Вершина Кунь-Лай: Великая Стена и вкусное зажигательное пиво

Обеспечив безопасность караванных перевозок, поддержав поток дурманящей кафы и разобравшись со скользкими троллями, я направил свои стопы к Великой Стене. Поселок, расположенный у стены, оказался разрушенным, а черная земля с белым пламенем красноречиво говорила, что виной всему Ша. Внутри башни меня ждал Мастер Шадо Чун и несколько последних защитников этого бастиона.

Количество ненависти, генерируемой Шадо Чуном, зашкаливало за все немыслимые пределы: им не прислали подкрепление из Монастыря Шадо-Пан. А, так как я оказался первым попавшимся чужаком, виноватым стал тоже. На деревню Убежище Огненной Ветви напали яунголы, но пока пандарены разбирались, что ими руководят Ша, от ветхих построек не осталось и следа.

Пандарены, вроде как, теперь наши союзники. Глупо разбрасываться халявной военной и рабочей силой. Приходится помочь им. Убиваем яунголов, зараженных ша. Благодаря поддержке НПС можно валить целые паки из 6-7 мобов.

Спасаем выживших жителей деревни. У каждого свои тараканы. Например, Цзинь Теплый Бочонок отказывается расставаться с “семейным достоянием” — пивом. При этом проливает его на землю в лютых количествах.

Бригада неудачников в сборе.

Убиваем ша по просьбе Шадо Чуна, который желает побольше узнать о сущности этих тварей.

Ша

Поняв принцип, по которому ша управляют яунголами, он решает разобраться с их лидером и завершить вторжение. Лидер — хан Кобай, одержим злобной яростью и спасти его может только живительное умервщление.

Заманиваем Кобая в ловушку и забираем его маску — источник ярости.

А затем убиваем выползшее из глубин души ша Злобная ярость. Забавные “спецэффекты”, правда?

Когда основные проблемы улажены, мы отправляемся в Зимнее Цветение — лагерь и крепость в одном лице на границе с Танлунскими степями.

Раскинувшийся на крутых склонах холма напротив ворот в Великой стене, этот лагерь даже без укреплений представляет серьезную проблему для осаждающих.

Колоссальное оружие массового поражения — скорострельные бочки угрожают каждому врагу, решившемуся напасть на Зимнее Цветение.

А врагов, увы, хватает. Яунголы Танлунских степей, покинув свои теплые и плодородные низины, словно сумасшедшие рвутся на холодные склоны Вершины Кунь-Лай.

Вот и к нашему прибытию бой с нападающими только что закончился. Шадо-паны отбили нападение, завалив площадку перед стеной сотнями трупов, но и сами понесли потери.

Уничтожаем падальщиков, оскверняющих память павших воинов и разносящих заразу. Не такой участи заслуживают мастера боя, уложившие вокруг себя целые толпы врагов.

Упокаиваем духи трех лучших шадо-панов, пожертвоваших своими жизнями ради обороны этого рубежа.


Как бы хорошо ни сражались пандарены, яунголы берут числом. Их атаки постоянны, в их распоряжении катапульты и зажигательная смесь.

Только мы успели похоронить погибших, как начинается новый бой.

Более того, приходят тревожные сведения, что стена оказалась захвачена. Обстреливая позиции в Зимнем Цветении с высоты стены, яунголы получат преимущество и легко нашпигуют пухлые тушки пандаренов стальными стрелами. Летим на стену!

Да, так и есть. Из защитников стены осталось лишь двое: Суна Беззвучный удар, что прячется в незаметности, и флегматичный Лао-Чинь Стальное брюхо, медитирующий, невзирая на опасность.

Вперед! Убиваем яунголов-лучников.

Благословение Духа Быка + могучий пинок — и копытные оправляются немножко полетать со стены.

Собираем гремучую огненную смесь, которую используют яунголы. Все технологии врага — на наше благо!

Вот они — земли врага в Танлунских степях.

Возвращаемся к Лао-Чиню и Суне. Они явно придумали хитрый план, и нам пора возвращаться на исходную позицию.

Ага, Лао-Чинь завершил свою смесь и готов ее использовать.

Да, вы правильно поняли!

Запускаем взрыв-бочонок в яунголов…

Сеем хаос и разрушение…

А армии все подступают и подступают.

Приходит время финальной битвы, которую нам, конечно, не показывают. Но судя по сообщениям-плейсхолдерам, которые появляются на экране, она будет ОЧЕНЬ КРУТОЙ.

Когда коварная плейсхолдерная дымка рассеивается, нам достается вожак яунголов — Гун Да. У него есть руки и голова, но нет тела. Сет еще не готов? =)

После совместной атаки всех сил шадо-пана Зимнего Цветения Гун Да повержен.

Бань Медвежье сердце просит выяснить, что случилось в Монастыре Шадо-Пан, который забыл о своих обязанностях и не прислал подкрепление. А Суна Беззвучный удар хочет узнать о судьбе своего мужа в Танлунских степях.

В Шадо-Пан так в Шадо-Пан. Бань едет к контрольной точке на восхитительно красивом тигре. Или это барс?

А затем мы улетаем на воздушном шаре…

Скалы Кунь-Лая — опасное место. Особенно когда рядом голодный йетти.

Прослушав краткую лекцию о том, что ша — это плохо, а шадо-пан хорошо, сдобренную намеками на вину в происходящем Орды и Альянса, мы приземляемся у Монастыря.

Похоже, что монахи превратились в хиккикомори и не пускают никого, даже груммелей, традиционно поставляющих им еду, напитки, кафу и курительные смеси.

По просьбе Баня мы требуем у стражника впустить нас в Монастырь Шадо-Пан…

И получаем отказ в грубой форме…

В очень грубой форме.

Как страшно жить!

А затем… Ну в общем, все =) Затем нужно сдать квест Баня Баню же, но тот Бань, который нам нужен находится в другой фазе фейзинга и глазами не виден. Такие дела. Нужно ждать патча. А пока можно заглянуть в Танлунские степи и выяснить, что там с Суной Беззвучный удар и ее мужем.

Продолжение следует…

Еще на эту тему: