Истории мага. Про драконов и сокровища

Очень интересная серия рассказов от господина AlWind’a, первая часть публикуется сегодня. Причем, в отличие довольно многих фанфиков и творений на тему “Варкрафт”, автор не зацикливается на игромехе и весьма условных ограничениях, а идет дальше, ставя своей целью передать переживания героев и динамику развития событий. Если вас не пугают небритые таурены — прочитать стоит! А мне больше всего запомнился гоблин, характер нарисован очень здорово, и маленький зеленый меркантильный мужичок сразу встает перед глазами.

Все маги — идеалисты. Но одни продвигают свои личные идеалы, имеют амбиции, а другие стараются защитить то, что было создано до них. Герой этих историй относился скорее ко второму типу магов, но когда старый мир был разрушен, ему пришлось встать на противоположную сторону. Эксперимент с чумой, попытка найти лекарство от неё, обернулись потерей человеческого облика и переносом на другой континент. Своими врагами маг считал не орков, не людей, не эльфов, а орды нежити, которые под знамёна Плети уничтожали Лордерон, которые разрушили Даларан.

Судьбы сплетаются воедино, на фоне событий мирового масштаба, но не всегда можно уследить за той или иной личностью. Бедный мир Азерота. Сколько испытаний выпало на его долю. Закончилась Третья Война, открылись Врата Запределья, прошли ожесточённые битвы в другом мире. Шесть лет прошло с окончания войны. Но чёрное знамя Плети поднялось в Нордсколе.

А Альянс с Ордой так и не смогли окинуть прочь свою неприязнь. После стычки у Врат Ужаса война продолжилась с новой силой. Теперь ко всем разногласиям добавился дух азарта. Кто победит Короля Лича — тот станет мировым героем. Кого больше любят, тот пользуется большей поддержкой. Война вступила в новую фазу.

Это утро выдалось туманным. Над Далараном светало рано, но сейчас ранние лучи солнца не могли пробиться сквозь туман, окутавший город. «Погодники напортачили…» — ворчали торговцы, открывая лавки. Жителям магического города не сильно мешал туман — они как всегда разбредались по работам да тавернам.

Так рано просыпались только работяги. Остальные — искатели приключений, солдаты, наёмники и просто чужестранцы, спали гораздо дольше. Но находились и исключения — вот прошагал мимо таверны небритый таурен, направляясь к порталам, которые могли перенести в любую столицу на других континентах.

Широко зевая прошмыгнул мимо площади гном, спеша на аукцион, чтобы выставить на торги очередное чудо инженерной техники.

Трактирщик лениво протирал стаканы, наблюдая как со второго этажа в обеденный зал спускается посетитель. Хоть хозяин заведения и общался с представителями Орды, сам в молодости не раз ходил в походы к Наксрамасу, вид этого товарища его… нет, не пугал, а скорее раздражал.

- Утра. — поздоровался постоялец, усевшись за стойку и взирая на трактирщика из-под капюшона. — Выпить дашь?
- Да ты, я смотрю, алкоголик. — лениво огрызнулся хозяин, ставя перед гостем кружку полную пива. — С утра да и пить. И вообще, сними свой капюшон. Я уже привычный, да и народу нету, так что никого не напугаешь.
- Твоя правда, — вздохнул посетитель, делая глоток из кружки. — Нелегко жить. Кругом расизм.

Он скинул капюшон и на свет предстала голова. Звучит, конечно, смешно, но выглядит не очень. Нижняя половина лица принадлежала мужчине, человеку. Лёгкая небритость, впалые щёки. Ни дать ни взять — маг. Так уж повелось, что такой вид ассоциировался с представителями магических профессий. А вот верхней части просто не было. Вместо привычных черт лица был голый череп. Ни волос, ни кожи, просто кость. Пустые глазницы горели зелёным огнём. Магу не доставляло это неудобства, а вот прохожие и просто непривычные к такому зрелищу люди (орки, тролли, кровавые эльфы и прочие личности) подскакивали на месте. Или сразу же начинали гоняться за магом, с мечом наперевес. Даже отрёкшиеся поглядывали на него с неприязнью — пациент как будто мёртв, но не мёртв. Недоживой, недоотрёкшийся. Ха-ха.

Выпив пива, маг попрощался с трактирщиком, накинул на голову капюшон и, толкнув двери, выше из трактира. Туман уже исчез, из таверн, корчм, и прочих заведений выбирались на свет постояльцы, потягиваясь и разбредаясь кто куда. Маг кинул взгляд на свой переговорный браслет — пусто. Вчера, как помнил маг, кто-то собрал отряд, чтобы зачистить Некроситет. Просто ради развлечения. А сейчас… сейчас никого из знакомых не было видно. Кто-то спит, кто-то продолжает кутить, отмечая успешный поход к Ледяной Короне, кто-то вообще бороздит просторы морей, пытаясь найти мистическую Пандарию. Орсону оставалось только фыркнуть. Скорее все они найдут свою смерть. Кто-то стремится к этому. А кто-то даже не ожидает. Увы, но такова жизнь.

Чародей так никуда и не выбрался утром — проспал большую часть его. Теперь же, немного взбодрившись, он решил прогуляться, дабы не убивать весь день бездельем. Если долго сидеть в тепле и никуда не выбираться, можно увидеть как в окне пролетит твоя жизнь. Странная фраза, но донельзя точно описывающая последствия ничегонеделания.
В какой-то момент нагрелся переговорный браслет. Маг остановился, потирая его кончиками пальцев. Браслет служил сразу для нескольких потребностей: во-первых служил средством переговоров, если собеседник находился далеко, во-вторых мог отсчитывать время, на которое чародей мог поддерживать максимальную концентрацию, ну и в-третьих, браслет показывал в реальном времени количество энергии, которая оставалась у заклинателя в реальном времени.
Волшебник осторожно потёр браслет пальцем и пробежал глазами по сообщению, которое прислал знакомый орк.
Оно гласило:

Орс, выбирайся из Даларана и дуй в Огриммар, там сейчас собирается компания в гости к Ониксии. Жду.
Гар.

Несколько незаметных пассов руками и маг шагнул в портал. Сочные оранжевые краски Калимдора, после тусклых цветов Нордскола, ослепили Орсона на несколько секунд. Когда он снова привык к этому цвету, то понял, что оказался в центре самого оживлённого города Орды. На улицах толкался народ. Отрёкшиеся, эльфы крови, тролли, орки, таурены — все куда-то спешили, все куда-то брели. Маг ещё сильнее натянул капюшон и быстрым шагом направился в сторону местного аукциона.

Уже на полпути к зданию он увидел команду. Девять искателей приключений. Гар как всегда возвышался над компанией, солнце играло бликами на его доспехах. Маг лишь покачал головой и улыбнулся. Всей грубой отправились к распорядителю полётов.

Орсон всю дорогу молчал, в то время как остальные перекидывались репликами, смеялись и вообще оживлённо беседовали.

Ну не было у мага настроения, хоть убейте. Кстати об убийствах… после короткого перелёта отряд вошёл в пещеру, где обитала Ониксия — древний дракон, которую почему-то не любили. Для Орса это было загадкой. У него была своя философия. Сколько было тех, кто достоин жизни, но сейчас гниёт в земле? Сколько живо тех, кому давно пора стать кормом червей? Никто не сможет ответить на этот вопрос. Больше всего мага бесила именно такая несправедливость.

Пока толпа с гиканьем и улюлюканьем расправлялась с драконидами, маг лишь лениво метал в противника то один, то другой огненные шары, всё время разных размеров. Гару было не до друга — приходилось принимать на себя все удары, и следить, чтобы супостаты не осерчали совсем и не сорвались товарищей. Уж очень часто противник хочет полакомиться нежным мясцом лекарей и магов, которых защищали лишь робы. Бесспорно, определённым запасом прочности одежка обладала, однако против когтей да зубов — не говоря уже о мечах, стрелах и прочем оружии — выглядела неубедительно. Собственно «детский сад», как определил это занятие Орс, продолжался недолго. Уже в глубине пещеры пришлось вести себя осторожнее. Из бокового тоннеля наперерез отряду бросился молодой драконид. Гар уже хотел махнуть топором да и рассечь тварь надвое, как она свалилась на пол, да больше и не вставала. Тоннель запестрел робами и доспехами. Через минуту из него выбрался второй отряд, и только сейчас маг понял, что поход в гости был рассчитан на большее количество персон. Вот теперь то и пошла лафа. Ибо Орсон начал откровенно халявить. Затерявшись в толпе — двадцать пять искателей приключений в подземелье, это, извините, толпа — маг погрузился в свои невесёлые мысли.

Со стен капала вода. Капельки скатывались по ткани мантии, безуспешно пытаясь её намочить. Но портные знали толк в своём деле — или Орс сам постарался — ткань намокать отказывалась. Маг плотнее натянул капюшон. В большой компании ему всегда было не по себе. Ну и внешний вид его не особо располагал к общению. Как с противоположным полом — люди его вообще не терпели, а эльфийки косо посматривали, и поддерживать разговор не спешили — так и с товарищами по отряду.

Маг не принадлежал ни к одной из гильдий, которые сражались на просторах Нордскола. Почему? Об этом поговорим позже. Орсон не настроен был сейчас погружаться в размышления на эту тему. А проникнуть в мысли мага — если только вы не более сильный маг — практически невозможно.

- А вот и наша цыпочка. — азартно хлопнул себя по ноге эльф-охотник, размахивая карабином. — Как всегда горячая.

Орс неприязненно посмотрел на него, отходя в сторону. Конечно, гномы, дварфы и гоблины преуспели в технологиях. И многие искатели приключений взяли на вооружение — в прямом смысле — достижения техники. Была, конечно, другая часть, которая в технику не верила и относилась к ней с настороженностью. Но их было существенно меньше. Орсон относился ко второй половине, так что старался от технологий держаться подальше. Магия. Она не может дать осечку. Она всегда спасёт. Главное научиться понимать, научиться использовать её. И тогда ты будешь готов ко многому. Но… это уже рассуждения мага. Донельзя предвзятые.

Огромный зал. Огромный дракон. Вообще, к Ониксии он не ходил ни разу. На его счету были походы в Некроситет, сражение в Чёрном Храме, штурм Цитадели Бурь. Он уже убивал драконов в Рубиновом и Обсидиановом святилищах. Не стоит упоминать о неоднократных боях в Ледяной Короне. Однако здесь он был впервые. Всё вокруг — пропитано энергией. Это не ласковая и тёплая энергия Даларана. Необузданный, безумный кураж. Огонь. Но Орс не был поклонником этой стихии. Слишком грубая, разрушающая, уничтожающая всё на своём пути. Действенно. Эффективно. Но не для Орсона. Лишь тайная магия могла питать его. Лишь она помогала сохранять более или менее человеческое обличье. Ведь без неё… без неё маг превратился бы в ходячего скелета.

Сразу видно, кто из коллег по цеху доволен этим. Ещё две фигуры в таких же мантиях как у Орса стояли ближе к дракону. Уже без перчаток, готовые скинуть капюшоны и дать возможность вырваться на свободу стихии, которой они поклоняются. Что ж… у всех свои вкусы. Что взять с троллей и эльфов крови?

Команда несётся по рядам. Два воина встают на флангах. Их задача — отвлекать на себя внимание дракона. Они буквально светятся от усиливающих и защитных заклинаний. Улыбки на лицах — или мордах, но это уже к Гару — руки сжимают рукояти мечей. Весь отряд рассыпается залу, образуя полумесяц. Двое магов на концах полумесяца, один в середине. Ещё несколько мгновений и начнётся схватка. Схватка, больше похожая на избиение младенца. Все маги лицемерны, если вы не знали.
Не был исключением и Орсон, который рассуждал о высоких материях, считал глупым, нападения отрядом на дракона, но при этом принимал деятельное участие в «избиении». Не всем же быть бескорыстными героями.

Маг выдохнул, подготовил заклинание и «повесил» на жрицу — кровавую эльфийку, стоявшую недалеко от него — магическую концентрацию. Он надеялся, что это поможет. Ведь всё может выйти из-под контроля.

Команда на «старт» пронеслась над залом. Она была больше похожа на древний клич «бей-убивай!», но все поняли. Мгновенная концентрация. Вены на руках вздуваются. На шее бьётся жилка. Орс выстрелил всем своим арсеналом заклинаний, как только раздалась команда. Он не мог больше сдерживать себя. В зале — форменное светопредставление. На секунду ему показалось, что Ониксия посмотрела ему в глаза. Долгий, в какой-то мере печальный взгляд. От него сразу всё внутри похолодело, а на спине выступил пот. Маг выдержал этот секундный сеанс гипноза и с новой силой принялся за дело. Браслет на руке светился. По нему пробегали цифры и числа, отсчитывая время, когда закончится действие эликсиров и не останется сил для поддержания нужного уровня концентрации.

Десять секунд. Пять. Стоп.

Орсон припал на одно колено. Посмотрел на дракона, который продолжал отбиваться от отчаянных атак искателей приключений. Какой же он мощный. Типичная ошибка многих знакомых магу «стратегов» — недооценка противника. Увы.

Браслет светится красным. Отсчитывает время до того момента, когда можно будет снова сконцентрироваться. Пальцы скрючиваются, создают немыслимые комбинации. Между ладонями проскакивают искры, в то же время вспышки бьют по плотной, практически каменной, коже Ониксии.

Тайная магия. Она не так привередлива, как стихия. Не нужно сплетать потоки энергии, чтобы потом создавать узор заклинания. Это начальный уровень. Те, кто уже давно изучает этот раздел магии, уяснили для себя, что гораздо легче — и быстрее — создавать заготовки. Один раз сплетается узор, а потом впечатывается в память. Именно впечатывается. И в нужный момент просто… выплывает оттуда. По венам, жилам, к пальцам рук. Раз и готово. Звон клинков лился музыкой. Страшной и прекрасной одновременно. Вот от удара мощной когтистой лапы улетел в стену Гар, выкрикивая нечленораздельные ругательства. Дракон повернулся к магам и лекарям, которые в общей суматохе стали в кучу. Глубоко вдохнула Ониксия и выпустила струю огня. Все бросились в разные стороны, лишь два мага не поспешили этого сделать. Орс — потому что в последний момент создал щит маны. Не хотелось терять такую хорошую позицию для атаки. Кровавая эльфийка же, стоявшая рядом, внезапно закрыла себя преградой холода. Орсон ощутил прохладу, исходящую от неё. Неужто ледяной маг? И не на фронте? Не режет глотки Альянсу? Воистину чудеса.

Барьер лопнул, как только последние язычки пламени исчезли. Чародей закашлялся, выплюнув сгусток крови далеко в сторону. Повезло. Но… второго удара он уже не выдержит. А вот эльфийке всё было ни по чём. Теперь уже было понятно, что надо как-то спасать положение. Большая часть отряда уже лежала на полу без сознания. Только воин пытался приманить к себе дракона. А тому было хоть бы хны. Лениво отмахивался от назойливого таурена хвостом.

Браслет вспыхнул зелёным светом. Вновь окрасился в красный и начал свой отсчёт. Маг скрючил пальцы ещё сильнее, полы мантии заколыхались, сквозь перчатки начал пробиваться лиловый свет. Орсон резко сжал кулаки на выдохе, и к Ониксии устрмились чародейские стрелы. Они больше были похожи на какие-то снаряды. Первые три ударили в грудь дракону. Следующие три взорвались от удара в лапы. Последние три… взорвались не хуже бомбы, на секунду скрыв Ониксию от глаз искателей приключений мощной вспышкой. Наверное сплелись с ледяной стрелой и копьём, которые запустила эльфийка. Грохот. Теперь было понятно, что с противником покончено. Туша лежала посреди зала и не двигалась. Бой был окончен.

Орс выдохнул и провёл ладонью по подбородку. Теперь уже точно можно было уходить. Павших, тем временем, приводили в чувство. Дележ трофеев начинался. Маг уже собирался по-тихоньку направиться к выходу, когда услышал жаркий спор гоблина и орка. Заинтересовавшись, мужчина остановился и сделал вид, что поправляет перчатки, сосредоточенно прислушиваясь к разговору.

- А я говорю, этот дракончик должен быть где-то здесь. — гоблин едва ли не брызгал слюной. — И я его заберу. Заберу и продам! Мне обещали огромную сумму на аукционе!
- Ну… тогда надо всё провернуть незаметно. — покачал головой орк, поправляя ружье, висевшее через плечо. — Иначе проблем не оберёмся.

Маг скривился. Наверное в другой раз он бы и ничего не сделал, однако сегодня явно был необычный день. В камнях, практически у выхода из зала, сидел красный дракончик. Он жался к холодному камню, с ужасом в глазах взирая на непонятных существ, убивших его мать. Орсон наклонился и подставил руку, одновременно посылая телепатически сигнал монстрику. Тот мотнул головой, будто хотел выкинуть оттуда нагло влезшее существо, а потом осторожно сделал шаг вперёд, опускаясь на подставленную руку. Он был совсем крошечным, но мага не ввела в заблуждение подобная картинка. С самого детства драконы могут менять размеры своего тела с помощью магии. И если вам удалось найти детёныша дракона, то вырастив его можете получить отличного ездового зверя, который будет служить верой и правдой.

- Стой! — неприятный голос, раздавшийся из-за спины, заставил Орсона оглянуться. — Он мой. Отдай его.

Маг молча смотрел на гоблина, который сжимал в руках кинжалы. Экипировка была добротной, сразу видно — не раз гулял по ледяным пустошам Нордскола. Ничего. И на таких как ты всегда есть проруха. Убийцы закипал, было видно, что он плохо владеет собой. В какой-то момент он не выдержал и ринулся на мага, намереваясь пронзить того кинжалом. Однако Орс щёлкнула пальцами… и стал медленно растворяться в воздухе. Через мгновение его уже нигде не было. Гоблин выругался и опустился на пол, схватившись за голову и разом растеряв весь свой боевой настрой.

Орсон вышел из тоннеля, оказавшись у входа в логово. Заклинание невидимости, один из самых ходовых приёмов в последнее время. Не к добру. Почесав дракончика за острым ушком, чародей провёл ладонью перед собой и шагнул в открывшийся проём, который тут же закрылся.

Через мгновение он уже шагал по Даларану, выискивая взглядом приличное заведение, где можно было пообедать. Дракончик пригрелся на плече мага и с интересом рассматривал окружение. Стоял тёплый полдень, улицы были наводнены посетителями города волшебников. Кто-то хотел купить снадобья и эликсиры, кто-то продавал магические артефакты, за которые платили вдове большую цену, чем в том же Огриммаре. Кто-то просто бездельничал или отдыхал после похода в подземелья. Много было солдат, вернувшихся с фронта в отпуск. Мундиры Орды и Альянса мелькали то тут, то там, однако сторонники противоборствующих фракций вели себя на удивление мирно — Кирин-Тор карал всех участников поединков по все строгости закона. Город стал своеобразным оазисом, в который стекались все наёмники, искатели приключений, и просто предприимчивые личности.
Волшебник вошёл в таверну «У старого алхимика», где жил уже несколько недель. Хозяин, старый алхимик Огил, уже отошедший от дел, кивнул и полез в подсобку — собирать на стол. Через несколько минут они уже сидели за столом, с аппетитом уплетая нехитрые блюда. Дракончик получил здоровенный кусок кабаньего филе и теперь блаженно щурился, сидя рядом с Орсоном.

Остаток дня чародей хотел посвятить праздному безделью, выспаться или прогуляться на рынок магических безделушек. Жизнь была прекрасной, еда вкусной, а пиво свежим. Разве нужно что-то ещё?

Еще на эту тему: