они вышли из таверны, и пошли вдоль по опустевшей пристани.

Над Пиратской Бухтой сгустилась ночь. Огромная Луна сияла тусклым светом, и робкие тени скользили по углам, замирая при каждом шорохе.

- Ходят слухи… — начал он, — Конечно, это просто слухи, но ты едва ли сможешь получить более точную информацию. Так вот. Ты искала гоблина? Я слышал об одном. Говорят, будто бы некий гоблин пришёл сюда с Севера, может, год или два назад. Его никто не знал, да и мало ли проходимцев каждый день прибывают в Пиратскую Бухту? Но так или иначе, дальше было интереснее. Поползли слухи о том, что этот гоблин заявился к местным троллям-гурубаши. Зачем — неизвестно. Но только говорят, что тролли стали поклоняться ему, как богу. Странно, правда?

Асайя слушала, затаив дыхание. Дэвлин продолжал:

- Потом он пришёл сюда. Не один — с ним был огромный тролль-берсерк. Жуткая тварь, и как они только таких выращивают. — Дэв поёжился. — Так вот. Никаких погромов они не творили, вели себя тихо и культурно. Пришли к капитану, и о чём-то долго говорили. А потом ушли, и больше их никто не видел. Но это ещё не всё. Один дезертир их шайки Кровавого Паруса… Сумасшедший парень, крыша его давно тю-тю… А может, и не так давно; так вот, он говорил о каких-то странных и страшных вещах. Будто тот гоблин потребовал, чтобы Кровавый Парус работал на него. Пираты, ясное дело, над ним посмеялись, даже тролля-берсерка не испугались. А больше всех смеялся капитан Кильватель. Тогда этот гоблин тоже посмеялся, и ушёл. А на следующее утро… Словом, той команды не стало за одну ночь. Уцелел только этот слабоумный. Так он говорил, что гоблин поднял со дна морского скелеты утонувших моряков, и за одну ночь эти скелеты сожрали всех, кто на том корабле был. Вот так-то. Но с тех пор про того гоблина никто и ничего не слышал… Я тебе рассказал только то, что сам слышал. Это, конечно, всё слухи… И верить им не стоит так вот… Но, знаешь, тут всякое возможно. И гоблин-некромант в том числе. Ты не его ищешь, нет?

Асайя молчала. Да, определённо. Если уж что-то и подходило под описание того, что она тут искала, так это гоблин-некромант. Пришёл с севера — Грим Батол как раз на севере. Некромант — стало быть, фрагмент Души Демона использовать смог, да ещё и троллей подчинил. Но только вот где его найти…

- Ну так что, сестрёнка? Сгодится тебе мой рассказ?

Она внимательно посмотрела на Дэва.

- Да, пожалуй, это стоит запомнить, хотя это и слухи, и, весьма вероятно, это не то, что мне нужно. И всё же…
- Ладно. — Дэв снова улыбнулся, — Вижу, что не в своё дело лезу. Так что больше расспрашивать не стану. А если помогли тебе эти байки — так я и рад.
- Славный ты парень, Дэв. — Асайя неожиданно для себя улыбнулась тоже. — Пойдём, выпьем. Расскажешь мне что-нибудь интересное. А я тебе могу про Луносвет рассказать.
- Пойдём… Только давай тут немного постоим? Смотри, какая сегодня Луна…

Лучников было много. Квай понял, что так просто ему не сбежать, при всём желании. В его памяти всегда были живы воспоминания о Часовых Элуны…

- Не дайте ему уйти! — крикнул один из эльфов на дарнассиане. Квай улыбнулся.

«Ну что ж, придётся показать вам кое-что.»

Четверо эльфов-мечников бросились к нему.

Всё произошло в какое-то мгновение.

В руках его вспыхнул зёлёный огонь. Сейчас же толстые корни, словно живые, вырвались из-под земли, и опутали атаковавших. В корнях оказались и растерявшиеся лучники.

А он гортанно взревел, и начал увеличиваться в размерах, покрываясь красновато-коричневыми перьями. На голове выросли рога, похожие на оленьи. Нос превратился в массивный клюв.

Спустя секунды на ошалевших эльфов смотрел совиный медведь, во всей своей красе.

- Не может быть… — вырвалось у кого-то из них. — Ты — друид?? Тролль-друид??

Он вновь вернул себе свой привычный облик, и на превосходном дарнассиане спросил:

- А что — разве не заметно?

Они всё ещё приходили в себя, когда на холм выскочили несколько лучниц.

- Огонь.. — было крикнула их предводительница, стройная сребровласая эльфийка, закованная в доспехи цвета лунной стали, но слова застыли в воздухе, невысказанные. А она, не веря своим глазам, медленно подошла к Кваю… И бросилась в распахнутые объятья тролля.

«Квай, любимый!!»
«Аркайен, единственная моя. Я знал, что однажды мы вновь встретимся. Я так рад видеть тебя!»

- Но что ты тут делаешь? И зачем тебе это оружие? — она смотрела на него умоляюще, она боялась только одного: что он мог стать воином… Да нет, какой из него воин Орды??
- Это ужасная штука, Аркайен. Война. — Квай с горечью покачал головой. — Меня отловили по дороге в Дуротар. Мне нужно попасть на Острова Эха, там живут тролли, которых я должен обучить друидизму. А ты, ты защищаешь свой Лес?
- А как я могу иначе, Квай? Эти вандалы… Они вырубили часть нашего Леса, и вырубают ещё! Мы сажаем новые деревья, в каждом из которых — наша душа, а они рубят их! Для них Ясеневый Лес всего лишь богатый ресурсами регион! Наш Лес, Квай! Наш Священный Лес! Да чем они лучше Легиона?!

Он тяжело вздохнул.

- Я понимаю, Аркайен… Я хотел, чтобы мы с тобой жили в мире. Но, кажется, нам не увидеть мира…
- Эти.. И Орда, и Альянс, они словно сошли с ума, словно нет никакой опасности, словно нет никакого Смертокрыла! Они убивают друг друга, вместо того, чтобы объединиться перед лицом страшного! Что будет, Квай? Что будет со всеми нами?

Она уткнулась в его жёсткую грудь, и тихонько, чтобы не заметили её воины, плакала.

«Не плачь, любимая. Всё будет хорошо. Верь мне. Вспомни. Миру всегда что-то угрожало. Но мы, все мы, жители этого мира, — мы всегда умели найти выход, умели победить, умели выжить.»
«Я верю, Квай. Просто я очень, очень устала…»

Так они и стояли, и вдруг, неожиданно Квай услышал крик:

- Так ты… Ты — предатель!

Он обернулся — там, у большого дерева, стоял Друккарг со своим верным Клыком. На лице юного орка были гнев, разочарование, боль.

- Как… Как ты мог! Ты предал нас всех! Предал сержанта Кадрака! Предал меня! Предал Орду! Ты же тролль, почему ты — с ними, с этими эльфами?! Скажи, что это не так! Скажи, что ты заготовил им такую ловушку! Пожалуйста! Я не верю…

Он медленно поднял арбалет. Клык угрожающе зарычал.

- Я не хочу верить своим глазам. Но и лгать себе я тоже не хочу. Я думал, ты с нами. А ты… Ты…

Боль пронзила Квая, подобно самой острой стреле. Он знал, что сейчас будет.

- Постой, Друккарг! Я… Я друид! Я… Я не воин! Я должен был…
- Замолчи! — орк был в бешенстве, — Они убили Гората! И весь его отряд! Он умер у меня на руках! Ты виноват в этом!
- Неправда, — Квай был грустен. — В этом не моя вина… Хотя, и моя тоже. Я слишком долго спал. Я должен был прийти раньше. Пока ещё было время… Пока ещё Гаррош и Ринн не развязали вновь эту ужасную войну…
- Заткнись! Н-не смей порочить имя Вождя, предатель!

Рука его дрогнула. И отпустила стрелу.

«Прости, Друккарг. Но я не имею права умереть сейчас.»

Квай запустил вихрь, и стрела, отлетев в сторону, упала на землю.

В ту же секунду несколько стрел пробили грудь юного орка, отбросив его назад, обливающегося кровью. Ещё две стрелы попали в волка. Он взвизгнул, и упал, загребая лапами землю.

Квай оставил Аркайен, и подошёл к умирающему Друккаргу.

- Прости меня…
- У-уходи прочь… Предатель… Я… Я не подвёл отца… Я умер в бою… — сказал Друккарг. Затем он словно расслабился, будто прилёг отдохнуть после славной битвы.
- Спи спокойно. — Квай закрыл ему глаза. — Спи спокойно, храбрый воин. Твой отец горд за тебя…

И он зашептал что-то на наречии, давно исчезнувшем с лица Азерота. Он говорил с Духами на языке старых амани, просил их принять павшего воина в их мире.

- Теперь ты будешь вместе со своим отцом, и со своим верным волком.

Он положил арбалет на грудь Друккарга.

Аркайен смотрела на это со смешанными чувствами. С одной стороны, всё было правильно. Враг — он и есть враг. Не убей они его, он убил бы многих из них, тем более, она чувствовала, он действительно был храбрым воином, несмотря на молодость. С другой стороны… Она смотрела на Квая, и думала о том, что он прав. Война — это страшно. Неправильно. Губить жизни одних, чтобы могли жить другие. Убивать орков, чтобы жили эльфы, чтобы жил Лес… Чем это закончится? Не пронзят ли стрелы однажды и её грудь? Дождётся ли она Квая, который, научив троллей друидизму, вернётся к ней?

И вернётся ли?

Её соратники молчали. Они тоже понимали всё это. Но ничего не могли поделать. Война есть война.
Молчание длилось, казалось, целую вечность. Наконец Квай произнёс:

- Аркайен, я должен идти. Мой путь ещё не окончен. Я уйду другой дорогой, спущусь по реке, постараюсь пройти незамеченным. Я должен добраться до троллей Черного Копья. А ты… Береги себя, пожалуйста. Ведь… Если тебя не станет… Куда я смогу вернуться?.. Кто встретит меня… Я знаю, ты не оставишь этих рубежей… И всё же… Скоро будет страшнее и больнее. Уходи в Лунную поляну. Собери всех друидов Ясеневого Леса и Когтистых Гор, всех, кто ещё жив. Уходите к Малфуриону. Скоро… Вы будете нужны ему, больше, чем здесь. И я вернусь туда… Скоро. Зло затаилось… Война между Ордой и Альянсом — ничто рядом с тем, с чем нам предстоит столкнуться. Мне пора…

«Я буду любить тебя, что бы ни случилось, Аркайен. Береги себя. И Духи будут хранить тебя.»
«Я буду любить тебя, Квай. И пусть Элуна хранит тебя.»

Он обернулся гепардом, и быстро побежал прочь. Вскоре она потеряла его из виду.

Продолжение следует…

Еще на эту тему: