Лилиан Восс: Мёртвое, алое сердце. Финал

Часть третья. Финал: Рассвет

В бастионе отрекшихся, на границе с чумными землями, было как никогда тихо. Основные силы бастиона участвовали в рейдах, на войска алого ордена постоянно пополняющихся монастыря-крепости на вершине хребта, неподалёку. Верховный палач Деррингтон, скучая, натачивал свою секиру.

.

На всей заставе помимо него и пары стражей смерти сейчас находились только аптекарь Дитарс и отряд делегатов серебряного авангарда, которые, в свою очередь и сами не очень желали идти на контакт. Деррингтон, закончив подготовку оружия, подошел к Дитарсу, который как всегда что-то творил в своём котле, в котором кипела непонятная ядовито-зелёная жижа.

-И что на этот раз ты там навариваешь? – Обратился Деррингтон к аптекарю.

-Экспериментирую с ядом здешних пауков, знаешь, я заметил что…

Вдруг, жидкость фонтаном ударила вверх, облив Дитарса и Деррингтона.

-Э…не бойся Деррингтон, это…зелье безопасно. Сказал Дитарс на удивление расстроенным тоном.

Деррингтон ничего не сказав, отряхнулся от зелёной слизи и направился к своему посту.

Луна показалась из-за туч, осветив подходящую к заставе женскую фигуру. Ветер развивал висящий на ней потрёпанный дородный плащ, а из капюшона виднелись светящиеся ледяным свечением глаза. Подойдя к заставе, девушка подошла к посту Деррингтона и обратилась к нему.

-Вы здесь главный?

Верховный палач заинтересованно кивнул.

-Вы что-то хотели?

-Мне нужна информация о расположении основных лагерей алого ордена в этом районе.

-Шутите? Мы знали точное расположение всех их застав, то наши карательные отряды не плутали бы по всему лесу каждый раз. Деррингтон на миг замолчал и оглядел девушку. – А можно узнать ваше имя мисс?

Лилиан сняла с головы капюшон, ярко горящие глаза особенно выделялись на бледном покрытом швами лице. Недолго думая она ответила.

-Я враг Ордена и желаю смерти всех, кто носит их герб, с лица земли, это всё что вам нужно знать.

-Хм… действительно произнёс Деррингтон. Пройдемте со мной.

Лилиан и верховный палач, подошли к столу, заваленному различными картами близ лежащей местности.

-Как я уже сказал, мы не знаем точное расположение всех опорных пунктов ордена, они постоянно меняют расположение, однако — палач указал на карте крупную лощину неподалеку от бастиона. – В этом районе мы потеряли нескольких разведчиков и что то мне подсказывает, что тому виной далеко не пауки.

Лилиан внимательно осмотрела карту.

-Знаете, скоро вернётся карательный отряд, и вы можете…

Вдруг раздался грохот, Деррингтон обернулся и увидел, как на другом конце заставы аптекарь Дитарс валяется без сознания около дымящихся обломков своего котла.

-Вот же идиот. — прошептал про себя палач. – Ну, так вот… — Палач обернулся к ней, но от девушки уже и след простыл.

-Интересно – вновь сказал про себя Деррингтон.

Лилиан медленно продвигалась вглубь лощины. Она нутром чуяла, где-то рядом, в самом сердце этой погрязшей в тумане и паучьих сетях местности, расположился лагерь ордена. И вот вдалеке, показался свет лагерного костра. Лилиан подкралась ближе к лагерю. Общая численность врага была примерно пять солдат и один офицер, которого девушка сразу же узнала.

Пламя вновь окутало тело Лилиан, и та ринулась в бой.

Обугленные трупы догорали вместе с лагерным костром. Лейтенант Сандерс очнулся и понял, что подвешен вверх ногами к дереву. Лилиан, стояла напротив него всё ещё горя чёрным, яростным огнём.

-Что ты собралась делать тварь?! — Пытаясь не выказывать охватившего его сердца ужаса, крикнул лейтенант.

-Не уж-то ты не узнаёшь меня Сандерс? – Сказала отрекшаяся, подойдя к лейтенанту и охватив его голову руками, заглянула в его напуганные глаза.

-Ты?…Ведьма…предательница…гори в…

Лилиан прервала его тираду начав прижигать находящуюся в её руках голову Сандерса.

-Где он? Говори!! И тогда, умрёшь быстро! Говори!

Закричала Лилиан, снова начав постепенно сжигать голову молодого лейтенанта, который крича от нестерпимой боли пытался шептать строки из молитвенника, но в конце концов взмолился.

-Верховный жрец на базе, в башне, недалеко от лощины идти по дороге в храм а потом…горный серпантин…пожалуйста прекрати!

Лилиан потушила пламя, и обратился к Сандерсу.

-Вот видишь, это было не так сложно, так ведь? Ну а теперь прости, мне пора на встречу с отцом. Сказав это, она резким движением рук свернула Сандерсу шею.

Лилиан шла по узкой горной дороге, высматривая старую сторожевую башню. Вдруг она увидела летящий в неё сгусток алого пламени. Увернувшись от огненного шара, девушка взглянула наверх. На верхнем уступе стояли несколько магов — неофитов ордена. Уж было, собравшись сделать ещё один залп, маги на этот раз все в мете начали создавать пламя. Лилиан воспылав, сделала пас руками, из её тела появились тонкие, чёрные щупальца из тёмной энергии и направились в сторону магов. Обхватив магов, щупальца потянули их в низ, двоих отшвырнуло в пропасть, а третьего прямо в руки. Схватив мага за шею та мгновенно обратила того в залу. Его. Лилиан поняла, она идёт по правильно дороге, Навстречу ей, встревоженные криками товарищей бежали патрульные ордена, с оружием наготове. Лилиан рванула к ним на встречу. Пробиваясь через патрульные, отряды всё же добралась до центра заставы, Старой сторожевой башне служившей ещё при Теренасе, и уже почти развалившейся. Завидев Лилиан, стоящие рядом с башней солдаты обнажили оружие. Чёрное пламя озарило ночное небо вместе начинающимся вдалеке рассветом.

Ворота башни отворились. И Лилиан увидела его. Верховный жрец Восс, тот, кому она обязана своей судьбой, тот, кого она искала, пробиваясь сквозь трупы и пепел. Двое гвардейцев телохранителей окружили вошедшую Лилиан и были готовы в любой момент насадить её на копья.

-Лилиан! Так ты и вправду жива. Я… — Начал говорить Верховный жрец, но Лилиан прервала его.

-Заткнись! — Крикнула Лилиан и резким прыжком накинулась на одного из гвардейцев сломав ему шею, потом сразу же перескочила на второго вцепившись в того и спалив дотла.

-Ты тренировал меня как оружие! Убийцу! Ну и как я справляюсь папочка? — Обратилась она к стоявшему в изумлении и ужасе отцу.

-В чём дело? А, точно, ты же тренировал меня убивать только нежить. И что же мне теперь – совершить самоубийство?

-Лилиан…я.

-Молчать! — она подбежала к отцу и схватила его за горло.

-И правда, зачем убивать себя, если ты под рукой!

Лилиан со всей яростью швырнула жреца об стену, потом вновь подхватив. Прыгнула с ним почти под самую крышу и рухнула на землю, впечатав отца в каменный пол башни. Елё живой, весь в крови Верховный жрец Восс, пытался что-то сказать, но Лилиан была неумолима. Притянув лежащее возле мёртвого гвардейца копьё, она со всей силы вонзила его в едва дышащее тело.

-Теперь я свободна от тебя! И я сделаю всё, чтобы твой дорогой орден, заплатил мне сполна!

Копьё в руках и мёртвое тело жреца охватило тёмное пламя, которое постепенно разнеслось по всему помещению. Выходя из пылающей башни, Лилиан взглянула на небо. Кроваво-красная заря, окрасила небо. Смотря на восходящее солнце, она чувствовала как её душа, будто на мгновение, но обрела покой. И хоть только на миг, но ей показалось, что её мёртвое сердце, вновь забилось.

Конец

Еще на эту тему: