Истории мага: Чародей и глаза

Финальная часть рассказа об Орсоне из цикла Истории Мага. Впрочем, хоть это финал, но еще не конец! Мы еще увидим знакомых персонажах в других частях цикла.

Ты заперт, в вечом царстве зимы.
Где нету сил сделать шаг вперёд.
И вновь, видения войны
Тебя терзают, снова бой зовёт!

Девушка очнулась в тёмном зале, который освещался мертвенно-бледным огнём свечей. Он еле-еле разгонял темноту, чем ещё больше придавал помещению зловещий вид. На полу, вымощенном камнем тёмного цвета, были разложены кости. Разложены в таком порядке, что образовывали вершины пятиконечной звезды. Груды изредка светились зеленоватым пламенем, но оно быстро сходило на нет. Эльфийка лежала на чем-то вроде жертвенного стола, руки и ноги были крепко связаны противной липкой верёвкой. Немного позже до чернокнижницы дошло, что это паутина. Она попыталась создать искорку, чтобы пережечь путы, но… ничего не произошло. Голова болела, и Джилл морщилась, пытаясь вспомнить, что же случилось до того, как она потеряла сознание.

Перед глазами пронеслось лицо умирающего Сломанного Копья, и девушка выругалась, прикрыв глаза. Хотелось поскорее вырваться из этого мрачного места. Через мгновение эльфийка вспомнила, что привел её сюда Орсон. Всё-таки он стал не некромантом, а личом, что ещё хуже. Джилл собрала оставшиеся силы и пережгла путы. Какое же это было удовольствие — размять затёкшие запястья и лодыжки. Девушка спрыгнула со своего «ложа» и только сделала шаг в сторону, как раздался голос. Лича не было видно в помещении, однако чернокнижница готова была поклясться, что он где-то здесь.

- Я не ошибся в тебе, девочка. — такой же знакомый голос, казалось, лился со стен. — Именно такой помощник, как ты, мне нужен. Осваивайся.

- Ты в своём уме?! — чуть ли не закричала Джилл, пытаясь увидеть мага. — Я же не буду тебе ни в чём помогать!

- А разве кто-то тебя спрашивает? — хрипло рассмеялся лич, сбрасывая с себя полог невидимости. — У тебя нет выбора. Либо будешь действовать сама, либо я просто подчиню тебя своей воле. Третьего не дано!

Голос стал угрожающим. Джилл поежилась, пытаясь защититься от взгляда, которым маг изучал её, однако ничего не вышло. Чародей махнул рукой и вышел из зала, оставив чернокнижницу одну. Но она не была бы собой, если бы сидела сложа руки. Для начала эльфийка попыталась вызвать хотя бы бесёнка. Сосредоточилась и мысленно произнесла имя… не вышло. Джилл не унывала и продолжала повторять имя своего слуги. Лишь через несколько минут бесплодных попыток она вынуждена была признать — место обладало защитой от призыва. Положение становилось всё хуже.

Девушка попыталась нашарить под рукавом мантии переговорный браслет, однако исчез и он. Вряд ли можно было ожидать помощи со стороны. Эльфийка сделала попытку улыбнуться и прошептала про себя, что, мол, ещё ничего не кончено.

В зале было прохладно. Ветер с ледяной тундры проникал и сюда, царствовал в помещениях некрополя. Мертвых он не беспокоил, а живые, забредавшие сюда, вскоре присоединялись к армии мертвецов. Джилл поежилась, поплотнее закуталась в мантию и направилась к двери. Если лич оставил её в живых, значит она ему нужна. Что же… придётся ему и от своих созданий защитить узницу. Девушка толкнула дверь, осторожно выглянула в коридор, и вышла из зала, стараясь лишний раз не шуметь. В воздухе висел противный туман, отдававший запахом разложения. Из комнаты напротив, с такой же массивной дверью, доносилось бормотание, по которому всегда можно было различить зомби. Чернокнижница поморщилась и постаралась как можно скорее прошмыгнуть мимо источника звука. Пройдя по коридору ещё немного, она остановилась. Здесь начиналась лестница, ведущая куда-то наверх. И лишь только она опустила ногу на первую ступеньку, как некрополь содрогнулся.

* * *

Четыре виверны опустились на плоскую крышу упавшего некрополя и сразу же взмыли в воздух, лишь только всадники спрыгнули из седел. К прилетевшим тут же бросились скелеты. Закованные в броню, с оружием в руках и горящими магическим огнём глазницами. Это были славные воины, которых поработил лич. Они сохранили все свои боевые навыки и были достаточно опасными противниками, если бы не…

Паладин поднял вверх молот и на выдохе тяжело опустил его на каменные плиты. Вспышка света буквально смела всех скелетов, испепелила, оставила лежать на крыше. Оружие сиротливо валялось в стороне. Воин одобрительно похлопал по плечу товарища и двинулся к люку, который вёл на лестницу, во внутренние покои. За паладином и воином шли две фигуры в мантиях, на ходу сплетая сеть из защитных заклинаний.

Люк был вырван, что называется, с мясом. Первым внутрь проскользнул паладин, выставив вперёд слабо светящийся молот. За ним двинулся один из волшебников, готовясь прикрыть товарища. Пусто. Лестница, ведущая на нижние ярусы, оканчивалась тупиком. Точнее закрытой дверью, из-за которой доносилось бурчание. Паладин с магом переглянулись и повернулись к воину, который лениво поигрывал топором. Тот с ходу понял намёк, оскалился и начал отступать назад.

- Ну всё…. теперь главное под этого кодо не попасть. — скрипящим шепотом произнёс один из магов, вжимаясь в стену. — Хана этому некрополю.

Воин же отошёл на приличное расстояние, надвинул забрало шлема и, с древним боевым кличем «Грабь, насилуй, убивай!», рванулся вперёд. Пронёсся мимо вжавшихся в стены товарищей и… разнёс дверь ударом плеча, попутно отбросив к противоположной стене несколько зомби. В образовавшийся проём тут же прыгнул волшебник, на ходу выпуская сразу несколько заклинаний, которые порвали нежить на кусочки.

Быстро сведя на нет нежить в коридоре, товарищи начали заглядывать в комнаты, что-то сосредоточенно выискивая. В одной из комнат им пришлось сражаться с жутким, сшитым из кусков разных тел, созданием. Большое, неповоротливое, оно никак не могло угнаться за проворным воином, который кромсал плоть, работая топорами, как мельница. В конце концов, основательно подпорченное создание рухнуло на каменный пол, источая жуткое зловоние.

Вскоре небольшой отряд очутился около очередной лестницы, ведущий ниже. Дверь была не заперта, что уже заставило задуматься. Их как будто приглашали войти. Настойчиво приглашали. Один из магов дотронулся рукой в перчатке до своего лба и исчез. Товарищи с пониманием переглянулись и отошли в сторону от лестницы, пользуясь возможностью отдохнуть. Минут пять из-за двери не доносилось не звука, а потом раздался жуткий вой, тут же сошедший на нет. Ещё через минуту вернулся маг. Рукав его мантии был прилично забрызган чёрной кровью.

- Демонова туча мертвяков. — констатировал тот, всё тем же скрипящим шепотом. — Прорвёмся, но потеряем много времени.

- Это мы ещё посмотрим! — заявил воин, вытаскивая из рюкзака несколько бутылок, наполненных резко пахнувшей жидкостью. — Значит так: мы со светлым идём вперёд, устраиваем там фейерверк, а вы идёт следом. Если не будем тормозить — удачно проскочим, и никто нас не остановит! Вопросы?!

Как ни странно, вопросов ни у кого не возникло. Воин напрягся, раскрутил одну из бутылок и, кивнув головой, метнул её в приоткрывшуюся щель. Раздался звон, а потом всё тот же дикий вой, который товарищи слышали несколько секунд назад. Один из магов резко рванул дверь на себя, закрывая её, так как из проёма повеяло таким жаром, что невозможно было стерпеть. Как только вой затих, товарищи бросились внутрь. Несчастную дверь воин буквально вынес с петель богатырским ударом плеча. Незавидна судьба — уцелевших — дверей в логове лича. Неблагодарное занятие, прямо скажем.

По залу разносился хруст ломавшихся костей, вой мертвецов, которые категорически не хотели возвращаться во тьму, откуда пришли. Однако это не могло остановить товарищей, который упрямо рвались к своей цели. А цель, по прикидкам, находилась уже за следующей дверью. Оставалось только набраться терпения и расчистить себе путь. Взрывающееся снадобье, которым запасся воин, было только кстати. Мертвые боялись огня, шарахались в стороны, но пламя настигало их везде. На славу поработали алхимики.

Через минуту всё было кончено, а по всему залу дымились ошметки мертвой плоти, тлевшие и испускавшие противный запах. Один из магов подошёл к двери и ударом посоха разнёс её вдребезги, тут же делая шаг в открывшийся проём…

* * *

Джилл так и не поняла, как она очутилась в этом огромном, мрачном зале. Она стояла в середине его, а напротив, у стены, в огромном троне из человеческих костей расположился лич. На его мертвом лице играла безумная улыбка, которая приводила в ужас. Руки сжимали подлокотники, и, будь на них хоть немного кожи, можно было бы увидеть вздутые вены. Лич молчал, но чернокнижнице от этого легче не становилось.

Некрополь то и дело сотрясали ужасающей силы удары. Казалось, что ещё чуть-чуть, и стены обрушатся, погребая под собой всех находившихся внутри. Девушка поневоле вздрагивала при каждом ударе, чуть ли не вжимая голову в плечи. Ей было холодно, пожалуй, как никогда раньше. Тонкая ткань робы не спасала от мертвенного холода, который струился во все стороны, исходя от лича. Наконец, при особо сильно ударе, он резко выпрямился, поднялся с трона и скользнул вниз, не касаясь пола ногами. Ещё более жуткое зрелище. Джилл отпрянула назад, но ткнулась спиной в невидимую преграду. А лич усмехнулся, повернув к ней лицо. Девушка до сих пор не могла поверить, что Орсон превратился в такое существо. Но сомнений быть не могло — слишком уж узнаваемым был голос, манеры, поведение. Чернокнижница старалась не смотреть в лицо личу, который медленно приближался к ней.

- Что такое, девочка? — холодная, как лед, рука скользнула по её щеке и резко повернула Джилл к себе, заставив смотреть в страшные пустые глаза. — Тебе страшно? Это прекрасно. Мы все зависим от страха! Не будь его — не было бы жизни!

Лич убрал руку и поднял её ладонью вверх. Тут же невидимая сила подняла чернокнижницу в воздух. Теперь она висела в нескольких метрах от пола, связанная по рукам и ногам черными верёвками. Пережечь их не получилось бы, девушка чувствовала исходящую от них магическую энергию.

Маг плавно проплыл в сторону и вытащил из-под лохмотьев, которые раньше были мантией, шкатулку. Что-то достал оттуда, приложил к лицу, а потом, на глазах у изумленной Джилл, принял реальный облик. Это был всё тот же Орсон, разве что без капюшона. Вместо изувеченного заклятием, голого черепа, у него было настоящее человеческое лицо. Зелёные глаза, тёмные волосы, нос правильной формы. По меркам людей он мог бы считаться красивым. На вид магу можно было дать лет тридцать.

В другой раз девушка может быть и залюбовалась бы своим товарищем, но явно не сейчас. Сознание ещё хранило в себе то страшное, полностью мертвое лицо. Маг сделал жест, как будто хотел дотянуться до Джилл, и та медленно поплыла в его сторону. Сделать чернокнижница не могла вообще ничего. Лишь только наблюдать, как фигура мага приближается к ней. Его рука скользнула по руке эльфийки и сомкнулась на запястье. Девушка содрогнулась, ощутив непонятную боль, которая как будто наполнила всё её тело. В какой-то момент она услышала шепот мага.

- Ты станешь моей прислужницей. А они… они будут очередной порцией мяса для моей армии. — голос стал отдаляться. — А теперь — отдыхай.

Джилл поняла, что проваливается в пустоту. Лишь в последний момент, да и то, краем глаза, она заметила, как разлетелась на кусочки входная дверь прямо за спиной лича. Кто из неё появился — этого чернокнижница уже не видела. Её глаза закатились, и эльфийка безвольно опустилась на пол, потеряв сознание…

В этот же момент Лич принял свой привычный образ, оборачиваясь в сторону открывшегося прохода. Рука рванулась к Джилл и схватила ту за горло, заслоняясь девушкой, как щитом. Мертвое лицо волшебника смотрело на появившуюся четвёрку, оскалившись своей страшной улыбкой. Один из магов, стоявший ближе всех к личу, скинул с себя капюшон. Тусклый лучик света скользнул по голому черепу, осветил половину лица, выражавшую гнев. Все точки над «i» были расставлены.

- Ты всё-таки пришёл. — проскрежетал лич голосом Орсона, смотря на чародея. — Не думал, что ты решишь спасти дев…

- Заткнись. — грубо приказал маг, резко махнув рукой. Его противник умолк, не в силах выговорить ни слова. — Не догадываешься, зачем я здесь? Идиот. Конечно не догадываешься. У тебя ума на это не хватит.

Лич оскорблённо отпрянул назад, сбив с себя заклинание молчания и теперь сверлил Орсона взглядом пустых глазниц. В этом они были похожи, ни у одного, ни у другого не было настоящих глаз. Чародей положил руку на древко посоха и сделал шаг вперёд, готовый в любой момент отправить в своего противника весь арсенал заклинаний. Но и лич в свою очередь достаточно резво прикрылся безвольно обмякшей в его руках чернокнижницей. Товарищи мага стояли позади него, не смея двинуться. И, если Гар с Эрден физически не могли ничего сделать, то вот Крист… стоп, а где отрекшийся? Тот же, скрытый пологом невидимости, перемещался за спину ничего не подозревающему личу. Можно было начинать делать ставки, кто выйдет победителем из новой схватки.

Орс послал товарищу телепатический сигнал, мол не начинай, пока я не дам отмашку. Всегда оставалась возможность договориться. Даже с волшебником-некромантом, которым и был лич. В другой раз, Орсон бы с огромным удовольствие устроил настоящее магическое побоище, уничтожив не то что самого противника, а даже его остатки, но сейчас, когда за спиной стояли товарищи, да ещё Джилл стала невольным щитом для лича, опрометчиво поступать было просто нельзя.

За спиной некроманта полыхнуло. Кажется, Крист выбрал подходящий момент для нападения. Так, на секунду, показалось Орсу, но в следующий момент стало понятно, что это было лишь наваждением. Отрекшийся не отвечал. Чародей выкинул вперёд руку, но не успел даже выпустить заряд энергии, когда лич бросил Джилл прямо в него. Девушка, всё ещё находившаяся без сознания сбила мага с ног, полностью лишив его концентрации. Время как будто остановилось. Волшебник видел, как с костлявых пальцев некроманта сорвался поток холодного воздуха, тут же сформировавшийся в мощную острую льдину, которая устремилась точно в него. Точнее, в чернокнижницу, которая лежала на нем. Орсону ничего не оставалось, кроме как заслонить эльфийку собой, лихорадочно выстраивая перед собой магический барьер. Почти получилось. Защита с треском лопнула, ледышка раскололась, но несколько длинных её частей пронзили грудь мага, пробив даже плотную магическую ткань мантии. Ударная волна отбросила Орса и Джилл к противоположной стене, солидно приложив об пол. Мужчина поднялся на ноги, казалось, не замечая боли, и послал в противника вспышку. В тот же момент из ниоткуда появился молот, сотканный из ослепительного света, обрушившийся на лича.

Эрден умудрился впечатать некроманта в пол, пробив его магический щит. Кажется, паладина слишком разозлили. Противник не ожидал, что его защиту что-либо сможет пробить, но не растерялся и пустил следующую льдину, от которой паладин успешно увернулся, однако от ледяного шипа, который внезапно вырос из руки некроманта, увернуться не смог. Тяжёлые доспехи он не пробил, но вот быстрое наступлений Эрдена захлебнулось.

Лич уже хотел добить паладина, который как раз приходил в себя, когда на его голову обрушился удар топора. Как ни странно, прикрыться магической защитой некромант не успел, поэтому… даже мертвецы чувствуют боль от холодного оружия. Следующий удар гарантированно оставил лича без возможности к сопротивлению. Эльф тяжело поднялся с колена и, пробормотав несколько строк из молитвенника, который висел у него на поясе, окружил останки некроманта печатью. На случай, если тот попытается ударить в спину.

К стоявшим у бесформенной груды костей подошёл Крист. Он выглядел ужасно — вся одежда была опалена, а сам отрекшийся попахивал паленой плотью. Его огненная глыба срикошетила от магического щита и чуть не убила самого заклинателя. Выругавшись, отрекшийся плюнул на останки лича, убрал меч в ножны и начал отряхивать робу. Молчание затягивалось. Паладин продолжал читать молитву. Его голос становился всё громче, стены отдавали гулким эхом, создавая жуткое ощущение, будто Эрден находится повсюду. Когда же молитва была закончена, полыхнул ослепительно-яркий свет, и от некроманта осталась лишь груда пепла, да та самая шкатулка, которую видела чернокнижница.

Паладин отёр вспотевший лоб и кинул взгляд в сторону Орса… тут же сорвавшись с места. Гар и Крист могли только наблюдать за тем, как их товарищ пытается привести в чувство эльфийку и чародея. До них доносились отборные ругательства, которые странно было слышать от представителя Света…

***

По Даларану шагал мужчина лет тридцати. Темноволосый, зеленоглазый, в красивой — точно новой — мантии, с посохом за спиной. Путь его лежал точно в один из кварталов, который облюбовали для себя представители Орды. На него оборачивались, провожали злыми взглядами, но ничего не предпринимали — запрет на поединки всё ещё действовал, да и маги не собирались его отменять. Отмывать кровь с городских мостовых никому не хотелось. А чародей, тем временем, уже подходил к таверне «У старого алхимика».

Толкнув дверь плечом, волшебник вошёл внутрь и двинулся сразу к стойке, за которой Огил протирал стаканы. Он ничуть не изменился, разве что был более мрачным, чем всегда.

- Чего надо? — хмуро поинтересовался он у посетителя, внимательно рассматривая его. — Не кажется, что заблудился? Тут не ваша территория.

- О нет, дружище, я пришёл куда надо. — рассмеялся мужчина голосом Орсона. — Огил, ты меня не узнал?

Трактиршик потерял дар речи. Лишь через несколько секунд он пришёл в себя и, выйдя из-за стойки, сжал волшебника в объятиях. Орс не появлялся тут всего пару недель, но вся гильдия — и Огил, конечно же — гадали, вернётся он или нет. После памятной встречи с личом чародей провалялся в забытье несколько дней. Но всё это было не так уж и важно. Главное — он наконец-то нашел, что так долго искал. Глаза вернулись к хозяину, вот только…

- …ну и самое паскудное, это то, что я не могу видеть магию. — печально вздохнул Орсон, когда они с Огилом уже сидели за столиком и допивали первую бутыль перегонки. — Так что… — маг сделал неуловимое движение и вновь принял привычный всем облик. Глаза перекочевали в магический мешочек, висевший на груди у чародея. — Не знаю, хорошо это или плохо. Кажется, эта история подошла к концу.

Еще на эту тему: