Истории мага: Арены и сражения

Вашему вниманию предлагается следующая часть из цикла “Истории мага”. Как всегда в комментариях приветствуются конструктивные отзывы.

Полная луна освещала тоскливый пейзаж Зул’Драка. Край, в котором появилась цивилизация Драккари, представлял собой не особо аппетитное зрелище. Мрачная земля, невысокие, но растущие в огромном количестве, деревья перемешиваются с просторами покрытыми снегом. То тут, то там можно заметить поселения троллей. Они небольшие — несколько хаотично построенных деревянных или каменных зданий, изредка окружённые частоколом. Лишь один город может считаться большим — Гундрак. Своеобразная столица для обезумевших Драккари. Любопытное место, если говорить честно. Мощные сторожевые башни хранят покой города. Высокие каменные стены скрывают его от посторонних глаз.

И, хотя многие и бывали внутри, никому ещё не удавалось полностью разрушить Гундрак. Никому не удавалось вырезать население на корню. Ни войскам Орды, ни войскам Альянса, ни искателям приключений и наёмникам, алчных до сокровищ, которые хранятся внутри. Всегда возвращаются Драккари, выбивая оттуда захватчиков. Можно только в ноги поклониться упорству этих безумцев.

Здесь, в Зул’Драке, часто можно встретить любопытнейшие обелиски. Они установлены практически везде: в лесах, в долинах, на берегах рек. Отдельно стоит вспомнить и о зиккуратах, которые возвышаются на ледяных просторах. С большого расстояния можно принять их за холмы, и горе тому беспечному существу, которое рискнёт подобраться поближе. Безжалостные мертвецы всегда готовы полакомиться нежной плотью живых.

Здесь очень много различных водоёмов. Начиная небольшими, едва заметными ручейками и заканчивая насквозь промёрзшими озёрами. Очень часто рядом с ручьями и реками можно встретить деревни троллей. По сути, весь Зул’Драк — один огромный могильник. Могильник цивилизации, в которой ещё теплится частичка жизни. Однако она быстро угасает, и мрачные пейзажи служат прижизненной могильной плитой для Драккари.

Амфитеатр находился неподалеку от Серебряной заставы. Доподлинно было неизвестно, почему солдаты Серебряного Авангарда смирились с таким заведением в близости от своего лагеря, но наталкивало на определённые мысли. Заведовал ареной гоблин, один из самых типичных представителей своей расы. Глаза его вспыхивали всякий раз, когда рядом произносили слова: «прибыль», «деньги», «награда», и прочие в том же роде. Звали гоблина Гаргток. Рядом с ним всегда ошивался прислужник — а по-совместительству ещё и телохранитель — хмурый тролль Водин.

Гаргток как раз пересчитывал очередные доходы от прошлого боя, когда рядом раздался деликатный кашель. Он подскочил от неожиданности, едва не рассыпав золотые и аккуратно повернул голову. Перед хозяином арены стояли двое: непонятная личность, в натянутом чуть ли не до подбородка капюшоне, то ли жрец, то ли маг — разобрать было нельзя — и чернокнижница, с бесёнком. Её гоблин знал — только девчонка согласилась выйти на арену, хотя приглашения рассылались массово. Она пообещала прийти, да ещё привести товарища. Видимо второй и был этим самым товарищем. Гаргток осклабился, уже подсчитывая барыши от будущего предприятия. Ведь солдатам Серебряного Авангарда скучно здесь. Конечно, сражаться во имя великой цели это хорошо и всё такое, но отдыхать-то тоже надо.

- Пришла значит, — довольно потер руки хозяин арены, пристально изучая взглядом парочку. — Отлично. Предлагаю контракт: бой с одним из моих подопечных. Плачу хорошо. Очень хорошо. Если… — гоблин сделал многозначительную паузу и захихикал. — Если в живых останетесь. После боя — пожалуйте к Водину и он вам выдаст обещанные деньги. Идёт?

Чернокнижница кивнула, расписалась на какой-то бумажке, которую подсунул ей Гаргток, и повернулась к магу, который всё это время осматривал амфитеатр. Тронула за локоть, привлекая к себе внимание. Маг повернулся к Джилл и вопросительно посмотрел на неё, стряхивая невидимую пылинку с рукава мантии.

- Слышал? — чернокнижница кивнула на управляющего ареной. — Платит много и сразу по факту. Всё ещё против?

- Не знаю, — пожал плечами маг, ещё раз обводя взглядом площадку, где проходили бои. — Не люблю неожиданности, а этот тип не сказал, кто станет соперником. И вообще… мог заплатить больше, сам-то поди нехилые барыши получает с каждого боя. Гребёт золото лопатой, если быть точным.

- Демонов пессимист. — Джилл тряхнула волосами и отошла в сторону, пообщаться с Водином. — Я скоро.

Волшебник остался в одиночестве и опустился на скамейку, услужливо поданную одним из работников Гаргтока. Арены. Несколько лет назад он сам побывал на арене Награнда, что в Запределье. Ничего не скажешь — много чего нового повидал, один раз даже сам выходил, чтобы потешить публику. Но никакого удовольствия не получил. Ровным счётом никакого.

Деньги платили хорошие, по тому времени особенно, но всё равно — показательные бои на потеху публике чародея не прельщали. Орсон извлёк из кармана папиросу, одолженную у Джейксона, подпалил от огонька, появившегося на подушечке указательного пальца, и выпустил дым, посматривая по сторонам. Зул’Драк всегда был мрачным местечком, и несколько патрулей Драккари, уничтоженные по пути к амфитеатру, были тому подтверждением.

Сумки, висевшие на поясе, сшитые из магическое ткани, цвет которой сильно напоминает грязный лёд, были набиты едой, склянками зелий, свитками и разной мелочью. Волшебник считал эти сумки огромным достижением магов, ткачей, портных. С виду небольшие, больше похожие на кошели, они вмещали в себя множество вещей. Ограничения, конечно, были, да и не получалось полностью уменьшить вес помещённых в сумки предметов… но прогресс-то не стоит на месте. Кто знает, может завтра или через пару лет, получится в кошеле таскать целый корабль? Маг невольно улыбнулся, представив такую картинку. От праздных мыслей его отвлекла Джилл, вернувшаяся после разговора с прислужником. Эльфийка опустилась на скамью рядом с Орсоном и откинулась назад, разметав светлые волосы по спинке. Секунду она молчала, а потом обратилась к чародею.

- Бой назначен на половину третьего, то есть через полчаса. — девушка играла с цепью, на которую посадила бесёнка — маг видел как от тонкой нити исходила энергия — пытаясь скрыть волнение. Меч, перекованный в кузне Гархлада, искрился зачарованием. — Послушай, почему мы не взяли с собой Шаэль? Она ведь, кажется, была готова нам помочь.

- Эм… ну как бы сказать… — внезапно замялся чародей, подбирая выражения. — У неё появились дела. Неотложные. И она не смогла нам помочь. Закрыли тему, в общем. Ты вызовешь стража?

Джилл кивнула, с удивлением смотря на мага. Она-то, конечно, привыкла к вечно ворчащему, но в сущности добродушному Орсону. А вот некоторые другие личности пока ни разу не видели волшебника без капюшона. Лишь иногда он появлялся в обеденном зале с непокрытой головой. И каждый раз тратил уйму энергии, чтобы поддержать иллюзию, скрывающую уродство. Что ни говори, а внешний вид продолжал досаждать магу, который в свою очередь бесился от этого.

Шаэльалэй была жрицей, которую в гильдии любили абсолютно все. За весёлый нрав, задорный звонкий голос и за способность гасить все конфликты одной фразой. Шутливой, но заставляющей устыдиться. Даже на Орсона она действовала успокаивающе. В принципе, маг до конца так и не додумался, почему не захотел звать её с собой. Инси присутствовала при разговоре с Джейксоном и сама предлагала помощь. Но волшебник отказался. Всё это сейчас было не важно, если говорить честно. Чародей уже обдумывал, прикидывал возможные варианты, с кем придётся столкнуться. Гаргток явно захочет потешить зрителей. Потешить так, чтобы те захотели возвращаться снова и снова, покупать билеты, делать ставки, приобретать еду и выпивку. Значит может выпустить на арену такое чудище, которое и магией-то не всегда получится уничтожить. И тут, как бы смешно это ни было, в выигрыше была как раз Джилл. Чернокнижница могла спокойно отдать противника на растерзание стражу скверны, которого научилась вызывать без болезненного ритуала и жертвования своей кровью. Орсону же не оставалось ничего, кроме как полагаться на свой посох с зарядом энергии, да пару магических колец, служивших больше как неприкосновенный запас. Дело дрянь, как ни посмотреть.

- Готовы, мяско? — поинтересовался подошедший Водин. Вечно мрачный, тролль расцветал лишь перед очередным боем на арене. — Хозяин уже рассаживает гостей. Вам бы поторопиться.

- Без тебя знаем, — вяло отмахнулся волшебник, вызвав на лице тролля ещё более широкую улыбку. — Иди давай.

К амфитеатру стекались зрители. Платили деньги, усаживались на места и начинали оживлённо переговариваться, гадая, какой же сюрприз на этот раз устроит им Гаргток. Орсона и Джилл провели ко входу на площадку для боёв, проинструктировали, когда надо выходить на арену, и оставили в одиночестве. Время тянулось, как мёд — медленно, с неохотой — и волшебник поймал себя на мысли, что всё не так уж плохо. Он поправил перчатки, удобнее перевесил на спину посох, чтобы можно было быстро взять его в руки и приготовился. Раздался удар гонга и голос Гаргтока разнёсся над ареной. Чародей поднял голову и направился к выходу. За ним поспешила Джилл, предварительно призвав демона. Шаги создания отдавались гулом в помещении, через которое все бойцы попадали на площадку.

Амфитеатр был гораздо меньше чем пресловутый Серебряный Турнир, на который набивалось столько народу, что не продохнуть. Нет. Этот колизей в миниатюре пользовался популярностью только у ближайшей заставы. И его хозяин честно получал прибыль. Хочешь жить — умей вертеться, иначе никак.

Орсон вышел на камни арены абсолютно не удостоив вниманием собравшихся солдат Авангарда. Его взгляд был прикован к решётке ворот, которые медленно поднимались вверх, дабы выпустить на площадку второго участника. И глухой рык с неприятными оттенками шипения не предвещал ничего хорошего. Удар сотряс решётку, которая поднялась наполовину, заставив солдат взреветь от предвкушения зрелища. Вот они, хвалёные бойцы Авангарда. Во время своей «смены» они сражаются с Плетью, защищают от неё невинных, а потом идут сюда, да и смотрят, как искатели приключений разбираются с очередным созданием. Отлично просто. Маг не считал это зазорным, но некий осадочек в его душе появлялся. Сейчас уже было поздно что-то делать, метаться, отказываться от боя — контракт заключен.

Ворота поднялись до конца, и на арену, роняя ядовитую слизь, которая тут же начинала крошить камень, выполз йормунгар огромных размеров. В несколько раз больше своих собратьев, которые водились в Грозовой Гряде. Донельзя противное на вид создание, больше похожее на ночной кошмар. Эти твари отлично плевались ядом, от которого практически не спасали доспехи — что уж говорить и о мантиях? — и который капитулировал лишь перед сильнейшими антидотами и противоядиями. Червь поднял голову и издал противное рычащее шипение, раскрыв отвратительный рот. Маг скривился, пожалев что вообще согласился на эту авантюру.

Тем временем Джилл не теряла ни секунды. Лишь только монстр выбрался из ворот, девушка приказала демону атаковать. Приказ был ментальным, но маг услышал его. Услышал и поразился, как от него несло гневом, жаждой убивать и рвать на части плоть. Невольно поёжившись, Орсон перевёл взгляд на йормунгара и вскинул посох. Привычно заискрились перчатки, кровь готова была вскипеть, от переполнявшей её энергии. Немой приказ сорвался с уст чародея, и к червя ударило вспышкой. В тот же момент его настиг демон, резко опустив топор. Кровь брызнула во все стороны, а зрители взревели, как будто испугавшись скорого окончания схватки. Однако йормунгар не собирался умирать. Он лишь обиженно зашипел, когда топор вонзился в его плоть, и сомкнул челюсти, намереваясь откусить стражу скверны руку. Будь на месте демона существо из крови и плоти — план бы удался. Но страж лишь с ещё большим остервенением принялся рубить монстра, издав утробный рёв.

Чародей выложился на полную, направив на червя-переростка весь свой арсенал заклинаний. Заклинания вспыхивали, ослепляя йормунгара, однако тот продолжал с остервенением набрасываться на демона. Стражу досталось — одна его рука висела плетью, да и прыти поубавилось. Червь злился. От него исходила мощная аура ненависти. Настолько мощная, что её могли почувствовать даже не сведущие в магии солдаты. Выражалось это в неприятном чувстве дискомфорта, приступах страха и внезапной паники, которые впрочем быстро проходили. Мага же эта аура обжигала, заставляла морщиться и щурить глаза. Как и Джилл. Чернокнижница пускала в йормунгара потоки огня, которые лизали крепкий панцирь монстра, причиняли ему боль, ещё сильнее раздражали.

Червь зашипел, ощетинился и… откусил демону голову. Тело замерло на месте, а потом упало на камни, превратившись в горстку пепла. Монстр удовлетворённо заурчал и плюнул кислотой в Орсона. Чародей не успел отскочить в сторону, и весь заряд пришёлся точно в цель. Мантия начала дымиться, щеку обожгло, а заклинание, которое он пустил в йормунгара — рассыпалось. Волшебник заскрипел зубами и упал на одно колено, пытаясь совладать с ноющей болью, которая набирала силу. В голове помутилось, и ему пришлось приложить нечеловеческие усилия, чтобы не потерять сознание. Даже такому как он, потерявшему глаза и добрую половину плоти на голове, было больнее, чем всегда.

Джилл с ужасом в глазах смотрела на силуэт мага, от которого поднимался не то пар, не то дым. Между ладонями чернокнижницы пробежало пламя и устремилось к монстру, зигзагом виляя по камню. Червь развернулся к девушке и ринулся в её сторону, готовясь сомкнуть клыки. В этот момент Орсон выпустил в йормунгара энергетический заряд. Выискивать в памяти — пусть это и занимало доли секунды — узор магической вспышки было слишком долго. Сгусток чистой энергии ударил червя в спину — если такую можно было отыскать — и взорвался не хуже настоящей бомбы. Над ареной раздалось шипение, полное боли и ненависти. Маг не терял ни секунду и запустил следующий заряд, моля удачу, чтобы удар вновь был мощным. Увы, такого чуда не случилось. Но отвлечь внимание от эльфийки получилось. Монстр обернулся на половине пути и плюнул ядом.

Волшебник откатился в сторону, с облегчением ощущая, как боль уходит. Мантия уже не дымилась, однако яд проник в тело, это было ясно без осмотра лекарем. Заряд энергии в посохе подходил к концу. Пришлось закинуть бесполезную теперь палку за спину и подниматься на ноги, надеясь только на заряды колец.

Орсон метнул в червя одну за другой три вспышки, прежде чем тварь настигла его. Йормунгар приготовился к прыжку, раскрыл рот и уже рванулся вперёд, когда маг выпустил в него очередной энергетический заряд. Сгусток ударил точно в оскаленную пасть монстра и разорвался, причинив ему адскую боль. Червь на мгновение замер, а потом ударом хвоста отбросил волшебника к стене арены. Ещё секунда, и уродливые челюсти твари готовы были сомкнуться на туловище чародея, когда яркий мертвенно-зелёный свет окутал её. Казалось, что червь светится изнутри. Шипение пронеслось над ареной, а потом смолкло. Монстр был мёртв. Зрители взревели. Кто-то радовался удачной ставке, кто-то наоборот, сетовал на проигрыш.

Вот только «гладиаторам» было не до солдат Авангарда. Орсон с трудом поднялся с каменной кладки, поморщился и начал отряхиваться, стараясь не выказать ни намёка на боль. Джилл тоже еле держалась на ногах. Она потратила практически всю энергию, и теперь ей необходимы были еда, вода и продолжительный отдых.

Парочка удалилась с площадки через тот же проход, по которому и пришли. Внутри их встретил Водин. Удивительно, однако тролль не сказал ни единого слова. Лишь подхватил обессилевшую эльфийку под руку и повёл к выходу. Маг шел сам, однако с каждым шагом боль возвращалась, заставляя его морщиться и ругаться сквозь зубы. Телохранитель вел победителей по коридору, пока они не очутились у массивной двери. Водин толкнул её, вошёл в комнату и помог чернокнижнице опуститься на топчан, застеленный шерстяным одеялом. Девушка сразу же откинулась на мягкую постель и прикрыла глаза. То ли уснула, то ли приходила в себя.

Маг прислонился к стене, сверля тролля взглядом из-под капюшона. Тот кивнул, вытащил из за пазухи кошелёк, набитый монетами, положил его на стол и вышел, оставив победителей одних. Волшебник выдохнул и сел на грубо сколоченный табурет, вытаскивая из сумки целебное зелье. Яд не нейтрализует, но сил для того чтобы добраться до «Старого алхимика» прибавит. Противное на вкус пойло заставило Орсона скривиться. С трудом поборов тошноту, он допил бутылёк до дна и опустил на стол, переводя взгляд на Джилл. Та всё ещё лежала на топчане, прикрыв глаза и отвернувшись к стене. Чародей забрал кошель с наградой и вновь посмотрел на чернокнижницу.

- Джилл. — позвал волшебник, поднимаясь с табурета и сплетая узор портала. — Джилл. Пойдём.

Девушка приподнялась на топчане, посмотрела на мага мутным взглядом и с трудом спустила ноги на пол. Выглядела она не очень — бледная, с блестящими как при лихорадке глазами — но к порталу подошла сама, не принимая помощи. Орсон покачал головой и шагнул следом за девушкой, взмахом руки закрывая проход. Прошла секунда и он оказался недалеко от «У старого алхимика». Теперь уж можно было и вздохнуть спокойно. Вообще, всё это приключение, которое обернулось не так, как хотелось, можно было считать уроком. «Сначала думай, соизмеряй силы и только потом уже соглашайся на что-то». Волшебник абсолютно не злился на Джилл, ибо сам просчитался и должен был взглянуть на контракт. Безрассудство редко кого доводило до добра.

Эльфийка ожидала его, опираясь о стену. Маг подхватил девушку под руку и направился к таверне, подволакивая правую ногу. Было около четырёх часов по полудни, и обеденный зал был практически пуст. Лишь троица новеньких пила эль в уголке, да Огил как всегда протирал стаканы.

Он поднял взгляд на вошедших и сразу же подошёл к стойке. Волшебник подвёл Джилл к высокому стулу и усадил на него, поворачиваясь к трактирщику. Тот с интересом наблюдал за товарищем, одновременно с этим доставая из-под стойки бутыль с перегонкой. Орсон скривился. Пить ему не хотелось, а вот противоядие не помешало бы. Да и просто отдых. Огил вопросительно посмотрел на мага.

- Вы откуда такие красивые? — поинтересовался он, с тревогой обращая внимание на бледные щёчки эльфийки. — Эй, Орс, не спать.

- В гости ходили, — огрызнулся маг, усаживаясь на стул рядом Джилл. — Дай поесть горячего, а то она в себя прийти не может.

- Сию минуту, — ответил Огил, впрочем не обращая внимания на мрачный тон волшебника. — А тебе чего?

- Противоядия, — Орсон снял перчатки и потянулся к стакану, чтобы наполнить его перегонкой. Всё лучше чем сидеть без дела. — Сильного.

- О! — в глаза отставного алхимика мелькнул интерес и он быстро повернулся к шкафчику, в котором хранил зелья на любой случай. — От чьего яда?

- Йормунгар, — чародей залпом выпил обжигающий напиток и вновь наполнил стакан. — Бес знает на кого похожий. Таких больших ещё не встречал.

- Гаргтока, что ли, зверушка? — трактирщик смешивал в пивной кружке зелья, не оборачиваясь к собеседнику, но Орс готов был поклясться, что тот улыбается. — Он мне говорил, месяца два назад, что поймал большого червя. Хвастался, что теперь зрители будут довольны. И расчитывал что какие-нибудь идиоты согласятся на бой, не прочитав контракта.

- Или идиотки, — маг посмотрел на Джилл, которая маленькими глотками пила горячий чай, поданный Огилом. Белизна сошла с её лица, но девушка всё ещё выглядела уставшей. Видимо ни разу до этого она не тратила столько сил. — Ладно. Давай своё зелье. Я потом на обед спущусь, расскажу что и как, — Орсон прекрасно знал, как любит трактирщик рассказы о приключениях. — Твоё здоровье.

Противоядие оказалось удивительно приятным на вкус. Чародей недоумённо посмотрел на трактирщика, пожал плечами и допил до конца, отставив кружку в сторону. Голова как будто прояснилась, и волшебник с наслаждением потянулся. Неуловимо потянуло в сон, но пока желание не переросло в потребность, неплохо было бы проследить за Джилл. Эльфийка была на удивление молчалива и тиха. Орсон мог бы испугаться, ведь раньше такого за ней не наблюдалось, однако сейчас всё можно было списать на стресс и усталость.

Огил поставил перед девушкой тарелку с горячим супом, и та принялась за еду, так и не проронив ни слова. Маг молчал. Взгляд устремился в стакан с мутной перегонкой. Трактирщик покачал головой и удалился к новичкам, предлагать очередную порцию эля. Что-что, а вот рекламировать свои припасы он умел.

Чародей поднялся со своего места и направился в сторону лестницы на второй этаж, перехватив по пути Огила. Тот как раз возвращался от новичков, что-то прикидывая в уме. Трактирщик поднял на Орсона вопросительный взгляд.

- Присмотри за ней, и когда захочет — проводи до комнаты. — волшебник смотрел на товарища из-под капюшона. Но старый Огил давно научился читать взгляд мага даже не видя выражения лица. — Ладно? — трактирщик кивнул. — Ну и славно. А меня ждёт крепкий и здоровый сон.

Еще на эту тему: