Колдунья: На погосте

Продолжение приключений колдуньи Джилл и ее спутницы Шаэль. Господин AllWind продолжает радовать нас своими красочными описаниями приключений в мире магии…

- Ну что, пошли? — Джилл посмотрела на ворота кладбища, вытащив из ножен меч. — Посмотрим, как он там справляется.

Шаэ кивнула, покрепче сжимая в руке молот. Девушки, ощетинившись защитными заклинаниями, направились вперёд, готовые в любой момент испепелить противников. Шум продолжался. Правда, он шёл уже с дальнего конца погоста, как бы намекая, что демон разошёлся не на шутку. С лица Джилл не сходила довольная улыбка — приятно было, что вызвать такое сильное создание удалось с первого раза — а в глазах её прыгали задорные искорки. Как бы жутко сейчас не было на кладбище, уверенность в своих силах полностью компенсировала этот момент.

Пройдя шагов десять, девушки встретили первое напоминание о присутствии демона. Вокруг валялись развороченные части костей и скелетов. Было видно, что сила, с которой разорвали мертвецов, была гораздо более мощная, нежели любая другая. Некоторые останки дымились, будто их облили чем-то едким. Возможно, виной этому была слюна демона.

Чернокнижница замедлила шаг и остановилась, рассматривая раскуроченную надгробную плиту. На ней отпечатались мощные следы от когтей. Прочный камень был буквально прорезан насквозь. Что-что, а вот сила демона всё-таки приводила её в трепет. Неудивительно.

Кладбище на самом деле было наполнено магией. И Джилл, и Шаэль чувствовали это каждой клеточкой кожи. Любое существо, которое хоть раз встречалось в магической энергией уже не забыло бы это ощущение, когда волосы по всему телу становились дыбом, а кончики пальцев приятно покалывало. Где-то впереди всё ещё резвился призванный демон, впрочем, он не отходил дальше, чем могла удержать нить, которая сейчас была намотана на указательный пальчик левой руки чернокнижницы. Любое движение дальше расстояния, на которое была рассчитана нить, приносило демону такую боль, что в следующий раз он уже не рисковал. Как ни странно, это действовало даже на очень сильных прислужников, которых призывали опытные колдуны.

- Эй, Джилл. — голос жрицы был напряжённым. Эльфийка обернулась к подруге и посмотрела в сторону, куда указывала жрица. — Вряд ли это от нежити…

Действительно. Кусок голубой ткани с золотыми узорами был слишком свежим и не мог принадлежать ожившим мертвецам. Чернокнижница вздохнула и крепче сжала рукоять меча. Нарваться на кого-нибудь из Альянса ей не хотелось. За всё время, которое девушка провела в Нордсколе, сражаться с противоборствующей фракцией ей не удалось ни разу. Нельзя было сказать, что эльфийка расстраивалась от этого, но легкое огорчение всегда присутствовало. Ровно до того момента, как она услышала рассказы Орсона. Тот редко говорил о своём пребывании на фронте. Лишь один раз Джилл подслушала, как маг рассказывал Огилу о своих приключениях. Больше воевать ей не хотелось.

Вздохнув, чернокнижница осмотрелась по сторонам и отдала демону приказ. Послышалось тяжелое дыхание и прислужник появился рядом с ней. На загривке виднелось несколько следов от мечей, но никакого неудобства гончей это не доставляло. Девушки переглянулись и двинулись дальше. Демон двигался следом за ними, утробно рыча, но не рискуя покуситься на хозяйку — боль от нити ему запомнилась очень хорошо и надолго.

Чернокнижница замерла. Внезапно ей стало донельзя тревожно, как будто что-то ужасное должно было случиться именно сейчас. Она резко развернулся и успела заметить, как демон сорвался с места, быстро приближаясь к Шаэ. Джилл вскинула руки, чтобы разорвать связь, но удар хвоста сбил её с ног. В глазах эльфийки читался ужас. Она зажмурилась, ожидая что произойдёт дальше, однако крик, который раздался буквально в трех шагах, принадлежал отнюдь не жрице. Шаэль прыгнула в сторону и начала читать молитву. Целая и невредимая.

Демон терзал фигуру в кожаных доспехах, закутанную в плащ. Его жертва была выше, чем эльфийки, несколько крепче, но с той же изящностью. Вспышка осветила погост и тут же погасла. Но за короткое время девушки смогли рассмотреть несчастного, которого сейчас методично рвал прислужник.

Кожа темного цвета, эльфийские уши, зелёные волосы и светящиеся желтым огнём глаза. Ночной эльф собственной персоной. Видимо, он решил отомстить за своего погибшего товарища, но не рассчитал силы и теперь сам пал жертвой демона. Джилл поднялась с земли и, отряхнув мантию, отозвала своего прислужника. Убийца умирал. Оторванная рука лежала рядом с ним, все доспехи были обезображены клыками чудовища, а в местах, куда капала ядовитая слюна, виднелись безобразные, жуткие ожоги. Умирающий испытывал дикую боль, гримаса страданий исказила лицо. Зрелище не для слабонервных.

- Ужасно. — прошептала Шаэль, смотря на мучения ночного эльфа. — Прикрой меня.

Жрица повесила оружие на пояс и подошла к умирающему убийце. Казалось, её не волнует, что тот всё ещё сжимал в руках своих кинжалы. Она изящно опустилась на колени, накрыла глаза умирающего своей ладонью, пробормотала несколько слов и сама прикрыла глаза, слегка покачиваясь, как будто находясь в трансе.

Ночной эльф вздрогнул, потом вытянулся и замер. Лишь грудь его теперь поднималась размерено, будто он просто спал. Ни стона, ни звука не издавал разбойник, лишь медленно терял силы и последние капли жизни. Рука его метнулась к жрице, и Джилл уже хотел закричать, но тот лишь вцепился в ручку Шаэ и не отпускал.

Девушка открыла глаза. Окоченевшая рука продолжала держать её. Ночной эльф умер. Потребовалось приложить усилия, чтобы наконец расцепить посмертную хватку. Жрица выглядела внешне спокойной, но подруга не рисковала её пока трогать. Вряд ли сейчас она была настроена на разговоры.

Покинув место гибели разбойника, они продолжили путь. Впереди вырисовывался склеп, который стоял в центре кладбища. Джилл остановилась и послала вперёд демона, который с радостным воем бросился уничтожать оставшихся мертвецов. Чернокнижница вытащила из сумки карту и скосила глаза в сторону Шаэль. Та задумчиво катала ногой камень, который попался на пути.

Подруга вздохнула и подошла поближе, озираясь по сторонам. Не хватало только обнаружить мертвеца, который вцепится в ногу. Джилл похлопала жрицу по плечу, привлекая к себе внимание. У неё уже созрело предложение, которое должно было заставить Шаэ вернуться в нормальное состояния. Ну и просто приободрить.

- Заберём артефакт? — чернокнижница с удовлетворение увидела, как зажглись глазки подруги. — Раз с нами такой матёрый охотник, думаю это не составит труда.

- Надо попробовать. — Шаэль кивнула, соглашаясь на продолжение авантюры. — Он в склепе?

- Скорее всего. Там энергии больше, по крайней мере. — Джилл подошла к дверям и пинком распахнула их, тут же направляя внутрь поток огня. — Если управимся до утра — будет отлично.

Первым внутрь ворвался демон. Он разметал в труху всех мертвецов, рискнувших вылезти на свет. В образовавшийся проход вошли Джилл и Шаэ, готовые в любой момент «упокоить» беспокойную нежить. Склеп пугал. Тишина стояла — простите за каламбур — гробовая. Лишь впереди опять слышалось дыхание гончей, которая прочёсывала каждое помещение в поисках мертвецов. Чернокнижница отпустила нить, как можно дальше, чтобы на всякий случай обезопасить себя. Мало ли, что можно встретить в этом склепе.

Судя по архитектуре и внутреннему убранству, склеп строили люди. Возможно, для кого-то из важных воинов, возможно для какого-нибудь мага, кто их разберёт. Хотя, определённый плюс в этом был: главная комната с усыпальницей находились точно в центре лабиринта из коридоров.

Стены были увешаны гербами, знаменами, в нишах стояли урны, в которых располагались благовония. Видимо погребённый здесь человек хотел и после смерти показать, насколько он был знатен. Надо сказать, что выглядело всё это донельзя внушительно. Мрачно, жутко… но внушительно. Джилл поежилась, такая красота была явно не для неё. Да и излишнее богатство убранства не внушало ей доверия. У людей всегда были странные вкусы. Шаги отдавались гулким эхом, разносившимся по всему склепу. Обстановку освещали магические фонари. Энергия в них уже давно должна была закончиться — на вид склеп был построен достаточно давно, а заряд магического фонаря рассчитан на полгода-год — но артефакт стабильно поддерживал освещение на прежнем уровне.

Плутать по коридорам было утомительно. Однако демон постарался на славу, уничтожив практически всех противников. Лишь изредка подругам приходилось пускать в ход заклинания, чтобы сжечь того или иного мертвеца, которые всё ещё были в состоянии шевелиться. По мере приближения к центральной комнате, концентрация энергии становилась всё сильнее. Казалось, её можно было почувствовать. Казалось, что она была осязаема. Будь с девушками маг, практикующий тайную магию, он бы буквально опьянел от такого количества магии. Ну и смог творить поистине впечатляющие по силе заклинания. Можно было только догадываться, что за артефакт скрывался в этом склепе.

- Нам сюда. — Шаэ указала на массивную дубовую дверь, которая скрывала проход в центральную комнату.

- Подожди, пущу вперёд демона. — Джилл отдала приказ и прислужник, сбив дверь с петель, ворвался внутрь.

Подруги последовали за ним. Усыпальница оказалась залом внушительных размеров, так же богато украшенной, как и все остальные помещения склепа. В центре её стоял массивный каменный гроб, правда, крышка на нём была разбита. Вокруг валялись осколки костей, причем гораздо больше, чем должно было быть от одного трупа. Чернокнижница прислушалась к своим ощущениям. Что-то подсказывало, что в гробу сейчас лежит не покойник, которому принадлежал этот склеп, а нечто более страшное.

Джилл дала знак Шаэ, чтобы та отошла ко входу, а сама приблизилась к гробу. Сердце девушки бешено колотилось, рискуя вырваться наружу. Приложив немалые усилия, она сдвинула сломанную крышку и заглянула внутрь.

Внутри, свернувшись в клубок, лежало костяное создание. Массивное, крупное, больше похожее на большую дикую кошку, с которой сняли кожу, вынули все внутренности. Череп создания смотрел прямо на чернокнижницу. В пустых глазницах горел зловещий фиолетовый огонь. Послышался натужный скрип. Эльфийка отскочила назад, выставив вперёд демоническую гончую.

Костяное чудовище поднялось в гробу. Сейчас оно казалось ещё более жутким, страшным. От него веяло загробным холодом. И, казалось, в самом склепе температура упала до минимума. Девушек пробрало до костей, хоть они и были в меховых плащах. Вообще, сейчас самым разумным решением было бы сбежать, оставив прислужника Джилл прикрывать их отход. Но где вы видели разумных эльфиек крови, у которых в крови кипит адреналин, которых подстегивает жажда приключений?

Лишь только демон бросился в сторону костяной твари, Джилл сомкнула ладони и метнула огненную дорожку следом. Огонь на секунду объял чудовище, но тут же сошёл на нет, не причинив тому никакого ущерба. В этот же момент до него добрался прислужник.

По залу прокатился страшный вой, смешанный с рыком. По полу катался клубок из двух массивных туш. Девушкам пришлось отпрянуть чуть ли не до самого выхода, чтобы не попасть под него.

Всё происходящее казалось чем-то нереальным. Чернокнижница, тем не менее, не растерявшись продолжала выпускать в костяную тварь одно за другим заклинания. Шаэ пришлось лишь изредка накладывать на демона исцеление, рискуя перевести внимание костяной твари на себя. Но всё равно было понятно, что со всем этим пора заканчивать. Забирать артефакт, который поддерживал подобие жизни в мертвецах, и возвращаться в Даларан. Больше здесь нечего было делать.

- Джилл!

Пронзительный крик Шаэль заставил чернокнижницу обернуться. Костяная тварь отбросила демона в сторону и теперь приближалась к жрице. Но та тоже не собиралась сдаваться без боя. В руках её появились молот с жезлом. А ещё через секунду костяной монстр дико взвыл и, как ошпаренный, рванул в противоположную сторону зала. Свет обжег его до такой степени, что на всё помещение пахнуло палёной костью. Теперь-то Джилл поняла, что выбрали они не самую верную тактику.

Инциатива перекочевала в руки Шаэль, которая наступала на костяную тварь, то и дело произнося отдельные фразы из молитвы. В таком месте, где концентрация энергии была огромной, каждое слово отдавалось гулким эхом, а свет обжигал тварь сильнее нежели в любой другой раз. Даже Джилл, которая относилась к магии света нейтрально, было не по себе от неё. Что уж говорить о чудовище?

Демон тем временем неуверенно поднялся на лапы, рыкнул и метнулся к костяной твари, вновь выпуская уродливые огромные когти. Шипы на его спине торчали во все стороны, словно шерсть у кошки, которая решила показать свои агрессивные намерения. Костяное чудовище и само было сильно потрепано. Во многих местах можно было заметить следы ожогов, оно было уже не таким резвым. Да и вообще всё больше жалось к стене, будто хотело скрыться, чтобы восстановить свои силы. Вот только прислужник не давал твари этой возможности, непрерывно атакуя. Бил мощными лапами, буквально впечатывая костяное чудовище в стену.

Тварь медленно погибала. От неё отлетали куски раздробленных костей, хотя она всё ещё пыталась сопротивляться. А демон никак не мог успокоиться, продолжая своё дело. Джилл готова была оттащить его в любое время, но… сейчас она была занята Шаэ. Та потратила слишком много сил, чему способствовала разлитая в воздухе магическая энергия, и теперь вряд ли могла бы сотворить даже банальное заклятие исцеления. Чернокнижница усадила подругу на каменный пол, прислонив к стене, и теперь искала в сумке зелье восстановления сил. С её губ срывались безмолвные ругательства.

Демон закончил. От твари остались только груды костей, большей частью раздробленных. Он рыкнул и направился к девушкам. У Джилл не было времени, чтобы как-то перенаправить энергию прислужника в другую сторону, так что… серебряная нить лопнула, с едва слышимым хлопком. Демон мелькнул и исчез, как будто растворился в воздухе. Можно было хоть немного перевести дух.

Чернокнижница наконец-то вытащил из сумки нужную склянку и, прислонив горлышко к шубам подруге, заставила ту выпить. Через секунду можно уже было наблюдать изменения в состоянии жрицы. Глаза прояснились, дрожь в руках прекратилась, на лицо вернулось осмысленно выражение. Однако стоять на ногах самостоятельно та всё ещё не могла. Приходилось опираться на стену. Холодный камень был сейчас лучшей опорой.

- Всё закончилось? — тихо спросила Шаэ, потирая пальчиками переносицу. — Мы её… убили?

- Не мы. У нас бы силёнок не хватило. — ответила Джилл, поддерживая подругу под руку. — С ней демон расправился. А потом я его убрала. Надо уже и самим уходить.

Им оставалось только найти артефакт и воспользоваться камнями возвращения, которые были настроены на Даларан. Убедившись, что с Шаэ всё будет в порядке, чернокнижница направилась прямиком к центру зала, где стоял практически разрушенный гроб. Внутри него было посту, но девушка сейчас не пользовалась обычным зрением. Нет-нет. Сейчас ей на помощь пришло зрение магическое, позволявшее видеть сплетения энергетических потоков, да и просто ауры, исходящий от предметов, обладающих силой.

Потоки сплетались ровно в одном месте, точно над остовом гроба. Столб энергии опускался ниже. Девушка сделала шаг назад, сотворила огненную полосу и одним ударом разбила остатки гроба вместе с постаментом, на котором он покоился. Когда пыль осела, Джилл опустилась на одно колено и вытащила из небольшого углубления желтый самоцвет. Он источал энергию, которой хватило бы на то, чтобы поднять целую армию мертвецов. Артефакт был в руках искательниц приключений.

Не скрывая довольной улыбки, чернокнижница вернулась к Шаэ и с гордым видом вложила самоцвет в её руку. Жрица с некоторым удивлением посмотрела на подругу, слегка сжала руку и прикрыла глаза, как будто пыталась ощутить силу, исходящую от камушка. Сейчас, когда магия плотно сплелась с профессиями, ювелирам было легко определить ценность того или иного драгоценного камня, которые можно было найти на просторах этого — да и не только — мира. Джилл терпеливо ждала.

- Мы не будем его продавать. — это было первое, что сказала подруга, открыв глаза. — Разделим на две части. Не смотри на меня так, он крепкий и не рассыпется. Разделим на две части и вправим в оружие. Дело сложное, но я справлюсь.

- Как скажешь… — пожала плечами чернокнижница, которая сама освоила лишь шитье. — Тебе виднее, госпожа великий ювелир.

Жрица, уже более или менее пришедшая в себя, поморщилась, но ничего не ответила на саркастический тон подруги. Перепалки уже давно стали обычным делом. Достаточно спокойные перепалки, надо сказать.

Из кармана мантии появился камень возвращения. Джилл согласно кивнула, вытаскивая свой и чуть сжимая его пальчиками. Камни начали нагреваться. В момент, когда жар уже стал обжигающим, эльфийки исчезли в ярких вспышках, слившихся в одну. Склеп опустел. Лишь только груды костей говорили о том, что здесь кто-то побывал.

Подруги очутились на заднем дворе таверны, практически напротив черного хода. Судя по тому, что в окнах обеденного зала горел свет — Огил опять не спал. Девушки валились с ног от усталости, поэтому поспешили войти внутрь.

В коридоре, который связывал черный ход и зал, было пусто. Лишь слегка чадил светильник, который давно не чистили. Джилл предпочла скинуть капюшон мантии и насладиться атмосферой таверны, которая уже успела стать родной. Шаэ сморщила носик, ещё сильнее укутавшись в плащ. Неудивительно, что у лестнице они разделились. Жрица отправилась к себе в комнату, а чернокнижница решила всё-таки остаться внизу, чтобы немного развеяться перед сном.

В зале был только Огил, задремавший за стойкой. Пламя свечи трепыхалось в опасной близости от лица мужчины. Испещренное шрамами и морщинами лицо его, сейчас казалось выструганным из грубого дерева. Эльфийка вздрогнула, это зрелище никак не вязалось с привычным видом трактирщика. Действительно, ночь была временем, когда всё кажется абсолютно другим. Хотя… она подходила к концу, а на востоке можно было бы разглядеть кровавое зарево восхода.

Девушка опустилась на стул перед Огилом. Звук двигающейся мебели заставил того встрепенуться. Секунду он пытался понять, кто находится перед ним, а потом расплылся в улыбке. На стойке тут же оказалась чашка с сухими травами, которые нужно было лишь залить кипятком. Трактирщик знал, что нужно людям — и не только — после путешествия по холодному Нордсколу.

- Удачно сходили? — как всегда жадный до рассказов о приключениях, Огил горел от нетерпения, чтобы услышать подробный рассказ. — Или лучше после отдыха расскажешь?

- Да нет, сейчас. — улыбнулась девушка, делая глоток горячего чая. — Только ты мне, сначала, расскажи, что из слухов интересного появилось…?

Еще на эту тему: