Колдунья: Обида

Первая глава из третьей части рассказа про колдунью-чернокнижницу Джилл и ее приключения в магическом мире Азерота. После серьезной перепалки с Орсоном, она решает немного передохнуть…

Девушка стояла как вкопанная, пытаясь понять, не ослышалась ли она. Нет. Орсон, скорее всего, уже вышел за ворота, и догонять его желания не было вообще никакого. Джилл сжала кулачки, смахнула злые слёзы и, выйдя из кабины, направилась наружу. Когда ворота остались позади, она облегченно вздохнула и с жадностью глотнула свежего — относительно — воздуха. Оплот Отрекшихся был тем ещё местом, так что даже блеклые земли бывшего Лордерона казались свежими и приятными. Прямо впереди, в отдалении, возвышались дирижабельные башни. Две громадины, соединенные между собой шатким помостом. Джилл была на их вершинах лишь один раз, когда в самом начале обучения прилетала сюда со своим наставником. Тогда она даже не знала Джейксона. Давненько это было.

Эльфийка тронула рукой рукоять меча, поправила ножны и двинулась в сторону Брилла. Времени прошло достаточно, чтобы маг успел уже убраться в Даларан. Видеть его сейчас девушка совсем не хотела. Идти было не так уж и далеко. Пару раз, идущую по обочине Джилл, обгоняли всадники. Один раз мимо проехала карета, запряженная четверкой мертвых коней. Они не издавали ни звука, если не считать стука копыт. Здесь было жутко, но всё же лучше, чем внутри Подгорода.

Брилл встретил тишиной. Лишь несколько отрекшихся сидела на скамье у входа в местную таверну. Чернокнижница прошла мимо и, отворив дверь, проскользнула внутрь. Здесь было более уютно, чем в том притоне, где она встретила Орсона, но до «У старого алхимика», конечно, заведение не дотягивало. Эльфийка заняла место поближе к выходу и вытащила из сумки карту, принимаясь её рассматривать. Куда идти? Чем заняться? Возвращаться в Даларан она не хотела. Вот совсем.

Сердце защемило, когда глаза скользнули по изображению города, над которым светилась надпись «Луносвет». Джилл очень давно не была дома. Хотя, вряд ли приют можно было назвать таким важным словом. Хотя она помнила, что ей было там хорошо. Смотрительница ко всем детям относилась с трепетом и заботой. Никто не мог бы пожаловаться, что в том приюте создавались плохие условия. Нет. Это был один из лучших приютов во всех Восточных Королевствах, а может и во всем Азероте.

- Скучаешь? — скрипучий голос отвлек девушку от размышлений. Перед ней стояла официантка-отрекшаяся. Судя по всему, она старалась придать себе более или менее человеческий вид. Платье с длинным рукавом, почти человеческое лицо, если бы не слишком сильная белизна. Только голос выдавал её. — Что будешь заказывать?

- Эм… вина. Бокал. — чернокнижница не любила алкоголь, но обижать официантку не хотелось. — И сыру.

- Сию минуту. — отрекшаяся кивнула и отошла к стойке.

Джилл покачала головой и вновь вернулась к карте. Желание побывать в Луносвете не исчезло. Наоборот, оно стало ещё сильнее. Правда добираться до туда нужно было на перекладных. Распорядитель полётов помочь тут не мог — по крайней мере девушка не знала маршрута — разве что какой-нибудь экипаж мог доставить желающих в столицу эльфов крови. Или можно было попросить кого-либо из магов создать портал.

Последний вариант был куда более желателен — тратить сутки с небольшим, на то чтобы добраться до города, казалось слишком уж расточительным. Чернокнижница прикрыла глаза и вздохнула. Не ожидала она такого, честно признаться. Хороший день, так же как и настроение, был испорчен окончательно и бесповоротно. Вряд ли Огил мог догадываться, в каком состоянии находился Орс.

- Твой заказ. — официантка опустила на столик бокал с вином и тарелку сыра. — Если что ещё нужно — позови.

Девушка кивнула и, взяв бокал, сделала глоток. Приятный, терпкий напиток оказался лучше, чем она ожидала. Да и пилось непривычно легко. Джилл списала всё на отсутствие настроения и, убрав карту, продолжила наслаждаться вином. Пригревшись в трактире, немного оторвавшись от нехороших мыслей, она практически перестала думать об обиде, разве что стойко решив не говорить с Орсоном, пока тот не извинится.

Эльфийка не умела долго пребывать в унынии, поэтому через несколько минут на её лице вновь можно было заметить улыбку. Вино подошло к концу. Она убрала бокал в сторону и, удобно устроившись на стуле, принялась раздумывать. Цель будущего путешествия уже была выбрана — Луносвет — вот только как туда побыстрее добраться? Купить одноразовый камень телепортации? Это было бы оптимальным вариантом.

Вот только камушки эти продавались не везде. По идее, надо было заглянуть к местному алхимику. Или вернуться в Подгород и поговорить с тамошними магами. Второй вариант чернокнижнице не нравился вообще никак. Так что путь лежал в лавку алхимика.

Расплатившись за стол, собрав свои небольшие пожитки, девушка вышла из таверны и, поплотнее закутавшись в плащ, двинулась вдоль по улице, читая вывески. Искать долго не пришлось — лавка алхимика находилась буквально в двух шагах от таверны. Обшарпанная, готовая развалиться в любой момент — так, по крайней мере, она выглядела снаружи — лаборатория не внушала доверия. Однако, Джилл давно уже привыкла, что магия может сделать прочной даже самую последнюю развалюху, поэтому без особой опаски прошла внутрь.

Алхимик стоял в углу, смешивая зелья. Постоянно бурча себе под нос, он то и дело поглядывал на большую жабу, которая сидела на столике. Отрекшийся так был погружен в свои дела, что даже не заметил вошедшей чернокнижницы. Эльфийке пришлось откашляться, чтобы на неё обратили внимание. Да и то, алхимик лишь махнул рукой, мол подожди пока закончу, и указал на стул, стоявший у входа.

Девушка опустилась на шаткое строение, которое язык не поворачивался назвать стулом, и принялась наблюдать за действиями мастера. Тот как раз заканчивал смешивать зелье, набрал из емкости небольшое количество и, поднеся ложечку к жабе, аккуратно капнул на неё. Лабораторию заволокло едким зелёным дымом. Когда же он рассеялся, стола не существовало. Лишь на обломках сидел второй мертвец, непонимающе хлопая глазами. Потеря одного из предметов мебели алхимика никак не расстроила. Напротив, он пребывал в отличном расположении духа, чуть ли не пританцовывая. Теперь он обратил внимание на гостью.

- Зелья? Свитки? Алхимические камни? — поинтересовался он, подходя к чернокнижнице. — Всё что у меня есть — могу продать.

- Мне бы камень-портал… До Луносвета. — девушка смотрела на второго отрекшегося, стараясь не выдать своего изумления.

- А… проверял снадобье, снимающее проклятия. — отмахнулся алхимик, заметив взгляд эльфийки. — Бедняга месяц был в этом обличии. Наши-то, из Королевского Общества, не хотели помогать. Не тот уровень говорят. Тратить время на такие мелочи не хотели. Скоты! — он зло махнул рукой и отправился к полкам, начиная что-то искать. — Камень сейчас будет. Но выложить придётся две сотни золотом. У нас их редко найти можно. Сложно изготавливать, да и не по моему профилю. Так что не обессудьте.

Девушка кивнула, хотя алхимик и не мог этого видеть. Камни решали большинство проблем. Их часто продавали на аукционах, но вот создавать подобные магические вещички было делом сложным. Неудивительно, что в Брилле таких камней практически не водилось. Можно себе представить, сколько силы должен был потратить мастер, чтобы создать хотя бы один портал. Если он не маг, конечно.

Чернокнижница поморщилась, тихо вздохнула и вновь перевела взгляд на отрекшегося. Тот, кажется, уже нашел нужный камень, и теперь возвращал обратно содержимое шкафов. Ушло не это дело у него совсем немного времени, так что буквально через минуту он подошёл к Джилл, протягивая камень. Небольшой, тускло светящийся красноватым светом. Девушка отсчитала положенную сумму и, попрощавшись с алхимиком, вышла из лаборатории, держа камень в руке.

Сердце билось всё быстрее. Унять волнение у чернокнижницы не получалось — с Луносветом было связано многое. Она глубоко вздохнула и чуть сильнее сжала камень, посылая ему сигнал. Камень начал нагреваться. Он работал так же, как обычные камни возвращения, вот только после использования разрушался. Так случилось и в этот раз. Мелькнула вспышка, Джилл исчезла в ней. Камень выскользнул из её рук и исчез. Как будто его и не бывало.

Эльфийка оказалась на площади Солнца. Народу было не много, однако мимо регулярно проходили стражники да магические защитники. Джилл улыбалась. Сердце радостно рвалось из груди — город практически не изменился с того времени, когда она была здесь в последний раз.

Не теряя даром времени, девушка ослабила застежки плаща и, удобнее перевесив ножны, двинулась прочь с площади, на ходу пытаясь вспомнить дорогу. В голове хорошо отложились воспоминания, которые предшествовали переезду чернокнижницы в Даларан. Они с Джейксоном добирались от приюта как раз к площади, где ждал Кирит. Маг, который в то время был одним из ближайших товарищей охотника. С его помощью компания переместилась в город Кирин-Тора. Да. Кирит пропал около месяца назад, в мрачных склепах Наксрамаса. Найти его не удалось. Эльфийке было жаль весёлого тролля, который всегда старался поддержать товарищей. Как-то развеселить. Именно после этой пропажи в гильдию пришёл Орсон.

Джилл поморщилась и постаралась переключиться на что-нибудь другое. Вспоминать о волшебнике не хотелось. Скорее наоборот. Хотелось как можно быстрее вообще забыть о нем, чтобы не подогревать обиду. Девушка вздохнула, пытаясь взять себя в руки.

Миновав площадь, она вошла в трущобы. На самом деле, назвать переулки и строения таким словом просто язык не поворачивался. После хижин Оргриммара или каменных комнат Подгорода, скромные строения здесь казались дворцами. Однако жители Луносвета, редко выбиравшиеся из своей обители, называли эти районы трущобами. Тут жили простые эльфы. Рабочие, ремесленники, портные. Таверны были чистыми, но небогатыми; мастерские ютились чуть по несколько сразу в одном помещении; дома высились по несколько этажей. Внутри было много комнат, а каждую занимала семья или отдельный жилец.

Чуть подальше, ближе к городским стенам, располагался приют. «Светило», — он именовался именно так. Гордо. Не под стать своему предназначению. Мать Мэвриан, которая была воспитательницей, поварихой, учительницей — всеми сразу, для своих «питомцев» — на все насмешки по поводу названия отвечала холодным презрением. Казалось, что вывести Мэвриан из себя было невозможно. По крайней мере, Джилл ни разу не видела её в таком состоянии. Можно было лишь отдать должное выдержке смотрительницы.

Приют стоял на том же месте. Стены слегка потемнели, но на этом все изменения внешнего вида заканчивались. У порога стояла девочка лет тринадцати. Она читала книгу и, ленивыми движениями пальчиков, управляла заколдованной метлой, которая подметала мостовую. Джилл вздрогнула. Ей показалось, что девочка точно повторяет её действия. Да. Несколько месяцев назад чернокнижница так же стояла у входа в приют и, читая очередной магический трактат, занималась наведением чистоты.

Сердце забилось ещё чаще. Девочка оторвала взгляд от книги и посмотрела на Джилл, словно сверля её взглядом. Эльфийка поежилась. Её как будто прошили насквозь. Зелёные глаза девочки были слишком внимательны.

- Мэв! Тут кто-то пришёл. — позвала девочка, не сводя взгляда с эльфийки. — Я её не знаю.

- Сейчас подойду, Тейси. — голос смотрительницы чернокнижница забыть не могла. Через несколько секунд на пороге возникла и сама Мэвриан. Глаза её расширились. — Джилл? Неужели…?!

Девушка кивнула, не в силах сказать ни слова. Через секунду она уже скрылась в объятиях Мэв. Как говорилось выше, для неё каждый ребёнок в приюте был практически родным. Мэвриан отличалась от большинства своих сородичей, да и приемышей воспитывала по-своему. Не было в ней той высокомерности, которая присуща многим эльфам.

Джилл прикрыла глаза и поняла, что ей не хватало воспитательницы, приюта, просто этой атмосферы, которая царила в «Светиле». Да, она успела ещё сильнее повзрослеть, за то время, которое провела вдали от приюта. Как и предрекала Мэв, перед эльфийкой открылось множество путей, из которых предстояло выбирать. Но девушка тосковала. Пусть и боялась себе в этом признаться.

Она была одной из самых старших сирот. И одной из первых покинула приют, когда пришло время начинать жить самостоятельно. Сейчас ей было безумно интересно посмотреть, как живут младшие. Здесь были дети разных рас. Орки, тролли, эльфы крови. Всего набралось бы пара десятков воспитанников. Джилл помнила, как появился в приюте каждый из них. Что же нового успело произойти?

Мэвриан провела чернокнижницу в общий зал, куда тут же сбежались все остальные. Воспитанников стало больше. Кого-то девушка помнила, кого-то видела впервые, но реакция была одна для всех: объятия, ласковые слова. Джилл почувствовала себя счастливой. Здесь, в окружении… семьи? Пожалуй что так. Если «Светило» — её дом, то все живущие тут — её семья.

Наконец, когда первая радость слегка поутихла, все расположились за большим столом, тянувшимся чуть ли не через всю комнату. Время текло незаметно. Чай кончился, сладости, которые нашлись в сумке чернокнижницы, так же подошли к концу. Воспитанники сгрудились вокруг девушки и с жадностью слушали её рассказы. Перед их воображением вставали ледяные шпили Нордскола, красочные улочки Даларана. Паладины сражались со злом, мудрые маги давали правильные советы. Что-что, а вот рассказывать Джилл умела. Она даже успела утомиться, пока Мэв не отправила всю ораву по кроватям. Солнце уже село, а в небо усыпали звезды. Здесь, в Луносвете, они были настолько хорошо видны, что захватывало дух. Красота.

Джилл и Мэвриан остались вдвоём. Разговор плавно перетёк в более реальную плоскость. Смотрительница интересовалась новостями. Спрашивала про знакомых, которые осели в Даларане. В глазах её читалась легкая тень тоски. О Мэв ходили интересные слухи. Кто-то говорил чернокнижнице, что в молодости смотрительница была очень даже неплохим магом. Специализировавшаяся на огненной стихии, Мэвриан снискала славу лучшей в округе дуэлянтки. Мало кто рисковал сойтись с ней в поединке.

Девушка всегда считала это банальными слухами, но со временем начинала задумываться. Как и сейчас. А на столе, тем временем, появились очередные порции чая.

- Значит, на фронте не была? — скорее утвердительно произнесла Мэв, беря в руки чашку. — Хвала богам. Надеюсь, ты туда не попадёшь.

- Где-то я это уже слышала. — проворчала Джилл, складывая руки на груди. — Почему вы все так негативно к этому относитесь? Там ведь то же самое, что и на просторах Нордскола. Или в Восточных Королевствах, просто…

- Нет. — резко оборвала её Мэвриан. — Ты не знаешь. Там все меняются. Становятся кровожаднее, теряют рассудок. Впадают в безумие. Заходил к нам тут один такой. С товарищами. Вся грудь в значках, сколько раз был там — непонятно. Много, вроде как. Требовал… не поверишь, требовал взнос в фонд. Мол за нас воевал и прочее. Ну я его и поджарила.

- Он хоть жив остался? — осторожно поинтересовалась чернокнижница, глядя на хищно сверкнувшую глазами смотрительницу. — Жалко ведь дурака…

- Конечно жив! — отмахнулась Мэв, подавляя смешок. — Я же не чудовище какое-нибудь. Нет. Просто откинула его в стену. Ну, он, конечно, пообещал прийти разобраться. Да всё никак не заходит. Пару дней назад это было. Так что… не лезь туда, Джилл. Целее будешь. Морально и физически.

Девушка протянула что-то нечленораздельное и перевела тему, чтобы больше не говорить о плохом. Разговор пришёл к воспоминаниям. Им было о чем вспомнить. В «Светиле» всегда не хватало денег. Точнее, не было такого их количества, чтобы жить ни о чем не задумываясь. Мэвриан очень долго сопротивлялась, пока не сдалась под напором своих питомцев. Так и появилась, можно сказать, традиция показывать фокусы на ярмарках. Какой-никакой, а доход. Судя по словам Мэв, проблема никуда не исчезла. Приют продолжал работать, но никакого улучшения материального положения не было. Разве что Лор’темар расщедрился и начал выделять скромную сумму на нужды «Светила».

Через два дня должна была состояться очередная ярмарка, проходящая в одном из торговых районов. Мэвриан презрительно кривила уголки губ, когда говорила о публике, которая наблюдала фокусы. Да, они платили, но с такой неохотой и откровенным высокомерием, что зачастую хотелось кинуть монеты им в лица. Джилл молчала. Искатели приключений зарабатывали много — куда больше, нежели ремесленники и рабочие — но не столько, как говорилось во всевозможных рассказах. Эльфийка понимала это. Но… пока Мэв ходила наверх, чтобы проверить, спят ли её приемыши, чернокнижница тайком высыпала в коробку, где хранились сбережения приюта, все, что было в её кошеле. Ей очень хотелось, чтобы смотрительница заметила это лишь после того, как девушка покинет приют. Да, вечно тут задерживаться Джилл не могла.

Эльфийка сняла с запястья переговорный браслет и, уложив его на пол, от души наступил ногой. Раздался жалобный хруст — магическая вещица перестала существовать. Чернокнижница не хотела, чтобы кто-то из гильдии её нашёл. Сама вернётся, когда придёт время. Мэвриан вернулась и с недоумением взглянула на дымящиеся останки браслета.

- Уронила. — безразлично пожала плечами Джилл. — Потом новый возьму. У меня ещё есть…

- Ну-ну. — смотрительница явно не поверила бывшей подопечной. Но ничего не сказала больше. — Комната на чердаке свободна. Не обессудь, другие помещения у нас заняты…

Чернокнижница не ответила. Она лишь обняла Мэв, пытаясь вложить в объятия те чувства, которые не могла выразить словами. От стеснительности или по иным причинам. Главным было то, что Мэврианн поняла. Не сказала ни слова, лишь чуть дольше чем надо придержала девушку в объятиях.

Через несколько минут, устраиваясь в кровати на чердаке, Джилл пыталась понять, что чувствует. Да, она была счастлива, вернувшись в приют, но… здесь ничего не изменилось. И положение оставляло желать лучшего. Девушка понимала, что сделать что-то было нереально. Однако, не такой была чернокнижница, чтобы опускать руки. В голове метались сотни мыслей и идей, которые требовалось воплотить в жизнь. И, обдумывая каждую из них, эльфийка не заметила, как провалилась в глубокий сон.

Продолжение следует…

Еще на эту тему: